Россия должна найти свой образ будущего, а не искать единства с Европой

ЭкспертОбщество

Возможно ли «цивилизационное равнодушие» России к «коллективному Западу»?

Наш конфликт с тем, что мы называем «коллективный Запад», возник в результате глубоких религиозных и мировоззренческих разногласий, которые с течением времени не стираются. Россия должна найти свой образ будущего, а не искать единства с Европой

Борис Межуев

России нужно научиться испытывать к Западу «цивилизационное равнодушие».
Примерно то, что мы испытываем к Индии, Китаю, арабским странам. Александр Демьянчук/ТАСС

Слово «цивилизация» вошло в словарь европейской философской мысли во второй половине XVIII века. Однако на протяжении всего XIX и в известной степени XX века оно понималось как синоним слова «просвещение», то есть как характеристика более развитого, более прогрессивного общества.

В 1767 году этот термин приходит в Англию, где его впервые использует в своем сочинении «Опыт истории гражданского общества» Адам Фергюсон, который противопоставляет понятие «цивилизация» понятию «дикость». Как и Кант в своем небольшом эссе 1784 года «Что такое Просвещение?», Фергюсон полагает «цивилизацию» определенной мерой возраста того или иного народа, соответствующего его выходу из состояния исторического «детства»

В России особую популярность понятие «цивилизация» приобретает в 1830-е годы в связи с выходом знаменитого исследования Франсуа Гизо «История цивилизации в Европе» 1828 года. Гизо рассматривал Европу как особый социокультурный организм, но словом «цивилизация» он именовал определенный общественный уклад, который сложился в Европе в результате уникального исторического контекста ее возникновения. Существенно, однако, что понятие «цивилизация» используется в социальной философии не только Гизо и Гольбахом, но также Шпенглером и Броделем в качестве социального предиката, а не как наименование особого политического субъекта. Цивилизация — это определенная характеристика социальной общности, но не общность как субъект политического целеполагания.

То же самое можно сказать и о Сэмюэле Хантингтоне и его эссе с обманчивым названием «Столкновение цивилизаций». Обманчивым потому, что в своей статье 1993 года Хантингтон доказывал, что сталкиваются между собой на исторической сцене все-таки «нации-государства», однако причины столкновений могут иметь «цивилизационный», то есть религиозно окрашенный характер.

Правда, в книге, вышедшей три года спустя после эссе, в 1996 году, примерно под тем же названием Хантингтон рассматривал «цивилизации» как крупные парагосударственные конгломераты с ядром и периферией, способные действовать как некие коллективные акторы. Он не стал вдаваться в вопрос, какова социальная предпосылка объединения народов в цивилизационные блоки, ограничившись указанием на ту роль, которую может играть в этой цивилизационной интеграции фактор религиозного родства. Очевидно, что модель цивилизаций-субъектов стала мыслиться Хантингтоном по типу взаимоотношений США с другими западными странами или же России — с государствами, входящими в орбиту ее влияния. Иными словами, понятие «цивилизация» стало сближаться с понятием «блок», добавляя к потенциально имперскому блокостроительству историко-культурное обоснование.

Итак, термин «цивилизация» использовался в основном как обозначение высокоорганизованного общественного устройства, в первую очередь характерного для наиболее развитых стран Запада. Однако где-то в конце XX века термин начал приобретать иной смысл. Речь уже шла не о наборе определенных типических социокультурных особенностей, отличающих ту или иную общность, и о не об определенной стадии развития этой общности, а об особой политической субъектности, превышающей по охвату субъектность национальную, но все же уступающей по масштабу субъектности общечеловеческой.

Если использовать наш сегодняшний язык, то речь могла бы идти не столько о «Западе», сколько о «коллективном Западе». То есть не о той или иной культурной специфике, в том числе предположительно нормативной, но об определенном проектном политическом единстве, который было бы правильнее назвать не «цивилизацией», но более точным выражением «цивилизационный блок».

Однако в использовании термина «цивилизация» есть свой смысл, поскольку таким образом, мы указываем на существование не столько формального блокового объединения типа НАТО, сколько на наличие некоей относительно неформальной общности, тем не менее претендующей на глубинную историческую онтологию. Когда эта онтология обнажается, возникает феномен «цивилизации» как субъекта мировой истории, примерно в том смысле, в каком Святейший патриарх и президент России говорят о нашей стране как о «государстве-цивилизации».

Когда появился «коллективный Запад»

Эта дихотомия субъект-предикатного понимания «цивилизации» просматривается в книге Александра Зиновьева 1995 года «Запад. Феномен западнизма», в которой он, с одной стороны, настаивает на том, что Запад — это особый субъект, что это, как он сам пишет, «живой социобиологический организм». А с другой — непростым образом соотносит с этим «живым организмом» «западнизм» как набор общих для западных стран культурных черт.

