Ведь, задабривая меня, папа объяснял: искусство не терпит фальши

Коллекция. Караван историйРепортаж

Елена Морозова: «Тогда Паша Каплевич сказал Виктюку: «Бери, она точно твоя»

Беседовала Вера Волгина

Фото: Владимир Майоров/из архива Е. Морозовой

«На следующий день я пробормотала на вахте, что журналист, и прошла прямо в кабинет к Виктюку: «Здрасте, Роман Григорьевич, я ваша актриса! — Он немножко напрягся. — Вы меня не бойтесь, я нормальная. Училась в Школе-студии. А вчера посмотрела ваш спектакль. Давайте, я вам почитаю...» Прочитала монолог Федры на французском и на русском. Продекламировала басню Крылова — с падением с дивана. Встала в «березку» — надо же и физическую форму продемонстрировать. После чего выдохнула: «Все! Я ваша актриса, помните об этом!» И ушла».

— В девятом классе к нам пришла Агриппина, и я тут же ее невзлюбила. Села позади, стала дергать за волосы, советовала перейти в другую школу. Мы даже чуть не подрались. Я ж была хулиганкой, звездой. А тут вдруг явилась такая же рыжая... С которой мы стали лучшими подругами.

— Как же это случилось?

— Вечером 1 сентября я вернулась из школы и говорю папе:

— Представляешь, у нас новенькая!

— Кто такая?

— Да коза рыжая — Граня Стеклова.

Он оживился:

— Это же дочка Володи Стеклова. Прекрасная девочка, привет передавай и зови в гости!

Я чуть язык не проглотила от злости: «Ну надо же!»

Граня действительно пришла в школу с дядей Володей. Тогда как раз «Воры в законе» на экраны вышел, и вся школа по нему стонала... А мы ведь реально драться собирались — район на район, только девчонки. Пока готовились, я решила передать привет от отца.

— Дядя Боря твой отец? — удивилась она.

Оказывается, они были знакомы.

— Он меня в гости звал. И что, дура, мы драться будем? Меня отец потом убьет.

— И мой — меня.

Так и «пришлось» подружиться. Иногда я даже оставалась у нее ночевать. У Стекловых был видеомагнитофон, до четырех утра мы смотрели с Граней «Возвращение в Эдем» (еще до сериала «Богатые тоже плачут»). А потом в школе у нас кружилась голова от недосыпа.

— Агриппина родилась в семье актеров. Но и ваши родители — творческие люди.

— Да, папа Борис Григорьев — кинорежиссер. В его послужном списке — полтора десятка картин, в том числе детективы «Огарева, 6», «Петровка, 38», «Приступить к ликвидации». Мама Дина Григорьева — диктор Центрального телевидения.

— В доме, наверное, бывали известные люди?

— Очень часто — те, с кем папа учился во ВГИКе (курс был очень мощным): Родион Нахапетов, Жанна Болотова, Жанна Прохоренко. Юлиан Семенов приезжал (они вместе писали сценарии), оператор Игорь Семенович Клебанов. Вхожи в дом были и генералы с Петровки, работавшие на картинах отца консультантами. Ему же интересно было найти в преступлении человеческую историю. А генералы многое видели, многое знали...

Папа родом из Иркутска, поэтому сибирские пельмени у нас были традиционным угощением. Мы садились все вместе, лепили их в большом количестве. И народ от пельменей, как правило, не отказывался. Бывали и случайные сабантуи — жили-то мы на улице Королева, аккурат между Киностудией имени Горького, где работал отец, и телецентром «Останкино», где трудилась мама. Кто-то проезжает мимо: дай загляну к Боре/Дине...

В доме не было традиций аристократичной сервировки с дорогими сервизами и накрахмаленными скатертями. Все по-простому. Но никого это не пугало. Ели супы, не стеснялись. «Голодный?» — «Да». — «А чего тогда торт принес? Чаю хочешь или картошечки жареной поешь?» — «Давай картошечки». К слову, с маминой стороны чаще приходили не коллеги из телецентра, а певцы.

Елена Морозова с мамой Диной Анатольевной и тетей Валерией Анатольевной, 80-е годы. Фото: из архива Е. Морозовой

— Борис Алексеевич ведь и о Гагарине снял фильм — «Так начиналась легенда»?

