На самом деле совершенно невозможно перечислить все сделанное Сергеем Юрским

Коллекция. Караван историйРепортаж

Сергей Юрский: «Думаю, что мне надо было еще смелее заниматься своим делом и не идти в общем строю»

Анастасия Костюкович

Директор школы для беспризорников в «Республике ШКИД», Остап Бендер в экранизации «Золотого теленка» и дядя Митя в комедии «Любовь и голуби» — эти роли первыми всплывают в памяти в связи с именем легендарного советского актера Сергея Юрского. Хотя на самом деле совершенно невозможно перечислить все сделанное им — сыгранное, написанное, поставленное: уж лучше обратиться к энциклопедии. Но цифры и вправду невероятные: 60 лет на театральной сцене и в кино, годы литературной деятельности и без малого 50-летний стаж супружеской жизни...

Фильм «Золотой теленок», где Сергей Юрский блистательно сыграл Остапа Бендера вышел в 1968 году, но долгие десятилетия ему с завидным упорством высылали увесистые папки с пометкой «Лично в руки», внутри которых — бесконечные сценарии под рабочим названием «Остап Бендер. Сорок лет спустя». «И они искренне верят, что я буду ломать эту комедию?!» — негодовал Юрский, отсылая сценарии обратно непрочитанными. И когда в очередной раз журналисты спрашивали его: «Как думаете, а что было бы сегодня с Остапом, доживи он до наших дней?», ответ Юрского неизменно был резок и холоден: «Но он не дожил! Он умер!..» Сергея Юрьевича Юрского не стало в феврале 2019 года. Тем бесценнее оказались наши с ним встречи и разговоры. Когда в первый раз встретились для интервью, негласным условием нашей беседы было «Ни слова про Остапа Бендера!» Сергею Юрскому было что сказать, про что вспомнить, чему удивиться и о чем предостеречь. И настоящая жизнь его была ничуть не менее увлекательной и опасной, чем у вымышленного «великого комбинатора»...

Когда Сергею Юрскому был всего год от роду, его отца репрессировали, осудив «за происхождение»: еще бы — сын священника и дворянки! Отбыв ссылку (пусть не в лагерях, а в Саратове), отец Юрского в 1937-м попал под «малую реабилитацию». Его приняли в партию, и уже в 1943 году он возглавил художественное руководство всей системой цирков СССР. Он искренне верил в идеалы коммунизма и правое дело партии, из которой его, впрочем, исключили уже пять лет спустя...

Сергей Юрский, 60-е годы. Фото: архив Музея театра им. Моссовета

Сын своего отца, Сергей Юрский никогда не поступался своими принципами. Придя в Большой драматический театр к Товстоногову, будучи еще студентом третьего курса театрального института, он сразу сыграл несколько главных ролей, принесших ему раннюю славу. Юрский не побоялся потерять все, когда в какой-то момент решил пойти против режиссерского авторитета и в 1974 году поставить свой спектакль в «его» театре (это был «Мольер» по пьесе Михаила Булгакова). Товстоногов тогда выразился резко и твердо: «Мне нужен хороший Юрский-артист, а не средний Юрский-режиссер». И Сергей Юрьевич ушел из театра. Ушел в никуда...

Еще в 1967 году Юрский получил звание заслуженного артиста, а вскоре сыграл роль Остапа Бендера в «Золотом теленке», принесшую ему всесоюзную славу и непреходящую любовь зрителя. Но это не помешало ленинградским партийцам уже в конце 1970-х буквально травить вольнодумного Юрского. За что? Встречался с опальным автором Солженицыным, писал честные отзывы о поездке в Прагу, в которую уже входили советские танки... На какое-то время Юрскому фактически был закрыт путь на телевидение, радио, на съемочные площадки «Ленфильма».

