Факторы эффективности проектов развития территорий на примере движения Сэмаыль

Позитивные измененияОбщество

Для кого звонит рассветный колокол новой деревни?

О факторах эффективности проектов развития территорий на примере южнокорейского движения Сэмаыль1

Движение Сэмаыль2 родилось в эпоху правления президента Пак Чонхи, который, с одной стороны, является одним из главных протагонистов истории «Чуда на Хангане», а с другой — узурпатором и диктатором. Поэтому, говоря о чудесной трансформации Республики Корея из отсталой и разрушенной войной страны в одну из ведущих экономик мира, следует понимать, что это крайне сложная и многофакторная история, не укладывающаяся в рамки анализа лишь одного социального явления. Цифры при этом действительно впечатляют: с начала движения Сэмаыль ВНП на душу населения вырос с $257 в 1970 году до $1394 в 1979 г., и до $4934 в 1989 году3. На 2023 год, по данным Банка Кореи, ВНП на душу населения вырос до среднего уровня в $33 000.

1. This publication was supported by the 2020 Korean Studies Grant Program of the Academy of Korean Studies (AKS-2020-R-94).

2. Впервые мы рассказывали о «движении за новую деревню» в 4 выпуске журнала за 2022 год: Гладких, Н. & Чистякова, К. (2023). Движение за новую деревню: южнокорейский опыт в развитии сельских территорий. Позитивные изменения, 2(4), 96-101.

3. Korean Saemaul Undong Center. (2024) Retrieved from: https://www-en.saemaul.or.kr/sub/whatSMU/definition.php. (accessed: 12.04.2024.)

Безусловно, для такого экономического рывка необходимы были самые разносторонние усилия корейского народа. В том числе в аграрных районах, на которые в первую очередь было направлено влияние Сэмаыль.

Одной из целей движения была своего рода «ментальная революция», переворот в сознании сельских жителей, который позволил бы им вернуть себе ответственность за собственную жизнь и тем самым открыл путь для инициативного и проактивного фермерства. Совершенно очевидно, что что-то в этой системе сработало. Но что именно?

В данной статье предпринята попытка провести анализ психологических феноменов, которые, вероятно, позволили не только создать эту уникальную инициативу, но и стабильно воплощать ее на протяжении полувека, способствовали ее распространению и на другие секторы экономики, и даже на другие страны. О том, что такое движение Сэмыаль, его стадиях, содержании, критическом осмыслении — написано очень много. Нам же кажется важным заглянуть глубже в это явление и выделить внутренние, психологические и общечеловеческие факторы, которые в ситуации Сэмаыль, а также других движений, направленных на организацию сообществ развития территорий, позволяют находить отклик в сердцах людей. Не претендуя на глубокое научное исследование, мы хотим выделить ряд гипотез, которые могут стать основой для дальнейшего осмысления и проверки.

Три столпа движения Сэмаыль

Начнем с основ. Цель движения Сэмаыль: «Изменить наши деревни к лучшему». Уже на старте она была подкреплена лозунгом президента Пак Чонхи: «Мы можем!»4.

4. В оригинале на корейском фраза звучит так: 할 수 있다!

На флаге движения изображен желтый круг, который символизирует взаимодействие, богатство и неограниченный потенциал. А три зеленых листа — это надежда на успех, который произрастает из трех столпов движения Сэмаыль: трудолюбие, самопомощь и сотрудничество.

Трудолюбие

Трудолюбие — это одна из первых ассоциаций, которая приходит на ум при мысли о Корее и корейцах. Согласно психологическому определению этого термина, трудолюбие — черта характера, заключающаяся в положительном отношении личности к процессу трудовой деятельности. Проявляется трудолюбие в активности, инициативности, добросовестности, увлеченности и удовлетворенности самим процессом труда. В психологическом смысле, трудолюбие предполагает отношение к труду как к основному смыслу жизни, потребность и привычку трудиться5.

5. Мир психологии. (2024). Трудолюбие. Режим доступа: http://psychology.net.ru/dictionaries/psy.html?word=1018. (дата доступа: 12.04.2024).

С одной стороны, это очень логично — заложить в основу реформационного движения что-то присущее народу. При этом тот идеологический сдвиг, та ментальная революция, которая была составной частью движения Сэмаыль, выводили это трудолюбие на новый уровень — создавая соревнование между деревнями. Так, по итогам первого года программы, более 6000 деревень были исключены из госпрограммы «за неуспеваемость». А оставшиеся получали дополнительные ресурсы и различные награды от государства. В итоге к концу первого десятилетия движения (к 1979 году) — 2/3 корейских деревень демонстрировали устойчивую дееспособность, а «ленивых» деревень с каждым годом становилось все меньше.

Таким образом, мы можем говорить о том, что дух соперничества в трудолюбии был поддержан и развит корейской государственный системой. Это также согласовывалось с курсом Пак Чонхи на воспитание большего индивидуализма у корейцев. Результатом стало то, что уже в первые годы после начала движения Сэмаыль многие деревенские домохозяйства, участвовавшие в программе, вышли на достаточно уверенный экономический рост, а главное — смогли обеспечить стабильную продовольственную безопасность для себя и своих деревень6. Таким образом, трудолюбие, являясь общенациональной чертой корейского народа, само по себе становится базовым психологическим фактором, способствующим успеху движения Сэмаыль в Корее.

6. Moore, M. (1984). Mobilization and disillusion in rural Korea: the Saemaul movement in retrospect. Pacific Affairs, 57(4), 577-598.

Самопомощь

Самопомощь, как один из трех главных столпов движения, указывает на сложный комплекс внутренних процессов, включающих компоненты веры в себя, свои силы, силу своего сообщества, готовность обращаться к собственным ресурсам и ресурсам сообщества для улучшения своей жизни и жизни на территории.