Будучи по специальности историком русской философии, я задал себе вопрос: когда в прошлом столетии в России был поставлен вопрос о происхождении «коллективного Запада» и какой момент истории был избран отечественными философами за точку его возникновения? Этот же вопрос ставит в своей книге «Запад» и Зиновьев.

Ученый отметал все традиционные ответы на этот вопрос. Он не был готов согласиться не только с тем, что Запад возник после падения Римской империи, но и с тем, что Запад — это капитализм. При этом Зиновьев затруднялся дать и свой собственный ответ, намекая, вероятно, на то, что Запад стал Западом в тот момент, когда начал завоевательные походы, то есть с момента освоения и покорения незападного мира.

Однако остается вопрос: когда Запад обретает черты политической субъектности? когда у него, а не у составляющих его отдельных стран, появляется коллективная воля? когда он оказывается в состоянии ставить перед собой особые цели и добиваться их реализации? Вот на этот вопрос, говоря предельно обобщенно, в классической русской философии были даны два ответа.

Первый ответ выработали ранние славянофилы 18301840-х и совпавший с ними в целом ряде исторических констатаций Федор Тютчев в неоконченном трактате 1849 года «Россия и Запад», который поэт-мыслитель задумал написать по итогам революционной «весны народов». Тютчев и славянофилы утверждали, что тот феномен, который мы называем «коллективным Западом», или же «западной цивилизацией», возникает в период раскола церквей, а точнее, в связи с созданием римским епископатом своей особой «римской империи», отличной от византийской и противопоставленной ей. Да, империя Запада возникла раньше раскола церквей, но славянофилы и особенно Тютчев считали, что именно это появление «разбойного Рима», наряду с «законным вторым», и стало причиной разделения вселенского христианства.

Федор Тютчев (1803–1873)

И этот разрыв не мог не обернуться для «коллективного Запада» последующей религиозной и политической деградацией, выражением которой и явилась европейская Революция. Тютчев писал: «Что представляет собою история Запада, начавшаяся с Карла Великого и завершающаяся на наших глазах? Это история узурпированной Империи. Папа, восстав против вселенской Церкви, захватил права Империи, которые поделил, как добычу, с так называемым Императором Запада. Отсюда то, что обыкновенно происходит между сообщниками. Длительная борьба между схизматическим римским Папством и узурпированной Западной Империей, окончившаяся для одного Реформацией, то есть отрицанием Церкви, а для другой — Революцией, то есть отрицанием Империи».

Второй ответ на вопрос о происхождении «коллективного Запада» возникает ситуативно в 1850-е годы, причем в каком-то смысле опровергая скепсис Тютчева в отношении судеб будущего имперостроительства на Западе. Согласно этому второму ответу, новый «коллективный Запад» появляется в эпоху Крымской войны, и фактором этого появления становится стратегический союз Англии и Франции. В 1850-е годы он наносит поражение России в Крымской войне и Китаю во второй опиумной войне 1857 года, но впоследствии сталкивается с жестким сопротивлением в лице объединившейся Германии.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Идеальный бюджетный шторм Идеальный бюджетный шторм

Паника из-за январского дефицита бюджета неуместна

Эксперт
В выходные и не только: как провести время вдвоем В выходные и не только: как провести время вдвоем

Мы подготовили список из 100 вариантов, как провести время вдвоем с любимым

VOICE
Во имя грозного закона Братоубийственной войны Во имя грозного закона Братоубийственной войны

О красном и белом терроре, о причинах этого явления и его масштабах

Эксперт
Археологи разобрались в хронологии испанского памятника с палеолитическим искусством Археологи разобрались в хронологии испанского памятника с палеолитическим искусством

Ученые получили 62 радиоизотопные датировки материалов из пещеры Ардалес

N+1
В поисках Рюрика В поисках Рюрика

А был ли Рюрик?

Дилетант
Флора Флора

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский — о проекте «Флора» в стенах музея

Собака.ru
Колода джокеров и сорок сценариев будущего Колода джокеров и сорок сценариев будущего

Прогнозист Александр Чулок — о том, по какому пути может пойти развитие общества

РБК
«Синдром Отелло»: как отличить обычную ревность от болезни «Синдром Отелло»: как отличить обычную ревность от болезни

Шекспир не зря называл ревность «зеленоглазым монстром»

VOICE
Семь марионеток Семь марионеток

Каким было правительство марионеточной «Финляндской Демократической Республики»

Дилетант
Три корзины с недоношенными младенцами. Как начиналась неонатальная терапия Три корзины с недоношенными младенцами. Как начиналась неонатальная терапия

История инкубаторов для младенцев

ТехИнсайдер
Спорная экспертиза Спорная экспертиза

Самоубийство Елизаветы Черемновой, потрясшее всю Российскую империю

Дилетант
Пальмы больше не нужны: зачем ехать на Северный полюс и в Антарктиду Пальмы больше не нужны: зачем ехать на Северный полюс и в Антарктиду