И тогда Сергей Юрьевич уехал в Москву, в 43 года начав жизнь с чистого листа. Будучи не без оговорок принятым в Театр имени Моссовета, он все же реализует здесь свою мечту о режиссуре. Играет сам и ставит спектакли на сцене театра «Школа современной пьесы». И все реже снимается в кино, не чаще двух-трех фильмов в год. В 1979-м он блестяще исполнит небольшую по масштабам своей актерской величины, но огромную по вложенному в нее таланту роль врача Груздева в многосерийном телефильме «Место встречи изменить нельзя». И выйдет на новый виток всенародной любви, сыграв, пожалуй, максимально далекий от себя самого персонаж — дядю Митю в комедии «Любовь и голуби», где снимался со своей женой, актрисой Натальей Теняковой.

Будучи человеком исключительно чуждым дешевой популярности и легких дорог, Юрский создает свой уникальный Театр одного актера, становится чтецом литературных произведений и сам начинает писать. Его повесть «Чернов», написанная в середине семидесятых, 20 лет спустя становится литературной основой для режиссерского дебюта Юрского в кино с трагикомедией «Чернов/Chernov». И это тоже был Поступок — в начале девяностых так смело говорить с большого экрана о самых мрачных и пугающих сторонах жизни советского человека, своей жизни...

Сергей Юрский и Нина Дробышева в спектакле «Похороны в Калифорнии», Театр имени Моссовета, 1982 год. Фото: архив Музея театра им. Моссовета

— Сергей Юрьевич, вы ведь обрели всенародную любовь именно благодаря ярким киноролям. Почему же с годами все реже снимаетесь в кино?

— Причина проста: с кинематографом я расстался. И порядком разочаровался — как я в нем, так и он во мне. И хотя изредка снимаюсь, но уже не рассматриваю кино как профессию. И есть ощущение, что с сегодняшним зрителем мы можем оказаться просто незнакомыми. Можем друг друга даже не узнать. Может быть, кто-то вспомнит, что актер этот играл Остапа Бендера в «Золотом теленке» Швейцера, но в постаревшем человеке с трудом узнает его. Может быть, кто-то вспомнит, что этот же актер играл в картинах «Место встречи изменить нельзя» и «Любовь и голуби» — но там я был в гриме, и меня опять же могут и не узнать, и не вспомнить. Последняя на сегодня моя работа в кино — роль Сталина, которого я прежде играл в собственной постановке пьесы Иона Друцэ «Вечерний звон».

— Что означает для вас сыграть такой персонаж — понять его? Оправдать?

— Конечно, понять. Не обвинить, не оправдать — понять. Сталин и сталинизм — две вещи разные. Сталинизм существовал и до Сталина, и с его смертью не исчез. Жертвой сталинизма был и сам Сталин, ибо он был слабее его — в этом абсурдный и содержательный парадокс.

— Остается ли в вас что-то от сыгранных вами героев?

— Остается... Особенно если это роль в театре, с которой ты живешь долго. Или как было в старом кинематографе времен «Золотого теленка», который снимался два года. Когда ты долго живешь в этом образе, то что-то прирастает. Не поверхностно, нет! Так, как если, играя Сталина, ты вдруг начинаешь всеми командовать — нет. Или как Бендер становишься пронырливым. Но черты твоих героев или приподнимают тебя, или давят своим несчастьем. Я замечал, что к актерам, играющим бонвиванов, часто прирастает маска. Задача же актера — не дать ей прирасти. Не дать! Иначе ты перестаешь быть творческой личностью.

— Из сыгранных вами ролей, как в театре, так и в кино, какую сегодня вы вспоминаете как самую сложную?