Самопомощь для современного человека связана в первую очередь с американской историей7, с ее фокусом на достижении индивидуального успеха и удовлетворенности. Основные психологические концепции в этой области разрабатывают различные инструменты для саморегуляции, самопознания, саморазвития.

7. Marques, M. B. S. (2014). The self-help literature and the power of the mind. Anuac, 3(2), 61-76.

Интересно, что же вкладывали в это понятие корейцы полвека назад? В контексте движения Сэмаыль, самопомощь понималась в первую очередь как чувство авторства, ответственности за ту роль, которую каждый играет в жизни сообщества. Один из лозунгов в прямом переводе звучит так: «Делать лучшее, что ты можешь на своем месте и решать собственными силами»8.

8. Оригинал на корейском: 자신의 역할에 최선을 다하며 스스로의 힘으로 해결해 나갑니다

С психологической точки зрения это радикально отличающиеся действия:

  • в первом случае (американская концепция) мы говорим о рефлексивной позиции, направленной внутрь, нацеленной на осознанность и осмысление событий внешнего и внутреннего мира;
  • во втором случае (корейская концепция) речь идет о проактивном самоопределении и присвоении авторства собственной жизни.

В данной статье мы не ставим перед собой задачу оценить эти стратегии самопомощи, а лишь разграничить это понимание и посмотреть на то, какую роль оно сыграло в успехе движения за новую деревню.

Лидеры Сэмаыль выступали в качестве движущей силы и первопроходцев, собственной жизнью задавали пример для подражания, создавая привлекательные образы, к которым хотелось стремиться и другим жителям деревни. Хотя лидеры избирались жителями деревни, их работа была полностью добровольческой — никакого финансового вознаграждения они не получали. Однако правительство пристально следило за ними и награждало в случаях успеха благодарственными знаками, что, судя по всему, играло немаловажную роль в поддержании их морального духа. Таким образом, главной опорой лидеров сообществ была та самая самопомощь — как проактивное движение к общей цели с опорой на собственные силы.

Очевидно, что для того, чтобы это стало возможным, необходим внутренний локус контроля, даже если в какой-то момент раньше он являлся более внешним. А это легко предположить — ведь корейский народ почти полвека провел под тяжелейшими репрессиями японцев: был запрещен корейский язык, уничтожались памятники корейской культуры, переписывалась сама история Кореи — среда начинала восприниматься как неподконтрольная, где человек лишь пассивная жертва системы и обстоятельств, не имеющий возможности влиять на окружающую действительность.

Такие обстоятельства — «питательная почва» для возникновения другого феномена, имеющего противоположную, негативную в отношении формирования установки на самопомощь коннотацию — выученной беспомощности. О нем в этом контексте стоит сказать отдельно. Согласно определению М. Селигмана, впервые описавшего этот феномен, выученная беспомощность возникает в ситуации, когда у человека появляется уверенность в том, что он не может изменить внешнюю ситуацию, предотвратить или видоизменить ее. Вследствие этого, он перестает предпринимать попытки по изменению ситуации — даже тогда, когда они с большой долей вероятности могут привести к успеху. Такие проявления могут происходить как на уровне отдельного индивида, так и целой станы.

Возвращаясь к Республике Корее, еще раз подчеркнем важность той психологической трансформации, которую обеспечило движение Сэмаыль корейским крестьянам. Это возврат собственного авторства жизни и самопомощь, определение себя как человека ответственного за свое будущее и будущее своего народа, и способного создавать его своими руками.

Сотрудничество

В соответствии со словарным определением, сотрудничество — это совместная деятельность людей, предполагающая распределение между ними обязанностей, координацию их действий, оказание помощи, поддержки друг другу9.

9. Немов, Р. С. (2007). Психологический словарь.

Смысл движения Сэмаыль заключается в том, чтобы построить деревню/город/страну, где всего будет в достатке — и в материальном плане, и в духовном — и, главное, построить ее не только для себя, но и для соседа, для ближнего.

Такой дух общности глубоко прошит в корейском менталитете. Не только мое благосостояние зависит от благосостояния общества (человек как потребитель в социальной сфере), но и благосостояние общества зависит от моего вклада (человек как проактивный участник и созидатель). Чего стоит знаменитая история кризиса 1998 года, когда в рамках общенациональной кампании корейцы принесли в банки 226 метрических тонн золота на сумму 2,2 млрд. долларов. А ведь в Корее золото не просто драгоценный металл: золото дарят на рождение ребенка, на свадьбу, при выходе на пенсию; это скорее символ, чем богатство. Но дело было не только в золотых пожертвованиях — молодые люди отказались от учебы за границей, профсоюзы договорились не требовать повышения зарплат, депутаты отказались от индексации собственных окладов — словом, каждый делал посильный вклад в стабилизацию экономики.

В современном западном дискурсе «терапевтической культуры» такой самоотверженный подход к делу может рассматриваться как проявление «нездоровья», слабого эго и недостатка умения заботиться о себе. В Корее личный успех в историческом плане есть достояние социума. И тогда, видя личностный смысл в выражении отношения мотива к цели10, мы можем говорить о достижении высокого уровня индивидуальной удовлетворенности (как реализации личностного смысла) в моменты коллективного успеха. Вполне вероятно, что это еще один психологический фактор эффективности «движения за новую деревню».

10. Леонтьев, А. Н. (2004). Деятельность. Сознание. Личность.

Гипотезы о латентных факторах

Указанные выше три фактора как декларативно и официально, так и фактически выступили базовыми основаниями, психологической «почвой» для успешной реализации движения. Далее мы рассмотрим еще несколько факторов, которые с определенной долей вероятности могли стать (а также становятся и по сей день) драйверами процесса активизации сообществ, в рамках реализации модели Сэмаыль.

