Европа нацелилась на вытеснение КНР с позиций в производстве зеленых технологий

ЭкспертHi-Tech

Переиграть Китай в зеленых технологиях будет сложно

Европа нацелилась на вытеснение КНР с позиций монополиста в производстве зеленых технологий. Но страхов у нее больше, чем амбиций

Ольга Иванова

В мае возобновляемые ресурсы — ветер и солнце — впервые дали Европе рекордное количество энергии, почти треть всего объема. Фото: photo by VCG/VCG

Межстрановая конкуренция за господство в зеленой экономике и стремление к независимости в сфере поставок соответствующих технологий стали новой целью для ряда мировых игроков. США демонстрируют жесткую позицию отделения от Китая и открыто заявляют о вступлении в конкурентную борьбу для защиты своих экономических интересов. Европа борется за звание самого экологичного региона и пытается балансировать между продолжением прежнего курса на безуглеродное будущее с помощью китайских технологий и новым курсом на ограничение поставок из КНР, который позволит развиться внутреннему производству для оснащения отраслей зеленой экономики. Страны Востока объединяют усилия и мощности для приближения безуглеродного будущего, а Африка пересматривает дипломатические отношения с давними партнерами из Евросоюза в пользу Китая, с которым ей, как оказалось, работается проще.

Смогут ли ЕС и США снизить свою зависимость от Поднебесной и сколько лет на это потребуется? Пока ответы на эти вопросы неутешительны: сегодня КНР доминирует практически во всех звеньях международных цепочек поставок зеленых технологий.

«Зеленый куш» обещает быть внушительным

Аналитики прогнозируют, что к 2030 году объем мирового рынка ключевых экологически чистых энергетических технологий массового производства составит 650 млрд долларов в год — это более чем в три раза превышает сегодняшний уровень. Однако такое возможно, только если все страны полностью выполнят взятые на себя обязательства в области энергетики и климата. Число рабочих мест, связанных с производством зеленой энергии, к этому моменту увеличится более чем вдвое — с текущих 6 млн почти до 14 млн, и в последующие десятилетия ожидается дальнейший рост промышленности и занятости в этой сфере.

Специалисты ожидают и существенного роста корпоративных инвестиций во внедрение климатически безопасных технологий на местах. Хотя в последнее время все только и говорят об искусственном интеллекте и росте инвестиционного интереса к этой теме в рамках глобальных корпораций, уже в 2025 году направление корпоративных инвестиций поменяется: если финансирование искусственного интеллекта составит 1 трлн долларов, то вложения в «климатически благоприятные» технологии достигнут 1,5–2 трлн. Ближайшие пять лет станут решающими для определения вектора развития критически важных направлений зеленых технологий; это же время может понадобиться, чтобы переиграть ключевых участников рынка и перераспределить сферы влияния в новой, зеленой экономике.

А занять видное место здесь стремятся многие страны. Они соревнуются в разработке собственных промышленных стратегий, пересматривают глобальные дипломатические и экономические связи. Эра производства экологически чистых энергетических технологий — это миллионы новых рабочих мест в сферах производства солнечных панелей, ветряных турбин, аккумуляторов для электромобилей, электролизеров для водорода, тепловых насосов и т. д.

К примеру, в США администрация Джо Байдена приступила к реализации программы преобразования американской экономики стоимостью 2 трлн долларов. Деньги пойдут на стимулирование инвестиций в технологии производства аккумуляторов и зеленого водорода. В Европе на климатические цели выделили 670 млрд евро — и это лишь на ближайшие несколько лет; в течение следующего десятилетия на те же цели планируется потратить не менее триллиона евро.

Но если западный мир озаботился финансированием этой сферы лишь недавно, то Китай вкладывает туда феноменальные суммы уже много лет. В этом состязании есть тревожные протекционистские аспекты, однако имеются и плюсы: например, аналитики считают, что гонка субсидий и конкуренция за господство в сфере зеленой энергетики способствуют более динамичному развитию сектора чистых климатических технологий.

Однако, если Запад хочет перегнать Китай, ему придется серьезно ускориться. КНР только в 2022 году инвестировал в зеленую экономику 546 млрд долларов — почти в четыре раза больше, чем США (141 млрд). ЕС в этом соперничестве занял второе место: вложения европейских стран в чистые технологии в прошлом году составили 180 млрд долларов.