— От цирка я взял привычку работать над ролью определенное количество времени. В цирке надо репетировать каждый день, чтобы выходить вечером и совершать воздушный полет. Или выйти на манеж клоуном так, чтобы две тысячи человек, глядя на тебя, засмеялись... Одной из первых моих постановок в БДТ был «Мольер» по пьесе Михаила Булгакова «Кабала святош». В то время я очень увлекался Мольером и считал его прародителем театра. Я прочел тогда дневники Лагранжа, который записывал за Мольером, и подсчитал: все большие его пьесы имели примерно 40 репетиций. К этому времени я уже много ролей сыграл у Товстоногова, и стал припоминать: оказалось, что и его постановки занимали приблизительно 40 репетиций. Я посмотрел записи Немировича-Данченко — примерно столько же. И я взял себе за правило: 40 репетиций. Роли великие или маленькие — все я укладываю в этот срок. Это по-цирковому!

Сергей Юрский в спектакле «Гедда Габлер», Театр имени Моссовета, 1983 год. Фото: архив Музея театра им. Моссовета

— Говорят, что биография актера состоит не только из сыгранных ролей, но и из тех, от которых он отказался...

— И по этому поводу мне есть что рассказать вам. Я имею один комплимент, который считаю самым высоким в своей жизни. Я получил его в Одессе. Мы играли там спектакль «Железный класс» Альдо Николаи. Самолет прилетел очень поздно, и в театр мы попали за полтора часа до начала спектакля, а это уже очень волнует. И тут ко мне в гримерную начинает рваться какой-то человек. Его не пускают, а он кричит:

— А шо такое! Дайте мне поговорить! Мне надо сказать пару слов!

— Ну, пусть он уже войдет! — раздраженно сказал я.

— Я вас уважаю: дайте пожму вам руки. И знаете, за шо я вас уважаю? Шо вы не снимались в лишних фильмах!

Знаете, для меня это очень высокий комплимент! И, отвечая на ваш вопрос, скажу так: в своей жизни я отказался от всех ролей, кроме тех, которые я сыграл.

— Как вы понимаете, как чувствуете, что играть, а что — нет?

— Видите ли, у нас, жителей страны Советский Союз, был выбор. Он был невелик, потому что все было запрограммировано сверху, — но он был. И выбор профессии, и выбор амплуа. Сейчас вместо выбора есть соблазны. Их великое множество. А любой соблазн — вещь крайне опасная. Потому что «коготок увяз — всей птичке пропасть». Сыграть не ту роль или неудачно сыграть роль — это одно. А заключить контракт на 300-серийный фильм — это другое. Это кусок жизни! И подчинение нехудожественному образу жизни, о котором тем не менее мечтает большинство молодых актеров: «Вот бы попасть в сериал!» Но это не выбор, а соблазн! Эту работу трудно назвать актерством, если человек согласен 300 серий подряд играть эпизод. Это совсем не то, что выходить на сцену театра в маленькой роли, которую ты играешь четыре раза в месяц, и у тебя есть время, чтобы дышать. А если 300 серий снимаются каждый день, то нет времени ни дышать, ни выбирать, ни думать, а только радоваться тому, что ты сюда попал, а не сидишь без работы.

Великий человек был Луис Майер, сказавший, что таланты ему не нужны — звезд он будет делать сам. И доказал это. Мне кажется, изобретенное им понятие «фабрика звезд» — не безобидная вещь, а ужасно агрессивная, уничтожающая профессию актера, подменяющая ее. То, что звезды вышли на лед, на паркет и «Танцы со звездами» — то, на что смотрят люди, — по-моему, это страшно! Может быть, это всего лишь вопрос нашего разного отношения к скольжению? Тогда у меня есть «предложение» сделать следующий большой цикл шоу: «Православная литургия со звездами»! Или самый эффектный, который будет иметь, несомненно, колоссальный зрительский успех: «Полостные операции со звездами». Это был бы фурор!