Вдохновляющий опыт другого

Когда первые успехи движения за новую деревню были уже видны, правительство перешло к более активной стадии — обучению старост и руководителей местных общин. С 1972 года в специальных учебных центрах начинаются тренинги по воспитанию лидеров Сэмаыль. В их задачи входило не только умение реализовать конкретные лидерские навыки на практике, но и распространять идеи Сэмаыль повсеместно. Потому залог успеха руководство страны видело именно в объединении экономической и идеологической составляющей движения.

Обучение в учебном центре состояло (состоит и сегодня) из пяти блоков:

1. Обучение делом.

2. Интерактивный тренинг.

3. Изучение кейсов.

4. Обсуждение.

5. Лекции.

Как мы видим, только последний — пятый блок — является в полном смысле «знаниевым» компонентом программы обучения. Остальные четыре — это в разной степени погружение в практику. Оно и понятно, ведь мотто движения звучит так: «Движение Сэмаыль — это действие и практика»11.

11. Оригинал на корейском: 새마을운동은 행동이요 실천입니다

Учебные программы Сэмаыль ориентированы в первую очередь на решение насущных проблем, которые неизбежно есть у каждого из участников обучения. Просмотры фильмов с успешными кейсами, выезды в другие деревни и на предприятия, обмен опытом участников — все это имеет задачу максимально приблизить обучение к непосредственной практике новых лидеров, а также мотивировать их на работу, вдохновить успехом тех, кто уже идет по этому пути.

Важно и то, что обучение не заканчивается после того, как слушатели получат сертификаты о прохождении учебы. С выпускниками продолжается работа, которая состоит не только и не столько в контролировании результатов, сколько в оказании поддержки при решении сложных и конфликтных ситуаций, неизбежно возникающих при внедрении новых практик в устоявшийся быт деревни.

Осмысление данного фактора с точки зрения психологии может быть проведено в терминах теории социального научения Альберта Бандуры. С одной стороны, викарное научение — наблюдение за тем, как кто-то другой добивается успеха, может повлиять на восприятие собственных способностей. С другой стороны, убеждения людей относительно своих способностей оказывает воздействие на эти способности12.

12. Calicchio, S. (2023). Альберт Бандура и фактор самоэффективности: Путешествие в психологию человеческого потенциала через понимание и развитие самоэффективности и самооценки.

Вдохновляющий компонент является одним из основополагающих в современной международной «франшизе» движения. В рамках него, с одной стороны, рассказывается история успеха Республики Кореи в развитии сельских территорий, который случился благодаря движению Сэмаыль. С другой стороны, ведется активная работа по организации поддержке лидеров и участников проекта, направленная на укрепление их веры в себя, свои способности изменить жизнь своей территории к лучшему. По-видимому, данный компонент программы, в основе которого лежат описанные Бандурой закономерности, является одним из главных драйверов эффективности. Обращаясь к опыту реализации программ развития сообществ в сельских территориях — к примеру, программы «Солидарные сообщества»13, кажется, в них не столь проявлен компонент вдохновения другим успешным опытом, что является потенциальной точкой роста, возможностью для повышения эффективности таких программ.

13. Рудина-Ладыжец, Е. (2022). Сообщества как драйвер развития территории. Опыт проекта «Солидарные сообщества». Позитивные изменения, 48-59.

Дисциплина

В психологии дисциплина рассматривается в контексте внешних поведенческих проявлений (выполнение требований, привнесённых другими людьми) и внутренних установок (выполнение требований, выработанных к себе самому). Внешние проявления дисциплинированности могут быть связаны с социальным давлением, но установка на дисциплинированность — это осознанное поведение, не зависящее от изменяющихся условий14.

14. Фоминова, А. Н. (2012). Психологические аспекты дисциплины в школе. Психология и право, 2(3).

История доказала, что жители Республики Корея не знают себе равных в демонстрации дисциплины. Именно здесь — на родине K-pop и Халлю (корейской волны) — ежегодно готовят десятки поп-айдолов и чемпионов по киберспорту очень похожим образом — на фабриках талантов. После жесткого, если не сказать жестокого, отбора, молодые люди подписывают строго регламентированные контракты, по условиям которых вся их дальнейшая жизнь подчиняется указаниям продюсерской компании. В атмосфере железной дисциплины и уважения к авторитету проходят постоянные суперинтенсивные тренировки, цель которых — осуществить задуманное в конкретные сроки15.

15. Осетрова, М. (2018). На корейской волне. 25.11.2018. Профиль. Режим доступа: https://profile-ru.turbopages.org/profile.ru/s/culture/na-55421/. (дата доступа: 12.04.2024)

Если посмотреть на распорядок дня первых лидеров движения Сэмаыль, трудно не заметить сходства: «Слушателей курсов поднимали рано утром. В 6 часов они выстраивались линейкой на площадке, салютовали национальному флагу и пели гимн, после чего участвовали в двухкилометровом забеге. Вернувшись, они совершали необходимые гигиенические процедуры (за этим строго следили) и шли завтракать в 7 часов. В 8 часов начинались занятия в аудитории. Из рядов слушателей выходил доброволец, рассказывавший о том, насколько удачно движение проходит в его деревне. В 9 часов начинались лекции… особенное внимание уделялось рассказам, основывавшимся на реальных примерах успешного претворения в жизнь движения за новую деревню. Днем слушатели курсов смотрели фильмы, посвященные движению, играли в футбол или волейбол, совершали походы в близлежащие деревни или на промышленные предприятия, расположенные в сельской местности. Практиковалось и привлечение слушателей к физическому труду. Вечер проходил в дискуссиях»16.

16. Курмызов, А.А. (2011). Движение за новую деревню (Сэмаыль ундон): социально-экономический и идеологический аспекты. Вестник российского корееведения, (3).