— Да, готовясь к этой работе, он вышел на маму космонавта № 1, тоже позвал к нам в гости, и они общались на кухне. Анна Тимофеевна была простой женщиной. Но я ее не помню — была маленькой.

— Экзюпери говорил: «Все мы родом из детства». А вы однажды сказали, что все ваши страхи и деформации — из детского мира кино...

— Да, уже в пять лет я получила опыт работы на съемочной площадке, когда папа дал мне эпизод в фильме «Кузнечик». Меня там, правда, и не видно — на первом плане прекрасная Людмила Нильская. В мои же обязанности входило ловить бабочку, привязанную невидимой ниткой к удочке. Человек стоял за кадром и играл со мной этой бабочкой. Я была в восторге: какая сказка! При этом вокруг происходило что-то серьезное, папу моего все слушались. Дома-то было иначе — больше командовала мама.

В общем, все получилось, и вскоре папа сказал: «Ну, теперь будешь играть в «Петровке, 38» — там девочку берут в заложники. С револьвером. Я говорю: «Конечно!» Приезжаем на Студию Горького, а там — такие классные, добрые дядьки. Конфетами угощают, играют со мной. Потом меня гримируют, одевают в костюм. Да еще павильон — как сказочный мир с избушкой. И вдруг меня просят испугаться и заплакать...

Но почему? Зачем? Как ребенок я не могла понять: рядом такие прекрасные люди, я с ними подружилась. Да и револьвер, мне сказали, не стреляет. Я его даже успела подержать. В общем, никак не получалось правдоподобно заплакать в кадре. Отец не выдержал и шлепнул меня на глазах у всех. Было не столь больно, сколько обидно. До сих пор сидящий во мне ребенок не понимает: за что?! Это было в первый и последний раз в жизни, но у папы я больше сниматься не хотела. Другие режиссеры себе этого не позволяли.

— От обиды вы тогда заплакали по-настоящему?

— Конечно. Игорь Семенович Клебанов быстренько снял. И все были довольны — материал получился. Потом папа задобрил меня — и похвалил, и покормил чем-то вкусненьким... К слову, в момент, когда папа меня шлепал, зашла гример из другого павильона. И так удивилась:

— Надо же, что творит Григорьев! Вот родители увидели бы!

Коллега говорит:

— Все намного хуже — это его дочь!

Сейчас-то я это расцениваю как посвящение в искусство, которое всегда проходит через сложности, преодоление, взросление. Ведь, задабривая меня, папа объяснял: искусство не терпит фальши. Это была история про труд и про талант, который нужно все время окучивать, поливать, удобрять, следить, чтобы град — в виде дурных пристрастий — не побил его. Он всю жизнь говорил об этом.

— Но отчего отец так рано решил вас приобщать к кино?

— Он мечтал, чтобы я стала актрисой. И его мечта сбылась. Правда, папа уже ушел в другой мир.

— На площадке с вами работали замечательные Вицин, Пельтцер, Гундарева. Но для вас они, наверное, были дядей Гошей, тетей Таней, тетей Наташей?

— Абсолютно! Прекрасные отношения сложились с Павлом Петровичем Кадочниковым в картине «Проданный смех». Папа всегда учил меня: актеры, режиссеры — это в первую очередь люди. Даже преступник в кино — не обязательно плохой человек. Просто он совершил плохой поступок. Так вот, с Павлом Петровичем мы все время ржали. В одном эпизоде мне нужно было прыгать с довольно высокого холодильника, а Кадочников должен был легонько хлопнуть меня по лбу и сказать нужную фразу. И вот я уже устала прыгать, а он все не говорит и не говорит. Я не выдержала и перед командой «Мотор!» подошла к нему:

— Павел Петрович!.. — хлоп ему по лбу ладонью. — Обязательно скажите: «И не забудьте стереть эту чушь».

Он засмеялся:

— Теперь точно не забуду.

Вся съемочная группа просто ахнула от моей «наглости». Хотя я сделала это без всякой задней мысли.