Зачем Европе рвать отношения с Китаем

О намерении экономически отделиться от Китая и добиться максимальной автономности в цепочках поставок, перекрыв восточный поток, США и ЕС рассуждали еще накануне пандемии. Но КНР по-прежнему лидирует в вопросах зеленых технологий и в глобальных поставках.

Европа включилась в гонку, развязанную США. Но что она потеряет и что приобретет в случае отказа от большей части импорта из Китая, справится ли регион с реализацией планов по декарбонизации экономики и развитию возобновляемой энергетики?

«Мы должны добиться полной независимости от восточных соседей и быть в состоянии обеспечить внутренние нужды стран своими силами», — заявляет руководство ЕС. Но миру нужен Китай, парируют экономисты. Если европейские государства действительно планируют построить безуглеродную экономику к 2050 году, без КНР им не обойтись. Для реализации амбиций технологической и сырьевой независимости потребуются десятилетия, да и не везде это окажется возможно.

Пока же Европа продолжает внедрять принципы безуглеродной экономики. Недавно Евросоюз ввел госстимулирование зеленых технологий внутри региона, задавшись целью «возглавить революцию в области чистых технологий», как заявила президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен. Промышленная стратегия ЕС предполагает, что к 2030 году на его территории будет производиться 40% экологически чистых технологий. Для этого здесь планируется начать добычу критически важных полезных ископаемых.

Формально Брюссель объясняет необходимость ограничить китайский импорт стремлением КНР агрессивно доминировать на рынке. Урсула фон дер Ляйен призвала лидеров ЕС уменьшить риски взаимодействия с Китаем, постепенно снижая зависимость от Востока, и занять почти столь же жесткую позицию в этом вопросе, как США.

Переход Европы на «солнце и ветер» вынужденно ускорился

Независимый аналитический центр по вопросам перехода к чистой энергетике Ember недавно заявил, что в текущем году ЕС оказался на пороге «колоссального коллапса» энергетики, работающей на ископаемом топливе. В мае возобновляемые ресурсы — ветер и солнце — впервые дали Европе рекордное количество энергии, почти треть всего объема. По итогам мая на основе одной только солнечной энергии было получено 14% от общего объема энергии в ЕС, на сегодняшний день это максимум. Солнцу и ветру впервые удалось обогнать уголь: ископаемое топливо позволило произвести лишь 27%.

«Переход к возобновляемой электроэнергетике в Европе достиг гипердрайва», — утверждает руководитель европейского подразделения Ember Сара Браун.

Новый рекорд установила Испания: более 50% электроэнергии в стране — из возобновляемых источников. В этой области Испания перегнала не только своих соседей, но и весь мир, став лидером по общему объему производимой внутри страны зеленой энергии. В течение последнего десятилетия государство активно инвестировало в развитие необходимой инфраструктуры. Сейчас большую часть экологически чистой энергии здесь получают от солнца.

Увеличение доли ветроэлектростанций тоже идет полным ходом, выработка электроэнергии из ветра по сравнению с маем прошлого года выросла. Рекордным стал нынешний январь, когда энергией ветра было обеспечено 23% мощности блока.

Между Востоком и Западом: Африка тоже в игре

Хотя ситуация в разных частях континента сильно отличается, у некоторых африканских стран есть шанс принять участие в очередной индустриальной революции.

Ранее Африка уже предлагала разместить на своих территориях предприятия, связанные с зеленым сектором. Кроме того, недавно было создано партнерство по переходу к чистой энергетике The Just Energy Transition Partnerships, объединившее ресурсы Южной Африки, Индонезии и Вьетнама; сейчас альянс уже занимается привлечением миллиардных инвестиций в проекты по чистой энергии, создавая прецедент для стран с развивающейся экономикой.

Отношения Китая и стран Африки трансформируются в новой реальности глобальной зеленой экономики. КНР вкладывает средства в производство критически важных элементов на континенте, его дипломатические отношения с африканскими государствами крепнут и развиваются. А вот сотрудничество южного континента с Европой пошатнулось из-за введения Евросоюзом регулирования цен на основании углеродных выбросов. Кроме того, Поднебесная не выдвигает столько условий в отношении прав человека, как страны ЕС, что Африке тоже нравится. Китайские компании часто привозят с собой целые команды подрядчиков, необходимое оборудование и материалы, что позволяет выполнять проекты в кратчайшие сроки, и это дает им безусловное и очевидное преимущество.