До сих в Корее часто можно встретить, так называемые, рассветные колокола. На английском они так и называются — колоколами Сэмаыль, или новой деревни. Это традиционные корейские колокола, в которые сельчане били на заре, и с их гулкого раскатистого удара начинался трудовой день. В отличие от Европы, в Азии колокола часто не имеют внутреннего язычка, хотя по форме они и похожи — эдакая перевернутая чаша. А раз язычка нет, то и звук из него извлекается иначе — ударом бревна, подвешенного рядом или с помощью специальных колотушек. До сих пор эти колокола часто можно встретить в деревнях-музеях, которые рассказывают о жизни корейского села.

Зачем так много говорить об этих рассветных колоколах? А именно потому, что в их наличии и действии кроется одна из особенностей корейского народа, которая, безусловно, способствовала успеху «движения за новую деревню» — а именно дисциплинированность и невероятное трудолюбие корейцев, о которых мы уже говорили выше. Будь то крестьяне середины прошлого века, восстанавливающие страну после десятилетий японского опустошения, гражданской войны и политических междоусобиц, или современные поп-айдолы, живущие на острие молодежной культуры — корейцы способны вставать на заре (и до нее) для того, чтобы создавать свой завтрашний день.

Мы можем долго рассуждать о том, каковы границы «оптимального» уровня дисциплины, позволяющего членам сообщества развития территорий достигать значимых результатов своей работы. Тем более, с учетом потенциального появления описанного Бремом феномена реактивного сопротивления личности в выборе17. Его суть состоит в сопротивлении человека любым ограничениям его свободы, которое возникает в ситуации, когда внешнее условие (другой человек, люди, норма или правило) ограничивает свободу или создает угрозу ограничения проявлений своего мнения, взглядов и т. п. Другими словами, речь идет о навязывании какого-то варианта поведения, предложения какого-то варианта действий как единственно верного. Имея в виду угрозу проявления такого феномена, когда речь идет об организации дисциплины, внедрения правил, стоит руководствоваться, в том числе механизмами действия другого феномена из психологической теории решений — феномена личностных инвестиций. Его суть состоит в повышении ценности того, во что человек вложил свое время и другие виды ресурсов, к примеру — внес свои предложения и т. п.

17. Brehm, J. W. (1966). A theory of psychological reactance. Academic Press.

Резюмируя, можно сказать, что следование правилам и нормам, выполнение проектных задач по выработанному плану, по-видимому, являются важными факторами эффективности реализации проекта, как и другие компоненты, требующие от участников определенного уровня дисциплины. Однако необходимо, чтобы в их обсуждении и принятии участвовали все жители, вовлеченные в проект. Важно, чтобы решение соблюдать дисциплину, следовать графикам, выполнять задачи строго в срок — было общим, коллегиальным и каждый чувствовал свой вклад и участие в принятии этого решения.

Движение от простого к сложному

Одной из отличительных черт «движения за новую деревню» можно назвать его поступательность. В отличие от пятилетних экономических планов СССР, Сэмаыль не имел четко прорисованного результата на старте и реализовывался шаг за шагом. Началось все с проектов по улучшению условий жизни деревенского населения, хотя бы с внешнего вида деревень. Для этого правительство выдало каждой деревне знаменитые 335 мешков с цементом.

Постепенно соломенные крыши были заменены на черепичные, были отремонтированы каменные заборы и канализационные системы, затем построили мосты — деревня преобразилась. Разумеется, этот успех имел и психологическую сторону: укрепление мотивации, благоприятный эмоциональный фон и, главное, — вера с собственные силы.

На ее основе последовали проекты по увеличению доходов отдельных домохозяйств, а затем и коллективные инициативы. К тому моменту, когда средний доход сельских домохозяйств превысил доход городских жителей18, движение начало выход за пределы деревень: те же принципы стали внедряться на предприятиях и заводах — в различных сферах, где требовалось коллективное взаимодействие. По утверждению сотрудников Центра Сэмаыль, именно движение за новую деревню лежит в основе устойчивого роста корейской экономики. Эту же идею подтверждает мнение рядовых корейцев: по общенациональным опросам общественного мнения, проведенным в 1998 и 2008 годах, Сэмаыль признавался величайшим достижением корейского народа (45,6% и 40,2% соответственно)19.

18. По данным Центра Сэмаыль, это произошло в середине-конце 1970-х годов, то есть, через 5-10 лет после старта программы.

19. По данным архива Центра Сэмаыль http://archives.saemaul.or.kr/vr/.

Анализируя эту ситуации с позиций психологического знания, мы можем говорить о совмещении потенциального плана (жизненной перспективы) и актуального плана (оценка достижений на данный момент), результирующего в ощущении жизненного успеха20. Проще говоря, когда задуманное реализуется в объеме большем, чем ожидалось (синергетический эффект), удовлетворенность и мотивация неизбежно возрастают и создают благоприятные условия для продолжения успешной деятельности.

20. Карапетян, Л. В. (2008). Психологические аспекты удачи и успеха. Психологический вестник Уральского государственного университета, (6), 332-343.

Факторы эффективности проектов солидарности жителей в современном мире

На сегодняшний день, 42 деревни в 10 странах мира развивают свои территории на основе модели Сэмаыль21. Уникальная ситуация, когда программа, возможно, из совсем не знакомой жителям деревень далекой страны, вдруг находит благодатную почву и отклик в их сердцах.

21. Korean Saemaul Undong Center. (2024) Overseas Saemaul Projects. Retrieved from: https://www-en.saemaul.or.kr/sub/globalSMU/overseas.php /. (accessed: 12.04.2024).

В рамках описания мы намеренно делали акцент на тех характеристиках факторов, которые имеют культурную обусловленность — свойственны, по-видимому, именно корейскому обществу, обусловлены культурно и исторически, о чем свидетельствует их проявление и в других национальных программах и движениях. При этом, как можно было заметить, многие из отмеченных факторов являются общечеловеческими, опирающимися на описанные в мировой психологии феномены. Иначе мы бы и не могли говорить о возможностях какого-либо успешного переноса практики развития территорий по модели движения Сэмаыль на другие территории, находящиеся за пределами Республики Корея, такой опыт был бы неотчуждаем.