Прекрасная Наталья Гундарева в этом фильме играла мою маму. Съемки проходили на «Беларусьфильме», и я, второклассница, полгода жила там без родителей и ходила в минскую школу. Потом в Москве по русскому у меня были одни двойки — по-белорусски слова как слышатся, так и пишутся: карова, малако. Да еще вместо мамы рядом — бабушка или какие-то няни. Однажды мне так захотелось тепла, что я непроизвольно прижалась к Наталье Георгиевне. А она вдруг так: «Аккуратнее, у меня ж прическа, разлохматишь все...» Меня это так кольнуло: ой, не мама. И стало больно, обидно...

Добрейшей души человеком была Татьяна Пельтцер, с которой мы снимались в фильме «Руки вверх!». А потрясающий Рамаз Чхиквадзе мог посмешить, сводить нас с бабушкой в ресторан, чтобы угостить вкусной грузинской едой, взять меня во взрослую компанию. Все они были моими учителями.

Екатерина Васильева — вообще чудо! Никогда не забуду, как она Сашку Продана била в кадре, а после команды: «Стоп! Снято!» начинала рыдать и целовать его: «Иди ко мне, мой мальчик, прости меня! Боже, за что мне эта профессия?!» Я была в шоке, не понимала, что происходит.

— А не стеснялись играть девочку-негритенка? В школе ведь дети могли потом и посмеяться?

— Даже не думала об этом. Леонид Нечаев рассказывал мне, что в фильме идет речь о дружбе девочки с мальчиком и о том, что ради дружбы она готова на все.

Я всегда оторвой была. А Леонид Алексеевич как раз такую девочку и искал. С ног сбился — не мог в Минске отыскать. А когда приехал в Москву, папа зазвал его в гости, даже переночевать у нас предлагал: «Заодно на мою дочь посмотришь...» В общем, пока Нечаев ужинал с нами, он все про меня решил: «Утверждаю! Это она!» Достаточно мне было рассказать, как я в школе в очередной раз подралась.

Меня ведь воспитывали двор и бабушка с дедушкой по папиной линии — у них под Тарусой я обычно проводила все лето — с курами, коровами. Они там жили постоянно (деда сослали за длинный язык). Сначала долго колесили по стране: Уфа, Иркутск... Потом там осели. А позже им в самой Тарусе дали квартиру.

Но ровесники меня и там задирали: «А-а, городская приехала!» И устраивали всякие проверки на «вшивость»: «По деревьям лазаешь?» — «Лазаю!» — «За малиной с нами пойдешь?» — «Пойду!» — «А собаку страшную боишься, которая может за задницу схватить?» — «Не боюсь». Все это я проходила. Потом приезжал папа, спрашивал, что я прочитала за прошедшие недели, и всякий раз оказывалось, что ничего. И в Москве я ни в какие кружки не ходила. Родители не записывали, а сама я только классе в шестом созрела до занятий вокалом и конного спорта. Это был уже осознанный выбор.

Елена Морозова и Николай Крюков на съемках фильма «Петровка, 38», 1980 год. Фото: из архива Е. Морозовой

— В качестве «допзанятий» вам наверняка хватало съемок?

— Безусловно. Но в школе меня чморили. Например, для картины Владимира Грамматикова «Руки вверх!» меня довольно коротко постригли. Вернулась со съемок, а на голове — «ежик». И со мной никто не разговаривает. Даже лучшая подруга Катя Караванова. Только на третий день она призналась, что классный руководитель Галина Ивановна сказала детям что-то вроде: «Ну если она у нас такая звезда...» И дети решили объявить мне бойкот.

На самом деле учительница относилась к детям так, как их родители — к ней. То есть если они ходили на собрания и преподносили ей презенты, с их детьми было все хорошо. А мои ни разу не были в школе.

— Вы рано начали зарабатывать, на что же тратили гонорары?

— Ой, это ужас! Родители же все забирали! Пока моя тетя (мамина старшая сестра), жившая с нами, не выговорила им: «Купите наконец ребенку нормальную кровать!»

К слову, судьба тети была необыкновенной. Занимаясь велосипедным спортом, она сломала позвоночник и слегла. В 18 лет! Все врачи говорили, что она с коляски не встанет. А она занималась у Дикуля. Встала и пошла на костылях. Более жизнерадостного человека, да еще с такой силой воли, я в своей жизни больше не встречала. И очень благодарна судьбе, что 70 процентов времени проводила с тетей. Она знала английский, французский, итальянский, испанский, чешский и венгерский языки. Водила машину. Ездила за границу. Преподавала в институте. И крутила романы. Мои свободные французский и английский — конечно, от нее. И не только это.

