У меня было неистовое желание стать актрисой

Коллекция. Караван историйЗнаменитости

Агния Кузнецова: "Прекрасное качество — всем нравиться. Я им не обладаю"

Когда вышел фильм "Брат", мне было лет двенадцать. Посмотрела его в первый раз на кассетном видеомагнитофоне. Все было настолько круто, что закричала: "Я буду сниматься у этого режиссера!" И спустя несколько лет, в 2006 году, действительно сыграла у Балабанова, причем в главной роли.

Беседовала Алла Занимонец

Фото: Геворг Маркосян

Агния, какой факт биографии для вас наиболее значимый? О чем хочется рассказать с пометкой «Горжусь»?

— Мне кажется, ничего еще не сделано. Но раз вы спросили, найду то, за что себя нужно похвалить. Редко о таком думаю, а это неправильно. Если бы в Каннах лично я получила какой-нибудь приз, сказала бы об этом. Но на престижном фестивале был награжден дипломом фильм Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь», в котором я снималась. Хотя это был не основной конкурс, но все же огромное событие! Зрители ломились, ни одного свободного места в зале, к русскому кино был большой интерес. Мы со съемочной группой прошлись по дорожке, презентовали фильм, ответили на вопросы французской аудитории. Круто! Мне тогда было всего двадцать два года.

— Кто еще кроме вас ездил?

— Ездили мы, три главные героини — Полина Филоненко, Ольга Шувалова, Агния Кузнецова — и режиссер Валерия Гай Германика. Была еще продюсерская группа, но никого уже не помню.

Я была ошарашена Каннами. По главной улице ездили дорогущие кабриолеты, на набережной Круазет без остановки проходили киновечеринки. Уже с утра кто-нибудь обязательно танцевал на столах. Там ребята умеют хорошо отдохнуть. Мы ходили по ресторанам, и я в первый раз попробовала устрицы.

В России тогда не было разных соцсетей, наш триумф остался незамеченным. Я удивилась тому, что никто практически и не знал об этом.

— Как себя чувствовали на знаменитой красной дорожке?

— Она была синей, потому что мы не попали на открытие фестиваля, а на просмотрах дорожки другого цвета.

— Тем не менее следовало произвести впечатление. Удалось неопытной молодой артистке Кузнецовой правильно подобрать наряд?

— Я приехала почему-то в льняном сарафане ручной работы, расшитом бисером. Девочка из Сибири... Не понимала, на каком уровне оказалась. Ну Канны, и что? В следующем году снова поеду. Наверное, актерам так и нужно думать всегда, быть уверенным в успехе, и тогда он точно придет.

С Полиной Филоненко в фильме «Все умрут, а я останусь». Фото: Vostock Photo

— В этом году вы можете отметить двадцатилетие своей первой кинороли — проститутки в сериале «Даша Васильева. Любительница частного сыска».

— Ничего себе, уже двадцать лет! Это был небольшой эпизод, на который меня устроил мой художественный руководитель в Щукинском театральном институте Юрий Вениаминович Шлыков. Он снимался в одной из серий и договорился насчет меня.

Приехала, сразу провели на грим. В соседнем кресле сидела Лариса Удовиченко. Я поняла, что это актриса, причем очень известная, но имя ее забыла. И смутилась, когда она ко мне обратилась:

— Ой, девочка, ты где-то учишься?

Я говорю:

— В «Щуке», на первом курсе.

— А у кого?

— У Юрия Вениаминовича Шлыкова.

— Ну, привет ему передай.

Я спрашиваю:

— А от кого?

Она засмеялась:

— От Ларисы.

— И не обиделась на вас за дерзость? Как это — не узнать Удовиченко!

— Нет, ей было действительно смешно. Лариса прекрасно воспитанная, деликатная женщина. Ее знала вся страна, а какая-то наивная, простодушная девочка не узнала, оплошала, это же весело. И даже трогательно — я ведь не сделала вид, что конечно же знаю ее имя. Жаль, что у нас не было совместной сцены, я быстро снялась и уехала.

С режиссером Валерией Гай Германикой. Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости

— Агния, отношение к профессии изменилось за эти годы?

— Тогда у меня было неистовое желание стать актрисой. Могла не есть, не пить, не спать, но заниматься только этой работой. С первого раза поступила в Щукинское училище... Прошло двадцать лет, я по-прежнему люблю свою работу, всегда все делаю честно, по максимуму, часто даже чересчур. Могла бы «маньячить» поменьше, но трудоголизм — черта моего характера.

Изменилось лишь то, что профессия отошла с первого плана на четвертый. Потому что если ею жить по-настоящему, то не нужно рожать детей, которых потом станет растить няня. И семью создавать не нужно, и замуж выходить.

Раньше мне казалось, что для женщины выбор стоит так: или — или. Или работать в полную силу, или погрузиться в материнство. Но с появлением ребенка я такое категоричное убеждение поменяла и пытаюсь совмещать перфекционизм в профессии и свою большую любовь к семье — мужу, сыну.