В связи с этим, по-видимому, многие из этих откликов возникают на основе важных психологических феноменов. Осознанный учет феноменов, помощь в организации коммуникации с жителями и любых внешних обращений к ним таким образом, чтобы быть услышанными, правильно понятыми и по-настоящему помогающими и поддерживающими, — задача почти психотерапевтическая. Но не менее важная, чем другие задачи, связанные с организацией проектов развития сельских территорий.

Напоследок хотелось бы отметить действие еще одного феномена — оптимизма. Ранее он не был упомянут, но, по-видимому, он является, более высокоуровневым, включающим комплекс других феноменов и явлений. С точки зрения философии, быть оптимистом означает найти смысл жизни, понимать жизнь как собственное развитие, подчиненное циклам, которые ведут к цели. Оптимист знает, что жизнь не случайна и в конце пути «хорошее» обязательно восторжествует над «плохим». Более того, быть оптимистом — значит верить не только в «хорошее», но и в «лучшее»22. Психолог М. Селигман, впервые описавший феномен выученной беспомощности, впоследствии занялся разработкой теории оптимизма, пересмотрев свои взгляды на характер возникновения «беспомощности». В соответствии с теорией оптимизма, приобретенные в «борьбе с реальностью» успехи служат причиной того, что временные, даже, казалось бы, непреодолимые трудности не отменяют мотивацию к активным действиям. Если быть точнее, они снижают мотивацию к активности в меньшей степени, чем это происходит у пессимистически настроенных людей, более склонных к формированию выученной беспомощности23. Таким образом, оптимизм, по-видимому, мы можем уверенно добавить в список феноменов, способствующих эффективности реализации проектов развития территорий.

22. Посохова, С. Т. (2009). Оптимизм: психологическое содержание и личностный смысл. Вестник Санкт-Петербургского университета. Социология, (1-1), 5-16.

23. Там же

В заключение

В данной статье предпринята попытка сделать первый шаг в сторону психологического осмысления феноменов, лежащих в основе успешных практик развития территорий силами самих жителей, на примере движения Сэмаыль. На наш взгляд — это начало важной дискуссии и нового дискурса, который может быть продолжен представителями различных направлений в психологии, а также специалистами смежных наук. Мы приглашаем коллег к этой дискуссии.

Наталья Гладких, к. психол. н., ведущий эксперт Института социально-экономического проектирования НИУ ВШЭ

Елена Ким, аспирант и сотрудник стратегического проекта «Успех и самостоятельность человека в меняющемся мире», НИУ ВШЭ

 


For whom does the dawn bell toll?

The factors of effectiveness of spatial development projects using the example of South Korea's Saemaul movement1

1. This publication was supported by the 2020 Korean Studies Grant Program of the Academy of Korean Studies (AKS-2020-R-94).

The Saemaul Movement2 was born during the presidency of Park Chung-hee, who stands as both a key person in the “Miracle on the Han River” and a controversial figure, accused of usurpation and dictatorship. Thus, in discussing the remarkable transformation of the Republic of Korea from a war-torn backwater to a global economic powerhouse, one must grasp the intricate, multifaceted narrative that extends beyond the analysis of a single social phenomenon. The statistics are undeniably impressive: since the inception of the Saemaul Movement, GNP per capita has surged from $257 in 1970 to $1394 in 1979, and to $4934 by 19893. As of 2023, according to the Bank of Korea, GNP per capita has reached an average of $33,000.

2. We first covered the “new village movement” in Issue 4 of our 2022 Journal: Gladkikh, N. & Chistyakova, K. (2023). The New Village Movement: South Korea's Experience in Rural Development Positive Changes Journal, 2(4), 96-101.

3. Korean Saemaul Undong Center. (2024) Retrieved from: https://www-en.saemaul.or.kr/sub/ whatSMU/definition.php. (accessed: 12.04.2024.)

Undoubtedly, such an economic leap demanded the diverse efforts of the Korean populace, including those in agrarian regions, which were the primary focus of the Saemaul Movement’s influence.

One of the movement’s objectives was a sort of mental revolution, a shift in the mindset of rural inhabitants to reclaim responsibility for their lives, thus paving the way for proactive and initiativedriven farming. It’s evident that something within this framework proved effective. But what exactly?

This article aims to analyze the psychological phenomena that likely not only birthed this unique initiative but also sustained its implementation over half a century, facilitating its expansion into other economic sectors and even other nations. While much has been written about the Saemaul Movement — its phases, content, and critique — we find it crucial to delve deeper into this phenomenon, identifying the internal, psychological, and universal factors that resonate with people’s hearts in the context of Saemaul and similar movements aimed at fostering community development. Without claiming to conduct a comprehensive scholarly study, we attempt to propose several hypotheses that can serve as a foundation for further reflection and research.

The three pillars of the Saemaul movement

Let’s start with the basics. The goal of the Saemaul Movement is formulated as follows: “To change our villages for the better.” From the outset, this goal was reinforced by President Park Chung-hee’s rallying cry: "We Can!".4

4. In Korean, the phrase is 할 수 있다!

The movement’s flag features a yellow circle symbolizing interaction, wealth, and boundless potential. And the three green leaves represent the hope for success, stemming from the movement’s three pillars: industriousness, self-help, and cooperation.

Industriousness

Industriousness is one of the first associations that comes to mind when you think of Korea and Koreans. According to the psychological definition, industriousness is a character trait characterized by a positive attitude toward labor. It manifests in activity, initiative, conscientiousness, passion, and satisfaction derived from the labor process itself.

Psychologically, industriousness implies viewing labor as life’s core meaning, a necessity, and a habit5.