Евросоюз, в свою очередь, всерьез озаботился выстраиванием отношений с Африкой в новой реальности, так как видит в ней потенциального союзника в вопросах перехода к климатически благоприятным технологиям. ЕС рассматривает некоторые африканские государства как партнеров в области альтернативной энергетики и поставщиков критически важного сырья.

Отношения Евросоюза и Африки трудно назвать однозначными. Например, президент Сенегала недавно обвинил Европу в лицемерии: страны ЕС с радостью заключают контракты на поставку природного газа, но не готовы финансировать местные проекты по добыче полезных ископаемых, хотя новые месторождения нуждаются в инвестиционных вливаниях. ЕС же проводит политику двойных стандартов, вкладывая средства только в программы возобновляемой энергетики и поощряя производство экологически чистых видов топлива, но при этом покупая газ у Африки.

Феномен китайского господства

Сегодня бесспорным мировым лидером рынка технологического производства оборудования и комплектующих для зеленой экономики является Китай. Он контролирует всю сферу экотехнологий, начиная с первичного производства сырья и заканчивая конечным продуктом.

В частности, КНР включена в 80% мировых цепочек поставок фотоэлектрических панелей для производства солнечной энергии. Комплектующие для панелей также почти полностью китайские: 95% компонентов для солнечных батарей производится в Поднебесной. Кроме того, Китай — крупный поставщик ветряных турбин, ему принадлежат шесть из десяти крупных мировых производств.

Но нигде Китай не держится за свое лидерство так крепко, как в области изготовления оборудования для хранения энергии. Аккумуляторы в зеленом индустриальном мире нужны как кислород — для электромобилей, электросетей и т. д. В этой сфере КНР, по сути, давно стала почти монополистом, невзирая на то что необходимое сырье добывается в основном в других странах. Для сравнения: в Великобритании сегодня работает только один завод по производству аккумуляторов для электромобилей, в Китае же таких заводов более сотни.

В целом мировой рынок литий-ионных аккумуляторов на три четверти принадлежит КНР, а аккумуляторы, выпускаемые в других странах, используют компоненты китайского производства.

Это один из важнейших поводов для глобальной рыночной конкуренции, а потому львиная доля новых финансовых потоков ЕС и США направлены на развитие собственного сектора добычи минералов, актуальных для зеленой экономики, и производства аккумуляторов. Однако прогнозы неутешительны: аналитики уверены, что к 2030 году как минимум 70% аккумуляторов для мирового рынка будет по-прежнему поставлять Китай.

На сегодняшний день 80% редкоземельных элементов, использующихся в системах хранения энергии, — китайского происхождения. Однако месторождения этих минералов есть и в других странах, в том числе во Вьетнаме, Бразилии, Индии, Австралии и США. Штаты уже активно разрабатывают рудники в Калифорнии, но потребуется еще много лет, прежде чем можно будет говорить о существенных подвижках. То же и с другими странами: потенциал для создания конкурентного рынка существует, но, чтобы добиться желаемых результатов, необходимы инвестиции и время.

Спрос на литий, никель, кобальт, медь и другие редкоземельные элементы к 2050 году взлетит минимум в шесть раз; сегодняшние темпы роста добычи не поспевают за увеличивающимся спросом, и это одна из критически важных проблем зеленой экономики. К примеру, чтобы достичь показателей углеродной нейтральности к середине века, добыча лития должна увеличиться в 40 раз.

В области производства магнитов, необходимых для сферы передовой электроники, также лидирует Китай, обеспечивая 95% рынка.

Еще одна область, которой в ближайшие несколько лет предрекают серьезный рост, — переработка аккумуляторов: вторичное использование элементов способно частично удовлетворить спрос на изделия. Поэтому США, например, выделили 3 млрд долларов на развитие технологии вторичной переработки минералов. Эксперты пророчат сфере экологичной переработки аккумуляторов взлет с текущих 1,83 млрд долларов более чем до 17 млрд к 2030 году.

ЕС тоже озаботился этим вопросом, обязав производителей электромобилей с 2030 года использовать в новых устройствах не менее 4% лития и 12% кобальта, полученных из вторсырья. Правда, технологии переработки аккумуляторов пока находятся в стадии создания, а методики извлечения из изделий лития, никеля и кобальта требуют новых, экологически чистых решений.