Что касается того, как меняется мое отношение к профессии, добавлю еще вот что. За двадцать лет российский кинематограф стал кардинально другим. Я застала еще то время, когда снимали на пленку. А теперь на такие аппараты, названий которых даже не знаю. Оператор может уже не выходить из плейбэка, не таскать камеру, теперь у него масса помощников. Но главное отличие «тогда и сейчас» — это способ попадания в кино. Двадцать лет назад следовало долго и кропотливо учиться, бегать по кастингам, раздавать сотни своих фотографий помощникам режиссеров. Теперь все иначе.

То, что появились платформы, — это прекрасно. Ребята, все хорошо, я буду уважительной, но скажу правду. Платформы дают деньги на кино. А там сидят люди, которые решают, кому конкретно дать или не дать, под какое лицо. Актера на роль утверждают теперь даже не режиссер и не продюсер, а владельцы платформ.

Среди нынешних актеров большая конкуренция, многие, как ни странно, непрофессионалы, что удивительно. Молодые люди зачастую не хотят учиться, а сразу берут киношного агента — и вперед. И получается так, что режиссеры тебя прекрасно знают, но что толку-то... Раньше, в нулевые, режиссер имел бо´льший вес. Сейчас, конечно, остались мастодонты, но их единицы...

— А в человеческом аспекте что нового? Раньше фильмы снимались долго, подробно, и съемочная группа на время становилась одной большой семьей. Современное кино другое. Многие актеры рассказывают, что никто ни с кем не общается, вбежал в кадр и выбежал. А ваш опыт о чем говорит?

— Съемки действительно проходят довольно быстро, месяца за два. Но если экспедиции длинные, то все дружат, плотно общаются, после смен ходят друг к другу в гости. Иначе работать совершенно невозможно.

— Многие зрители до сих пор узнают вас по главной роли в фильме Алексея Балабанова «Груз 200», несмотря на то что он вышел пятнадцать лет назад. Как вы попали к культовому режиссеру?

— Я училась на четвертом, последнем курсе. Однажды шла по коридору института и в фойе увидела женщину, маленькую такую блондинку. Она окликнула: «У тебя есть с собой фотографии? Ты хочешь сниматься в кино?» А я уже к тому времени снялась в главной роли в картине «Птицы небесные», и мне это не понравилось категорически, поэтому не сказать, что сильно обрадовалась.

Фото: Геворг Маркосян

— А почему не понравился кинодебют?

— Потому что есть разного уровня фильмы... Хотя именно на этих съемках я познакомилась с потрясающим Валерием Сергеевичем Золотухиным, который сказал: «Я научу тебя, как правильно сниматься». Показал мне, что такое «восьмерка», как смотреть, куда поворачиваться в кадре. Он стал моим учителем в буквальном смысле, очень его любила и уважала. Царствие небесное Валерию Сергеевичу...

Так вот, возвращаясь к той женщине в фойе Щукинского училища. Я ей протянула свои напечатанные фотографии, а она спросила:

— Знаешь, кто такой Балабанов?

— Конечно! Это мой любимый режиссер.

В конце девяностых, когда вышел фильм «Брат», мне было лет двенадцать. Я посмотрела его в первый раз на кассетном видеомагнитофоне у бабушки в деревне. Мы с двоюродным братом сидели на диване перед телевизором и не могли оторваться от экрана. Все было настолько круто, что закричала: «Я буду сниматься у этого режиссера!» И спустя несколько лет, в 2006 году, действительно снялась у Балабанова в фильме «Груз 200», причем в главной роли. На пробы ходил весь мой курс и параллельный тоже, а утвердили меня.

— Роль Анжелики, которая стала жертвой милиционера-маньяка, настолько провокативная, что не могу не спросить: у вас были сомнения?

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Бари Алибасов: «Моя жизнь — сплошная провокация» Бари Алибасов: «Моя жизнь — сплошная провокация»

Выступая перед публикой, я играю роль, а с моей сутью знакомы лишь близкие люди

Караван историй
Вкус Кандинского: как зрение побеждает в конфликте с другими чувствами Вкус Кандинского: как зрение побеждает в конфликте с другими чувствами

Отрывок из книги «Как работают наши чувства» Рассела Джонса

Forbes
Алиса Вокс. Алиса из Ленинграда Алиса Вокс. Алиса из Ленинграда

Нужно отдать должное Шнурову, он был крутым конъюнктурщиком — в хорошем смысле

Коллекция. Караван историй
Сами покрасим Сами покрасим

Российские компании наращивают выпуск декоративных штукатурок и красок

Эксперт
Александр Васильев: «К Щедрину я приехал с большим пустым чемоданом» Александр Васильев: «К Щедрину я приехал с большим пустым чемоданом»

«Модный приговор» — великая школа жизни, я смог узнать многое о психологии людей

Караван историй
Темные времена: как и когда загар вошел в моду Темные времена: как и когда загар вошел в моду