5. The World of Psychology. (2024). Industriousness. Retrieved from: http://psychology.net.ru/ dictionaries/psy.html?word=1018. (accessed: 12.04.2024).

On one hand, it’s logical to base a reform movement on traits inherent to the populace. Simultaneously, the ideological shift, the mental revolution that was part of the Saemaul Movement, elevated this industriousness to new heights — creating competition among villages. Consequently, after the program’s first year, over 6,000 villages were excluded from the state program due to underperformance, while the remainder received additional resources and rewards from the state. By the end of the movement’s first decade (by 1979), two-thirds of Korean villages demonstrated sustainable viability, with the number of “lazy” villages dwindling annually.

Hence, we can assert that the competitive spirit of industriousness was supported and enhanced by the Korean state apparatus. This approach aligned with Park Chung-hee’s policy of fostering greater individualism among Koreans. Consequently, in the initial years following the Saemaul Movement’s inception, many rural households participating in the program achieved substantial economic growth and, most importantly, ensured stable food security for themselves and their communities6. Thus, industriousness, as a national trait of the Korean people, became a fundamental psychological factor contributing to the Saemaul Movement’s success in Korea.

6. Moore, M. (1984). Mobilization and disillusion in rural Korea: the Saemaul movement in retrospect. Pacific Affairs, 57(4), 577-598.

Self-­help

Self-help, as one of the three main pillars of the movement, points to a complex set of internal processes involving belief in oneself, one’s own strength, the strength of one’s community, and the willingness to tap into personal and communal resources to improve one’s life and the life of the community.

For the modern individual, self-help is primarily associated with the American ethos7, emphasizing individual success and fulfillment. Major psychological concepts in this field develop various tools for self-regulation, self-knowledge, and self-development.

7. Marques, M. B. S. (2014). The self-help literature and the power of the mind. Anuac, 3(2), 61-76.

But what did Koreans mean by this concept half a century ago? In the context of the Saemaul Movement, self-help was primarily understood as a sense of authorship, a responsibility for the role each person plays in the community’s life. One of their slogans directly translates to: “Do the best you can in your place and decide on your own.”8

8. Korean original: 자신의 역할에 최선을 다하며 스스로의 힘으로 해결해 나갑니다

Psychologically, these are radically different actions:

  • The first case involves a reflexive position directed inward, focused on realizing and comprehending events in the external and internal world.
  • The second case entails proactive selfdetermination and the attribution of authorship over one’s own life.

In this article, our goal is not to evaluate these self-help strategies but rather to delineate this understanding and examine the role it played in the success of the New Village Movement.

Leaders of Saemaul acted as driving forces and pioneers, setting examples through their own lives and creating attractive images for other villagers to aspire to. Although elected by villagers, these leaders worked entirely as volunteers without financial remuneration. However, the government closely monitored them and rewarded successful cases with plaques of appreciation, which seems to have played a significant role in maintaining their morale. Thus, self-help served as the mainstay for community leaders, representing a proactive movement toward a common goal.

It's evident that to achieve this, an internal locus of control is necessary, even if it was more external at some point in the past. This shift is understandable given Korea’s nearly half-century under severe repression by the Japanese, during which the Korean language was banned, Korean cultural monuments were destroyed, Korean history itself was rewritten — the environment began to be perceived as uncontrollable, where a person is only a passive victim of the system and circumstances, unable to influence the surroundings.

Such circumstances provided fertile ground for the emergence of learned helplessness which is detrimental in relation to the formation of selfhelp attitude. It is worth a separate mention in this context. This phenomenon was described by M. Seligman, and according to his definition, it emerges where individuals believe they cannot change, prevent or transform external circumstances, leading them to cease attempts at change even when success is probable. Its manifestations can occur both at the level of an individual and at the level of an entire country.

Returning to the Republic of Korea, we must underscore the psychological transformation the Saemaul movement provided to Korean peasants. It represented a return to personal authorship of life and self-help, defining oneself as responsible for one’s own future and that of one’s people, capable of shaping it with one’s own hands.

Cooperation

According to the dictionary definition, cooperation is the joint activity of people, involving the distribution of responsibilities, coordination of actions, and mutual assistance and support9.

9. Nemov, R. S. (2007). A Dictionary of Psychology.

The essence of the Saemaul movement lies in building a village/city/country where abundance reigns — materially, spiritually, and, most importantly, not only for oneself but also for one’s neighbor.

This spirit of togetherness runs deep in the Korean mentality. Not only does one’s well-being depend on society’s (the individual as a social consumer), but society’s well-being depends on individual contributions (the individual as a proactive participant and a creator). This is exemplified by the famous story of the 1998 crisis, when Koreans donated 226 metric tons of gold worth $2.2 billion to banks as part of a nationwide campaign. In Korea, gold is not merely a precious metal; it symbolizes significant life events like birth of a child, wedding, retirement; it is more of a symbol than a display of wealth. But this generosity extended beyond gold donations. Young people forwent studying abroad, trade unions refrained from demanding wage increases, and deputies waived salary indexing. In short, everyone contributed to stabilizing the economy.

In contemporary Western “therapeutic culture” discourse, such dedicated commitment might be viewed as a sign of “unhealthiness,” weak ego, and a lack of self-care skills. In Korea, personal success historically belongs to the society. Thus, finding personal meaning in the alignment of motives with goals10 leads to a high level of individual satisfaction, as it reflects the realization of personal purpose, especially in moments of collective achievement. This could be another psychological factor contributing to the efficacy of the “new village movement.”

10. Leontiev, A. N. (2004). Activity. Consciousness. Personality.

Hypotheses on latent factors

The aforementioned three factors, both declaratively and practically, served as fundamental pillars, the psychological “soil,” for the successful implementation of the movement. Now, let’s look into several other factors that, with a certain degree of probability, could have served (and continue to serve to this day) as drivers of community activation within the framework of the Saemaul model.