Фото: TASS

Сырьевое лобби зеленой экономики

Показательно, что Китай смог взять под контроль не только производство самих аккумуляторов, но и всю цепочку поставок, в том числе редкоземельных элементов, многие из которых добываются в других странах.

Возьмем, к примеру, литий. Удивительно, что КНР считается мировым лидером в его производстве, хотя около половины всего добываемого сегодня сырья — австралийского происхождения, а еще 10% поступает из Чили. В совокупности эти страны владеют двумя третями мировых месторождений лития. А вместе с Китаем на них приходится 90% разработанных рудников. Однако 60% лития перерабатывается в Поднебесной; кроме того, китайская компания Tianqi Lithium владеет контрольным пакетом акций крупнейшего в мире литиевого месторождения Greenbushes в Австралии.

Помимо лития ключевым компонентом при производстве аккумуляторов является кобальт — самый ценный из необходимых минералов. И тут снова показательно соотношение между географией добычи и конечным владением продуктом. 70% поставляемого на мировой рынок кобальта добывается в Демократической Республике Конго. Статус Конго как мирового лидера в этой области мог быть поставлен под сомнение из-за многочисленных нарушений в области прав человека, использования незаконного детского труда. Но в ближайшее время это вряд ли произойдет: нигде в мире не добывают кобальт в таких количествах, хотя небольшие месторождения есть также в России, Австралии, Канаде, на Филиппинах и Кубе.

Но при чем тут Китай, в котором, к слову, тоже имеются лишь скромные залежи ценного элемента? Как КНР удается контролировать почти всю цепочку выхода и создания конечной стоимости минерала на мировом рынке? Дело в том, что Поднебесная — главный инвестор африканских месторождений, 15 из 19 крупных кобальтовых рудников в Конго либо частично финансируются, либо полностью принадлежат китайским компаниям. В итоге две трети мирового объема кобальта перерабатывается в Азии.

Чтобы хоть немного снизить зависимость от Китая, в мире активно разрабатываются месторождения никеля, который может стать альтернативой кобальту: он имеет более высокую плотность энергии и, следовательно, увеличивает запас хода электромобилей. Спрос на никель, который к тому же значительно дешевле кобальта, быстро растет. В настоящее время около 30% никеля поступает из Индонезии, и в дальнейшем эта цифра будет только увеличиваться.

КНР также является лидером в области производства графита (на его долю приходится более двух третей мировых запасов) и владеет крупнейшими месторождениями марганца в Азии. На территории Китая сосредоточено 53% мировых мощностей по переработке катодов, 78% — анодов, 62% — электролитов и 66% — сепараторов.

Большинство брендов электромобилей, включая Tesla, Volkswagen и Hyundai, в той или иной степени зависят от китайских компаний — поставщиков аккумуляторов. Возьмем, к примеру, компанию BYD из Шэньчжэня — это крупнейший в мире производитель электромобилей и второй по величине производитель аккумуляторов для них. Вместе BYD и CATL, гигант, который также ассоциирован с Китаем, владеют половиной мирового рынка аккумуляторов для электрического транспорта.

Что касается широко обсуждаемой темы водорода как альтернативы привычным накопителям энергии, то КНР и тут всех опередила, заняв первое место по добыче этого газа и войдя в тройку лидеров в области производства электромобилей на водородных топливных элементах.

Кроме того, страна сама по себе является крупнейшим потребителем продукции автопрома, там продается половина всех изделий. Полмиллиона местных электробусов составляют 98% мирового рынка.

Однако, несмотря на все усилия и рекорды, Китай по-прежнему остается главным загрязнителем атмосферы и почвы. По некоторым оценкам, страна выбрасывает в атмосферу больше парниковых газов, чем весь развитый мир вместе взятый, и эти выбросы могут достичь пика в 2030 году.

Отделиться от Китая: геополитические амбиции или «зеленый план»?

Хотя КНР и взяла под контроль глобальные цепочки поставок ключевых ресурсов и технологий для зеленой экономики, стремление других крупных мировых игроков снизить свою зависимость от восточного партнера и диверсифицировать логистику имеют определенные основания, пусть для этого и понадобится как минимум десятилетие. По мнению экспертов, китайский феномен доминирования на рынке зеленых технологий и сырья связан не столько с географическим положением, сколько с успешной промышленной политикой, а следовательно, шанс выбиться в лидеры есть и у других стран.