Сергей Юрский и Юлия Бурыгина в фильме «Республика ШКИД», 1966 год. Фото: «Ленфильм»

Сегодня не удивив публику, не поразив ее чем-то эдаким, зал не удержать. Так что признаюсь вам: я безмерно счастлив, что хотя бы застал то время, когда слово было ценно, было в почете. Когда я читал программу, состоящую из отрывков из «Евгения Онегина» Пушкина, когда читал Зощенко и Булгакова, то приходилось вызывать наряды милиции, чтобы не было толпы, чтобы не сломали дверь. За словом шли! Это было искусство, к которому шли, как за правдой. И это не были запрещенные авторы. Это был «Онегин»! Сейчас уже это миновало, прошло...

— Часто ли вы сегодня вспоминаете о тех советских временах, когда вам выпало познать как славу, так и гонения?

— Я вспоминаю о тех временах лишь тогда, когда об этом спрашивают журналисты. И чтобы реже спрашивали, даже написал несколько повестей о том времени... Хотя сегодня мне уже кажется, что гонения эти были весьма нестрашными. Я же не сидел в тюрьме! Все было похоже на запрет на работу или что-то в этом роде. Да, это было неприятно. Мое состояние тех лет — угнетенное, временами даже испуганное — я выразил в повести «Чернов», а потом и в фильме, снятом по этой повести. После чего я это прошлое из себя изъял. Сейчас я не вспоминаю о том времени и уж никак не живу этим! Теперь меня волнуют совсем другие проблемы. А что было тогда... Давно это уже было. В другом городе, в иной стране. Да и в другой жизни.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Екатерина Дурова: «Гадалка сказала отцу: «Тебя нет. Ты давно умер». Он действительно много раз мог погибнуть» Екатерина Дурова: «Гадалка сказала отцу: «Тебя нет. Ты давно умер». Он действительно много раз мог погибнуть»

Было абсолютно очевидно, Лев Дуров так и остался главным человеком в ее жизни

Коллекция. Караван историй
Народу опиум нипочем Народу опиум нипочем

«Стволы и розы»: ностальгия по 1990-м по-болливудски

Weekend
«Мне смешно читать про хоромы за 130 миллионов. Ира никогда не стремилась к роскоши» «Мне смешно читать про хоромы за 130 миллионов. Ира никогда не стремилась к роскоши»

Пианист Константин Купервейс рассказывает об Ирине Мирошниченко

Коллекция. Караван историй
Крик души Крик души

Истории о людях, которые чересчур эмоционально и громко выражают свои эмоции

Лиза
Наталия Кустинская: Почему Гайдай снял ее с роли в «Кавказской пленнице» Наталия Кустинская: Почему Гайдай снял ее с роли в «Кавказской пленнице»

Наталия Кустинская очень старалась быть образцовой женой

Караван историй
10 неожиданных вопросов к Тане Ткачук из группы «Моя Мишель» 10 неожиданных вопросов к Тане Ткачук из группы «Моя Мишель»

Таня Ткачук вспомнила детство, поделилась мудростью и закончила несколько фраз

VOICE
Детство и юность Людмилы Гурченко. О малоизвестных фактах из жизни великой актрисы рассказывают ее друзья детства Детство и юность Людмилы Гурченко. О малоизвестных фактах из жизни великой актрисы рассказывают ее друзья детства

Бесценные свидетельства тех, кто знал Людмилу Гурченко в детстве и юности

Коллекция. Караван историй
Ида Галич и Олег Горчанин Ида Галич и Олег Горчанин

Кажется, профсоюз Иды Галич и Олега Горчанина подарил нам эффектный мейковер

Собака.ru
Семь составляющих здорового сна: простые и сложные вещи для быстрого засыпания и легкого пробуждения Семь составляющих здорового сна: простые и сложные вещи для быстрого засыпания и легкого пробуждения

Для крепкого сна и приятного пробуждения придется соблюсти немало условий

Караван историй
Нина Русланова: «Когда она узнала, что в «Иване Лапшине» будет играть Миронов, отказалась сниматься» Нина Русланова: «Когда она узнала, что в «Иване Лапшине» будет играть Миронов, отказалась сниматься»