Drawing inspiration from the outside

As the initial successes of the New Village Movement became evident, the government shifted to a more proactive stage — training village leaders and local community heads. Since 1972, specialized training centers have conducted workshops to nurture Saemaul leaders. Their curriculum not only focused on practical leadership skills but also on propagating Saemaul’s principles extensively. Hence, the country’s leadership saw the fusion of economic and ideological components as pivotal to success.

Training at these centers consisted (and continues to consist up to this day) of five blocks:

1. Hands-on learning.

2. Interactive workshops.

3. Case studies.

4. Discussion.

5. Lectures.

It’s noteworthy that only the last block, the fifth one, represents the purely “knowledgebased” component of the training program. The other four involve various levels of practical immersion. This approach aligns with the movement's motto: “Saemaul Movement — Action and Practice.”11

11. Korean original: 새마을운동은 행동이요 실천입니다

Saemaul’s training programs primarily address those immediate challenges that are invariably faced by each of the participants. Screenings of films showcasing successful cases, field trips to other villages and businesses, and the exchange of experiences among participants all aim to bring training as close as possible to the practical realities of new leaders and to motivate and inspire them with stories of success of those already on the path.

Equally important is that training doesn’t end with participants receiving certificates. Ongoing support is provided to graduates, not merely to monitor outcomes, but to assist in resolving complex and conflictual situations inevitable during the implementation of new practices in established village life.

Understanding this factor through the lens of psychology can be framed in terms of Albert Bandura’s theory of social learning. Observing others’ successes can influence perceptions of one’s own abilities, while people’s beliefs about their capabilities shape those very abilities.12

12. Calicchio, S. (2023). Albert Bandura and the selfefficacy factor: A journey into the psychology of human potential through the understanding and development of self-efficacy and self-esteem.

The inspirational component stands as a cornerstone in the contemporary international “franchise” of the movement. On one hand, it recounts the Republic of Korea’s success story in rural development, courtesy of the Saemaul movement. On the other, active efforts are made to provide support to project leaders and participants, aimed at bolstering their self-confidence and capacity to improve their territory. This component, grounded in patterns observed by Bandura, appears to be a primary driver of effectiveness. Examining experiences with implementing community development programs in rural areas — such as the Solidarity Communities program13 — suggests a potential area for growth: increasing the incorporation of inspirational narratives from successful experiences (this component is not as pronounced in them), which could enhance the efficacy of such programs.

13. Rudina-Ladyzhets, E. (2022). Communities as a driver of territorial development. The Solidarity Communities project experience. Positive Changes Journal, 48-59.

Discipline

In psychology, discipline is explored within the context of outward behavioral displays (compliance with externally imposed demands) and internal attitudes (compliance with self-imposed standards). External demonstrations of discipline may stem from social pressures, but a disciplined mindset is a conscious behavior, irrespective of changing circumstances14.

14. Fominova, A. N. (2012). Psychological aspects of discipline in school. Psychology and law, 2(3).

History has proven that the citizens of the Republic of Korea stand unrivaled in their demonstration of discipline. Here, in the birthplace of K-pop and Hallyu (the ’Korean Wave’ phenomenon), dozens of pop idols and esports champions are annually molded in strikingly similar fashion — through talent incubators. Following rigorous, if not cruel, selection processes, these young talents sign meticulously regulated contracts, binding their futures to the directives of their production companies. Amidst an atmosphere of ironclad discipline and respect authority, they undergo relentless, highly intensive training sessions aimed at realizing their objectives within specific timeframes.15

15. Osetrova, M. (2018). On the Korean Wave. 25.11.2018. Profile. Retrieved from: https:// profile-ru.turbopages.org/profile.ru/s/culture/ na-55421/. (accessed: 12.04.2024)

A glance at the daily regimen of the early leaders of the Saemaul movement reveals striking parallels: “Course participants rose early each morning. At 6 a.m., they assembled in formation on the grounds, saluted the national flag, and sang the anthem, followed by a two-kilometer run. Upon return, they completed requisite hygiene routines (closely monitored), then had breakfast promptly at 7. Lectures commenced at 8, often prefaced by a volunteer sharing success stories from their village. Discussions began at 9, with a particular emphasis on real-life examples of the New Village Movement’s successful implementation. Throughout the day, attendees watched films related to the movement, played soccer or volleyball, and embarked on excursions to nearby villages or rural industries. Physical labor involvement was also encouraged. Evenings were dedicated to discussions.”16

16. Kurmyzov, A.A. (2011). The New Village Movement (Saemaul Undong): socio-economic and ideological aspects. Bulletin of Russian Korea Studies, (3).

Still today in Korea, one can often encounter the so-called dawn bells. Known as Saemaul Bells in English, or the bells of the new village, these traditional Korean bells marked the start of the labor day with their resounding chime at dawn. Unlike their European counterparts, Asian bells often lack internal tongues, though they share a similar shape, resembling inverted bowls. Consequently, their sounds are produced differently, either by striking it with a nearby suspended log or using specialized mallets. These bells remain in village museums, preserving the history of Korean rural life.

Why focus on these dawn bells? Because within their presence and function lies a quintessential trait of the Korean people, a trait that undoubtedly fueled the success of the New Village Movement — the discipline and remarkable industriousness of Koreans, as previously discussed. Whether mid-century peasants rebuilding the nation after decades of Japanese occupation, civil strife, and political turmoil, or contemporary pop idols being at the cutting edge of youth culture, Koreans possess the ability to rise at dawn (and even before) to forge their tomorrows.