Во время пандемии и после нее мир уже столкнулся с последствиями выстраивания «тесных и узких» цепочек поставок. Одно из них — повышение цен на изделия для экологически чистых технологий, которое продолжается и по сей день. Увеличение стоимости кобальта, лития и никеля привело к первому в истории подорожанию аккумуляторов для электромобилей в 2022 году — на 10%. Продолжают расти цены на ветряные турбины и солнечные фотоэлектрические системы. Диверсификация рынка и снижение зависимости от Китая способны стабилизировать рост цен и помочь странам создать внутреннюю подушку безопасности.

Есть и другие мнения. Так, если государства станут в большей степени полагаться на собственные ресурсы, технологии станут слишком дорогими. Ряд аналитиков также полагают, что стремление Европы и США снизить роль КНР на рынке, перестроить всю логистику и ориентироваться на внутренние рынки приведет к росту цен и провалу инвесторов. Кроме того, вводимые ЕС ограничения на покупку китайских зеленых технологий могут противоречить международным правилам торговли.

Несмотря на активные протекционистские тенденции в промышленной политике крупных мировых игроков, а также ряд мягких и жестких ограничений на импорт, наложенных США и ЕС, глобальный энергетический переход к чистым технологиям и безуглеродной экономике все же будет в значительной степени зависеть от Китая и его промышленных успехов — по крайней мере, в ближайшие годы. Эксперты опасаются, что, если верх возьмут геополитические амбиции, это негативно скажется на целях достижения углеродной нейтральности и отказа от ископаемого топлива.

Тем не менее соревнование уже началось. И первый шаг к обретению относительной независимости — это добыча и переработка критически важных полезных ископаемых на местах. В Европе есть собственные месторождения необходимых для зеленой экономики минералов. Месторождения редкоземельных элементов сосредоточены в Швеции, литий — в Испании и Португалии, медь — в Румынии. Однако местные сообщества сильно сопротивляются их разработке. Вероятно, пройдет как минимум десяток лет, прежде чем Европа решится на масштабные проекты в регионе. Да и решится ли, ведь добыча полезных ископаемых без ущерба природе невозможна. Европа оказалась перед «зеленой дилеммой»: с одной стороны, ей необходимо серьезно расширить сферу экологически чистых технологий, с другой — странам-участницам придется смириться с загрязнением почв и воды, утратой биоразнообразия, о которых уже сейчас предупреждают экоактивисты. Китай в этом отношении менее принципиален, а потому только в 2022 году увеличил внутреннее производство редкоземельных металлов на 25%.

Очевидно, что диверсификация цепочек поставок зеленых технологий должна пойти государствам на пользу, ускоряя переход к безуглеродному будущему. Однако важно, чтобы конкуренция в сфере экологически чистых технологий была честной и не мешала развитию международного сотрудничества.

Конечно, геополитические амбиции могут заслонить все остальное — тогда страны примутся воссоздавать необходимые мощности и производства по направлениям, которые давно налажены в других регионах. Однако такой подход вовсе не обязательно приведет к успеху, да и времени на подобную перестройку потребуется очень много. А значит, логистика зеленых технологий в ближайшие годы способна стать важнейшим фактором современной геополитики.

Дублин

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Как человечество чуть не погибло Как человечество чуть не погибло

Около 930 тыс. лет назад произошла величайшая катастрофа в истории человечества

Эксперт
Те и эти Те и эти

Как жила немецкая культура при нацизме

Weekend
Штраф за домовитость Штраф за домовитость

Гендерное неравенство имеет глубокие институциональные и культурные корни

Эксперт
Авиация Авиация

Рекордно просторные салоны, близкая к рекордной скорость плюс забота об экологии

Robb Report
«С нашими робосистемами мир таким, как раньше, уже не будет» «С нашими робосистемами мир таким, как раньше, уже не будет»

Компания «Технорэд» нашла способ сделать промышленных роботов доступными

Эксперт
Два дня Владимира Ильича Два дня Владимира Ильича

Как Марк Захаров и Олег Ефремов вдыхали жизнь в лениниану

Weekend
Иванушка и удаленушка Иванушка и удаленушка

15 советов, как сохранить отношения на расстоянии

Maxim
Пессимизм в одной отдельной взятой стране Пессимизм в одной отдельной взятой стране

Художник Иван Дубяга: поэзия в живописи

Weekend
Пикассо в бизнесе Пикассо в бизнесе

Предприниматель Ярослав Каплан: почему в бизнесе необходим творческий подход

Эксперт
Гвоздика Гвоздика

В античной медицине её считали средством, укрепляющим желудок и печень

Здоровье
Miss MAXIM 2019 Miss MAXIM 2019

Марафон красоты длиной в пять месяцев финишировал!