Слова «отдохнул» и «загорел» едва ли не синонимы, но так было далеко не всегда

Правила жизни
Ирина Мирошниченко: Ирина Мирошниченко:

Я жила в театре. Репетировали утром и вечером, днем — примерки костюмов

Коллекция. Караван историй
Ничуть не странные дела Ничуть не странные дела

«Страна Саша»: самый нежный фильм года

Weekend
Тихие омуты Роберта Паттинсона Тихие омуты Роберта Паттинсона

Роберт Паттинсон — из тех, кому сполна досталось и хвалы, и хулы

Караван историй
Ростов-папа и не только: какие города были самыми криминальными в СССР Ростов-папа и не только: какие города были самыми криминальными в СССР

Какие города СССР славились запредельным числом бандитов?

VOICE
Герой нашего премиума Герой нашего премиума

Есть автомобили-символы, которые показывают, кто мы и где находимся

Автопилот
«Убийца реки Дженеси»: история маньяка, которого осудили, но не смогли остановить «Убийца реки Дженеси»: история маньяка, которого осудили, но не смогли остановить

Несовершенство судебной системы нередко приводит к трагедиям

VOICE
Мария Куликова: «Никто никогда не узнает обо мне всей правды» Мария Куликова: «Никто никогда не узнает обо мне всей правды»

Мы постоянно меняемся: то открыты для внешнего мира, то, наоборот, закрываемся

Караван историй
Правда ли, что Правда ли, что

Почему язык тела воспринимают везде по-разному?

TechInsider
Контроль государства и контркультура: каким было российское кино в последние 20 лет Контроль государства и контркультура: каким было российское кино в последние 20 лет

Что произошло с российским кинематографом в XXI веке

Forbes
Как выбрать внешний накопитель: практические советы и рекомендации Как выбрать внешний накопитель: практические советы и рекомендации

Какие характеристики внешних накопителей особенно важны, и как их подобрать

CHIP
Палеогенетики прочитали геномы десяти людей из мексиканского некрополя колониального периода Палеогенетики прочитали геномы десяти людей из мексиканского некрополя колониального периода

Палеогенетики не обнаружили метисации между индейцами, европейцами и африканцами

N+1
Сколько людей может прокормить Земля? Сколько людей может прокормить Земля?

Сможет ли наша родная планета прокормить нас?

TechInsider
Куда исчез Тунгусский метеорит: самые смелые и оригинальные гипотезы Куда исчез Тунгусский метеорит: самые смелые и оригинальные гипотезы

Почему никто не может найти кратер таинственного Тунгусского метеорита?

TechInsider
Две полоски: как вести себя при беременности? Две полоски: как вести себя при беременности?

Как будущей маме стоит изменить свой режим

Psychologies
«Будет дороже, но возможности появятся» «Будет дороже, но возможности появятся»

Профессор Олег Вьюгин — о том, почему военный коммунизм никогда не победит

Правила жизни
6 секретов красоты, которые знают только испанки: для роскошных локонов и сияющей кожи! 6 секретов красоты, которые знают только испанки: для роскошных локонов и сияющей кожи!

6 бьюти-хитростей испанок, которые помогают им оставаться молодыми и красивыми

VOICE
Из разведки с любовью Из разведки с любовью

Приключения Яна Флеминга до Джеймса Бонда

Weekend
20 способов, с помощью которых женщины пытаются управлять нами 20 способов, с помощью которых женщины пытаются управлять нами

Посмотри, какими методами она пользуется, чтобы обыграть тебя

Maxim
«Купить часть скалы»: во что инвестирует 77-летний бейсбольный магнат во время спада «Купить часть скалы»: во что инвестирует 77-летний бейсбольный магнат во время спада

Куда Артуро Морено инвестирует во время экономического спада?

Forbes
Шоколад Шоколад

Ежегодно 11 июля любители сладкого отмечают Всемирный день шоколада

Здоровье
Основатель школы GirlPower — о женском футболе и преодолении стереотипов Основатель школы GirlPower — о женском футболе и преодолении стереотипов

Основатель школы женского футбола: какие стереотипы приходится преодолевать

РБК
Нейроморфные вычисления — новое мышление ИИ. Что такое «нейроморфные процессоры» и что они считают Нейроморфные вычисления — новое мышление ИИ. Что такое «нейроморфные процессоры» и что они считают

Логическая структура процессоров нового типа имитирует структуру головного мозга

Цифровой океан
Генетическое тестирование: зачем оно нужно и почему мы (не) решаемся его сделать? Генетическое тестирование: зачем оно нужно и почему мы (не) решаемся его сделать?

Отрывок из книги про гены «Мальчик, который не переставал расти»

Psychologies
Еще раз про кино Еще раз про кино

«Главная роль»: затянутая шутка про изнанку кинобизнеса

Weekend
Открыть в приложении