В общем, я не знаю, куда девались мои гонорары, потому что одежду я донашивала за старшей сестрой Ариной или за детьми маминых подружек. Спала с Ариной или на раскладушке. И вот тетя сказала: «Ну вы, наглые родители! Хватит уже ребенку спать кое-как!..»

Тогда на полученный мною гонорар мне купили кровать. Я была страшна горда: сама заработала! Потом еще и школьную форму приобрели. Оригинальную. Не как у всех...

— У папы вы снялись в нескольких картинах. А мир телевидения вас совсем не привлекал?

— Отчего же? Я и у мамы бывала достаточно часто. И всегда это был трепет: невероятные кордоны, пропуска, прямой эфир... По коридорам бегать нельзя и вообще надо сидеть тихо — в роли наблюдателя. На ЦТ была другая, более холодная, что ли, красота. Дамы все чопорные, с прическами, словно куклы. При этом в буфете «Останкино» продавались фантастические пирожные! Мне кажется, нигде в Союзе таких больше не было! Ну, может быть, еще в Кремлевском дворце съездов, куда меня мама тоже брала, когда вела там правительственные концерты. Там еще можно было поесть маленькие бутербродики с икрой и рыбой. Но они меня меньше прельщали. Вот пирожные — это да!..

Иногда, бывая у мамы в «Останкино», я даже засыпала у нее на кожаном диване. Ну а что? Она ведет программу «Время», папа на съемках, тетя уехала куда-нибудь или на вечерних парах. Деваться-то некуда.

Фото: Юрий Феклистов/«7 Дней»

— Мама не хотела, чтобы вы пошли по ее стопам?

— У нас велись долгие кухонные разговоры, которые периодически повторялись. Думая о моем будущем, родители рассуждали о плюсах и минусах профессий. Но диктор... Это же такие узкие рамки! Никакого творчества! За малейшую оговорку можно было вылететь с ЦТ на время или даже навсегда. Мама таких историй знает множество.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Светлана Моргунова. Примадонна телевидения Светлана Моргунова. Примадонна телевидения

Она никогда не носила корону. У Светланы Моргуновой было много поклонников

Коллекция. Караван историй
«У кого в руках оружие, тот и должен убивать»: как рождается месть «У кого в руках оружие, тот и должен убивать»: как рождается месть

Стали ли мы менее жестокими, чем наши предки? Спорный вопрос

Psychologies
Федор Лавров: «Я охочусь за историями людей, историями становления или разрушения их характеров» Федор Лавров: «Я охочусь за историями людей, историями становления или разрушения их характеров»

Федор Лавров — о том, каково быть ребенком известных родителей

Коллекция. Караван историй
Мозг новорожденных людей развит не хуже, чем у других приматов Мозг новорожденных людей развит не хуже, чем у других приматов

Мозг новорожденных людей развит не хуже, чем мозг других приматов

ТехИнсайдер
Лео Бокерия: «Я обожаю само слово «сердце» Лео Бокерия: «Я обожаю само слово «сердце»

Кардиохирург Лео Бокерия — одна из самых легендарных личностей в нашей медицине

Коллекция. Караван историй
Городская легенда Городская легенда

Tank 300 City. Теперь и в ритме мегаполиса

Автопилот
Владимир Меньшов: что осталось за кадром фильмов «Москва слезам не верит» и «Любовь и голуби» Владимир Меньшов: что осталось за кадром фильмов «Москва слезам не верит» и «Любовь и голуби»

И я тоже довольно быстро оказался в изоляции после «Москва слезам не верит»

Караван историй
Ора экзакта Ора экзакта

Электричество бьется в наши сердца и в новом китайском электромобиле

Автопилот
Искушение манящей красотой Искушение манящей красотой

В Ингушетии так много красивых мест, что можно потерять счет дням, изучая их

Отдых в России
«Джеймс Уэбб» получил изображение сверхновой: она похожа на новогодний шар «Джеймс Уэбб» получил изображение сверхновой: она похожа на новогодний шар