Maxim
Главные фильмы Венеции-2023: экстраординарный Лантимос, новая Коппола и фильмы про киллеров Главные фильмы Венеции-2023: экстраординарный Лантимос, новая Коппола и фильмы про киллеров

На какие фильмы 80-ого кинофестиваля в Венеции следует обратить внимание?

Правила жизни
Выход через развалины Выход через развалины

Как «бумажная архитектура» пыталась вырваться из утопии

Weekend
Расстройство от письма Расстройство от письма

Что такое дисграфия у детей и как помочь твоему ученику?

Лиза
Рустам Айнетдинов: «У образования будущего не будет конечной точки» Рустам Айнетдинов: «У образования будущего не будет конечной точки»

Как нейросети и другие технологии помогут с выбором верного жизненного пути

РБК
Смертельные пронумерованные Смертельные пронумерованные

«Призрачная станция»: южнокорейский хоррор о призраках в метро

Weekend
Вежливость не повод для доверия: главные ошибки в деловых отношениях с американцами Вежливость не повод для доверия: главные ошибки в деловых отношениях с американцами

Какие подводные камни таятся во взаимодействиях с американскими партнерами

Forbes
Разгадка загадок Разгадка загадок

Исследование тонкостей отношений с искусственным интеллектом

Правила жизни
Руслан Юнусов: «Квантовые технологии затронут все сферы жизни человека» Руслан Юнусов: «Квантовые технологии затронут все сферы жизни человека»

Квантовые технологии могут в будущем перевернуть наше представление о мире

ФедералПресс
Благоустройство северных городов: особенности, которые стоит учесть Благоустройство северных городов: особенности, которые стоит учесть

О впечатлениях от города Якутска и существующих проблемах

ФедералПресс
«Ничего не успеваю»: что такое синдром «белого кролика» «Ничего не успеваю»: что такое синдром «белого кролика»

Почему вам постоянно не хватает времени?

Psychologies
Иммерсивное движение: какие перспективы у трансляций спорта в виртуальной реальности Иммерсивное движение: какие перспективы у трансляций спорта в виртуальной реальности

Как дополненная и виртуальная реальность входят в нашу повседневность

Forbes
Как прожить горевание и вернуться к жизни: советы себе и окружающим Как прожить горевание и вернуться к жизни: советы себе и окружающим

О чем нам стоит знать, чтобы справиться с проживанием горя?

Psychologies
Парк Никола-Ленивец: что делать в Калужской области Парк Никола-Ленивец: что делать в Калужской области

Парк Никола-Ленивец — крупнейший в Европе парк ленд-арта

Psychologies
Ольга Бычкова: «В ближайшие десятилетия должна произойти пересборка всего научного мира» Ольга Бычкова: «В ближайшие десятилетия должна произойти пересборка всего научного мира»

Как технологии меняют человека и природу вокруг него

РБК
Почему не стоит покупать дешевые кабели и адаптеры для зарядки Почему не стоит покупать дешевые кабели и адаптеры для зарядки

Какие подводные камни вас ждут при выборе кабеля и адаптера для зарядки телефона

CHIP
Итак, она была… брюнеткой Итак, она была… брюнеткой

Как отличаются героини эпохальных романов и актрисы, играющие их в экранизациях

Знание – сила
«Звучит незнаемая лира…» «Звучит незнаемая лира…»

Кто такой Антиох Кантемир?

Знание – сила
Весы Роберваля Весы Роберваля

В рычажных весах точки опоры и подвеса чаш образуют равнобедренный треугольник

Наука и жизнь
10 сериалов про российскую глубинку: от Ангарска до Мурманска 10 сериалов про российскую глубинку: от Ангарска до Мурманска

Рассказываем о сериалах про города России, до которых мы сами никогда не доедем

Maxim
Открыть в приложении