Арктический туризм набирает популярность у российских путешественников

Вокруг света
Александр Фадеев Александр Фадеев

Мы вспомнили об Александре Фадееве, чьих романов сейчас никто не читает

Дилетант
Тахограф: что это, как пользоваться, какие штрафы Тахограф: что это, как пользоваться, какие штрафы

Строгий надсмотрщик или помощник водителя? Мнения о тахографе полярны

РБК
Назвали в честь россиянки: в Якутии впервые нашли шипоноску, которая жила в одно время с динозаврами Назвали в честь россиянки: в Якутии впервые нашли шипоноску, которая жила в одно время с динозаврами

Сибирский янтарь хранит еще немало тайн, уверены ученые

Вокруг света
«Глазами альбатроса»: Ученый отправляется в путешествие, чтобы понаблюдать за жизнью альбатросов «Глазами альбатроса»: Ученый отправляется в путешествие, чтобы понаблюдать за жизнью альбатросов

Атолл Мидуэй лежит в томном одиночестве в центре северной части Тихого океана

N+1
Тест-драйв БАЗ-6402: вся мощь тягача ЗРК С-400 «Триумф» Тест-драйв БАЗ-6402: вся мощь тягача ЗРК С-400 «Триумф»

Зенитно-ракетный комплекс С-400 «Триумф»: вся мощь

ТехИнсайдер
Почему он не женится: женскую точку зрения комментируют мужчины Почему он не женится: женскую точку зрения комментируют мужчины

Почему мужчины не стремятся делать предложения руки и сердца?

Psychologies
Женщина на грани политической катастрофы: Джулия Робертс в сериале про «Уотергейт» Женщина на грани политической катастрофы: Джулия Робертс в сериале про «Уотергейт»

«Газлит» — политический триллер о Уотергейтском скандале

Forbes
Обезличeнное мнeние Обезличeнное мнeние

В каких еще областях нам ждать конкуренции с нейросетями в ближайшем будущем?

Цифровой океан
Колин Варвар: «Хочу, чтобы говорили не о моей силе духа и кровище, а отмечали мою технику бокса» Колин Варвар: «Хочу, чтобы говорили не о моей силе духа и кровище, а отмечали мою технику бокса»

Колин Варвар о детстве в маленьком городке, работе на заводе и мотивации

Maxim
«Я могла бы быть плюс 32 кг»: Ляйсан Утяшева раскрыла секрет борьбы с лишним весом «Я могла бы быть плюс 32 кг»: Ляйсан Утяшева раскрыла секрет борьбы с лишним весом

Ляйсан Утяшева призналась, что склонна к полноте

VOICE
Почему хладнокровные животные живут так долго и стареют так медленно: самое крупное исследование за всю историю Почему хладнокровные животные живут так долго и стареют так медленно: самое крупное исследование за всю историю

Почему хладнокровные животные имеют такую ​​большую продолжительность жизни?

ТехИнсайдер
Ученые предупреждают: вспышки оспы обезьян в Африке надо остановить, пока не поздно Ученые предупреждают: вспышки оспы обезьян в Африке надо остановить, пока не поздно

Оспа обезьян постепенно распространяется в экваториальной Африке

ТехИнсайдер
Безупречный газон и морозостойкие розы: создаем на своем участке сад в английском стиле Безупречный газон и морозостойкие розы: создаем на своем участке сад в английском стиле

Как придать саду британский колорит?

Вокруг света
Мастер современной научной фантастики, которого рекомендовал сам Билл Гейтс: 5 лучших книг Кима Стэнли Робинсона Мастер современной научной фантастики, которого рекомендовал сам Билл Гейтс: 5 лучших книг Кима Стэнли Робинсона

Произведения фантаста Кима Стэнли Робинсона, на которые стоит обратить внимание

ТехИнсайдер
«Разговоры о прошлом сами по себе не могут нас исцелить»: главный миф о психотерапии «Разговоры о прошлом сами по себе не могут нас исцелить»: главный миф о психотерапии

Как работает психотерапия?

Psychologies
Уникальный антарктический комар может не пережить потепление Уникальный антарктический комар может не пережить потепление

Даже небольшое потепление может серьезно сказаться на фауне Антарктики

ТехИнсайдер
Дело «баронессы де Сталь» Дело «баронессы де Сталь»

Лидия де Шталь — советская шпионка и «бацилла большевизма»

Дилетант
Сооснователи Swiss Smile — о «спа для зубов» и ортодонтии под санкциями Сооснователи Swiss Smile — о «спа для зубов» и ортодонтии под санкциями

Юлия Фишкина и Станислав Вафин — о стандартах стоматологии премиум-класса

РБК
Открыть в приложении