Звезда Cas A взорвалась на расстоянии 11 000 световых лет от Земли

ТехИнсайдер
Нестыдный рефлекс: 5 причин, почему сдерживать чихание вредно Нестыдный рефлекс: 5 причин, почему сдерживать чихание вредно

Почему позволять себе свободно чихать — это на здоровье

ТехИнсайдер
У биологов не получилась мышь с крысиным сердцем и сосудами У биологов не получилась мышь с крысиным сердцем и сосудами

Испанские исследователи отработали методику создания химерных мышей

N+1
Отрывок из романа Алисы Ханцис «Кариатиды» Отрывок из романа Алисы Ханцис «Кариатиды»

Глава из романа Алисы Ханцис «Кариатиды»

СНОБ
Как выбрать идеальный свитер и носить его, если тебе за 50: советы стилистов Как выбрать идеальный свитер и носить его, если тебе за 50: советы стилистов

Что нужно учесть, выбирая свитер на холодное время года?

VOICE
Дети Мио Дети Мио

Единственный в России фонд, помогающий мальчикам с миодистрофией Дюшенна

Robb Report
Ольга Погодина: «У меня нет проблем с Вселенной, мы с ней давно договорились» Ольга Погодина: «У меня нет проблем с Вселенной, мы с ней давно договорились»

Несмотря на смутные времена, когда все плохо, все равно нельзя останавливаться

Караван историй
«Секс по дружбе»: 3 шага, которые позволят не пожалеть о решении «Секс по дружбе»: 3 шага, которые позволят не пожалеть о решении

Как сделать «дружбу с привилегиями» комфортной для всех участников

Psychologies
Редактирование оснований ДНК впервые помогло пациентам с семейной гиперхолестеринемией Редактирование оснований ДНК впервые помогло пациентам с семейной гиперхолестеринемией

Исследователи сообщили о первом успехе редактирования оснований ДНК

N+1
Почему ты не спишь? Почему ты не спишь?

Ошибки при организации пространства в спальне, из-за которых ты не высыпаешься

Лиза
Как искусственный интеллект изменит школу в ближайшем будущем: проверять тетради будет не учитель Как искусственный интеллект изменит школу в ближайшем будущем: проверять тетради будет не учитель

В МГПУ разрешили использовать ИИ при подготовке квалификационных работ

ТехИнсайдер
Хичкок на кухне Хичкок на кухне

«Точка кипения»: спин-офф кулинарного триллера

Weekend
Как выбрать и ухаживать за экошубой, чтобы она выглядела Как выбрать и ухаживать за экошубой, чтобы она выглядела

По каким критериям выбирать искусственную шубу и как потом за ней ухаживать?

VOICE
Как научиться понимать творчество Ван Гога. Отрывок из книги искусствоведа Как научиться понимать творчество Ван Гога. Отрывок из книги искусствоведа

Глава из книги искусствоведа Елены Легран «Разгадай код художника»

СНОБ
Актуальная архаика Актуальная архаика

Маяна Насыбуллова: слепки с реальности

Weekend
Сделано набело Сделано набело

Автор проекта Мария Единая преобразила устаревший интерьер

SALON-Interior
Уроки внедорожного мастерства. Крутые спуски и поперечные канавы Уроки внедорожного мастерства. Крутые спуски и поперечные канавы

Поговорим об очень крутых спусках, с которых на первый взгляд нельзя съехать

4x4 Club
Спорная кандидатура: как порнозвезда Чиччолина стала депутатом парламента, и к чему это привело Спорная кандидатура: как порнозвезда Чиччолина стала депутатом парламента, и к чему это привело

Как порнозвезда Чиччолина стала испытанием для политической системы Италии

Правила жизни
Быстрее, выше, сильнее: как связаны спорт и либидо Быстрее, выше, сильнее: как связаны спорт и либидо

Можно ли повысить либидо, занимаясь спортом?

Правила жизни
Дед Мороз с кешбэком Дед Мороз с кешбэком

Как выбрать подарки близким на Новый год и при этом не разориться и не прогадать

Лиза
Как не нарваться на контрафакт. Почему сейчас так важно покупать оригинал Как не нарваться на контрафакт. Почему сейчас так важно покупать оригинал

Эксперты объяснили, чем грозит покупка неоригинальных запчастей

РБК
Открыть в приложении