Русланова была великой актрисой, играла все: от высокой трагедии до комедии

Караван историй
Артем Карасев: «Романтика нас обогащает» Артем Карасев: «Романтика нас обогащает»

В новой мелодраме «Красота небесная» Артему Карасеву досталась роль пилота

Лиза
Яхты Яхты

Новая философия жизни на борту за счёт смелых технических решений

Robb Report
Чемпионы по суду: истории российских спортсменов, побеждавших в CAS Чемпионы по суду: истории российских спортсменов, побеждавших в CAS

Истории, когда российские атлеты выигрывали суд в CAS

Forbes
Иммерсивное движение: какие перспективы у трансляций спорта в виртуальной реальности Иммерсивное движение: какие перспективы у трансляций спорта в виртуальной реальности

Как дополненная и виртуальная реальность входят в нашу повседневность

Forbes
Солидная история Солидная история

Как развивался фондовый рынок России на протяжении 30 лет

РБК
Мимо ехали евреи Мимо ехали евреи

«И ясно, что евреи виноваты, осталось только летопись найти»

Дилетант
Гениальная экономия: 4 быстрых способа, как заточить одноразовую бритву Гениальная экономия: 4 быстрых способа, как заточить одноразовую бритву

Как заточить одноразовые бритвы 4 простыми методами

ТехИнсайдер
«Я выбираю показывать свое тело»: история модели Люси Билл, на коже которой постоянно появляются волдыри «Я выбираю показывать свое тело»: история модели Люси Билл, на коже которой постоянно появляются волдыри

Буллезный эпидермолиз — заболевание, которым страдает модель Люси Билл

VOICE
Байки из леса Байки из леса

Самые необычные истории от российских страховщиков

Деньги
5 предметов, которые исчезли из школьной программы. Навсегда ли? 5 предметов, которые исчезли из школьной программы. Навсегда ли?

Возможно, школьные дисциплины времен СССР пригодились бы и сегодня?

Psychologies
Революция в астрономии XX века Революция в астрономии XX века

Виктор Амбарцумян — основоположник теории астрофизики в СССР

Знание – сила
Война Алой и Белой розы: из истории термина Война Алой и Белой розы: из истории термина

Как сцена из пьесы стала страницей английской истории

Знание – сила
Как организовать пространство в комнате школьника: 5 советов Как организовать пространство в комнате школьника: 5 советов

Как сделать так, чтобы в детской был порядок, и чтобы ребенок поддерживал его?

VOICE
«С женщинами мне как-то проще» «С женщинами мне как-то проще»

Дарья Савельева о своих ролях в двух ярких дебютах 2023 года

Weekend
Техника для мойки окон: какой бывает и чем отличается Техника для мойки окон: какой бывает и чем отличается

Можно ли как-то облегчить себе мытье окон?

CHIP
Шоссе энтузиастов Шоссе энтузиастов

Тест-драйв электромобиля «Москвич» по маршруту Москва — Ростов-на-Дону

Цифровой океан
Вся правда о ломбардах Вся правда о ломбардах

7 честных фактов для тех, кому срочно нужны деньги

Лиза
Михаил Евланов: «Актерская профессия трогательная, толстокожим в ней нет места» Михаил Евланов: «Актерская профессия трогательная, толстокожим в ней нет места»

Я искал себя всюду и везде. Когда я работал на заводе, мне приснился вещий сон

Коллекция. Караван историй
Цугцванг: как выбраться из тупика. Советы психологов Цугцванг: как выбраться из тупика. Советы психологов

Цугцванг в жизни: что делать, когда задуманное не совпадает с реальностью

РБК
Гимназия Санкт-Петербургской Академии наук: создание и становление Гимназия Санкт-Петербургской Академии наук: создание и становление

История первой гимназии Санкт-Петербургской Академии наук

Знание – сила
Открыть в приложении