One could debate at length the boundaries of the “optimal” level of discipline required for members of community development initiatives to achieve significant outcomes from their efforts — especially considering the potential emergence of the phenomenon of reactive personality resistance in decision-making described by Brehm17. This phenomenon manifests as resistance to any limitations on personal freedom, arising when external conditions (other individuals, norms, or rules) encroach upon freedom or threaten to suppress the expression of opinions, views, etc. In essence, it involves imposing a singular behavior or advocating for a specific course of action as the only correct one. Given the potential threat of this phenomenon when organizing discipline and implementing rules, it’s advisable to consider the mechanisms of another psychological decision-making theory phenomenon — personal investment. This involves elevating the value of what an individual has invested their time and resources in, such as by offering suggestions, etc.

17. Brehm, J. W. (1966). A theory of psychological reactance. Academic Press.

In summary, adherence to rules and norms, and the completion of project tasks according to predefined plans, appear to be critical factors for project implementation efficacy, alongside other components requiring a certain level of discipline from participants. However, it’s crucial that all involved residents participate in discussions and decision-making processes. The decision to embrace discipline, adhere to schedules, and complete tasks promptly must be collective, collaborative, ensuring each individual feels a sense of ownership and participation in the decisionmaking process.

From simple to complex

One of the defining traits of the New Village Movement can be characterized as its stepby-step ethos. Unlike the Soviet Union’s rigid five-year economic plans, Saemaul didn’t embark with a predetermined outcome but rather unfolded incrementally. It commenced with initiatives aimed at enhancing the living standards of rural communities, starting with the aesthetic rejuvenation of villages. To achieve this, the government allocated each village the renowned 335 bags of cement.

Gradually, straw-thatched roofs were replaced by tiled ones, stone fences and sewage systems underwent repair, and bridges were erected — a metamorphosis unfolded across the countryside. Naturally, this achievement bore psychological dividends: bolstered motivation, created a positive emotional backdrop, and, fundamentally, built self-confidence.

This initial success paved the way for endeavors to augment the incomes of individual households and subsequently, collective initiatives. By the time the average rural household income outstripped that of urban counterparts,18 the movement transcended village boundaries: its principles permeated businesses and factories, where collaboration was key. According to officials at the Saemaul Center, it’s this movement that underpins the sustained growth of the Korean economy. Ordinary Koreans echo this sentiment: nationwide opinion polls conducted in 1998 and 2008 hailed Saemaul as the prime achievement of the Korean people (45.6% and 40.2% of answers, respectively).19

18. According to the Saemaul Center, this occurred in the mid-to-late 1970s, i.e., 5-10 years after the program started.

19. According to the Saemaul Center Archives http:// archives.saemaul.or.kr/vr/.

From a psychological standpoint, this scenario is the fusion of the potential plan (life perspective) and the actual plan (assessment of current achievements), resulting in a sense of life fulfillment.20 Put simply, when aspirations materialize beyond expectation (a synergistic effect), satisfaction and motivation naturally surge, nurturing an environment well-suited to continued success.

20. Karapetyan, L. V. (2008). Psychological aspects of luck and success. Psychological Bulletin of the Ural State University, (6), 332-343.

Factors influencing the effectiveness of community solidarity projects in the modern world

As of today, 42 villages across 10 countries are revitalizing their regions based on the Saemaul model21. It’s a remarkable occurrence when a program, possibly originating from a distant land entirely unfamiliar to villagers, suddenly strikes a chord and resonates deeply within their hearts.

21. Korean Saemaul Undong Center. (2024) Overseas Saemaul Projects. Retrieved from: https://www-en.saemaul.or.kr/sub/globalSMU/ overseas.php /. (accessed: 12.04.2024).

In outlining these factors, we deliberately accentuated those characteristics that are dependent on cultural traits — seemingly specific to Korean society, shaped by culture and history, as evidenced by their manifestation in other national programs and movements. Yet, as observed, many of these factors transcend borders, drawing from phenomena documented in global psychology. Otherwise, we couldn’t contemplate the successful transference of development practices modeled on Saemaul to territories beyond the Republic of Korea; such an experience would be inseparable from its country of origin.

In this light, many of these responses seem rooted in significant psychological phenomena. Deliberate acknowledgment of these phenomena, aiding in communication with residents and any external engagements with them to ensure being heard, correctly understood, and genuinely helpful and supportive, resembles almost a psychotherapeutic set of tasks. However, it’s no less crucial than other tasks linked to organizing rural development projects.

Lastly, let’s consider the influence of another phenomenon — optimism. While previously unmentioned, it appears to function at a higher level, involving a constellation of other phenomena and events. Philosophically, to embody optimism is to find purpose in life, to perceive life as a journey of personal growth, subject to cycles that lead to a defined goal. The optimist recognizes life’s non-random nature, believing that ultimately, “good” will prevail over “bad.” Furthermore, to be an optimist is to envision not only “good” but also “better” outcomes22. Psychologist M. Seligman, known for first describing learned helplessness, later dived into optimism theory, reshaping his views on how learned helplessness emerges. According to optimism theory, successes achieved in the “struggle with reality” serve as a catalyst, ensuring that even temporary, seemingly insurmountable challenges sustain motivation for active engagement. More specifically, they diminish the inclination towards inactivity to a lesser degree than observed in pessimistic individuals, who are more prone to succumbing to learned helplessness23. Thus, we can confidently include optimism in the list of phenomena that enhance the effectiveness of territorial development projects.

22. Posokhova, S. T. (2009). Optimism: psychological content and personal meaning. Herald of St. Petersburg University. Sociology, (1-1), 5-16.

23. Ibid.

In conclusion

This article represents an initial step towards psychologically dissecting the phenomena underlying successful grassroots territorial development, using the Saemaul movement as a case study. In our view, this marks the onset of a crucial discourse, one that can be continued by representatives from various psychological disciplines and related fields. We invite our colleagues to join this discussion.

Natalia Gladkikh, PhD in Psychology, Leading Expert Institute of Social and Economic Design at the Higher School of Economics

Elena Kim, PhD student and participant in the strategic project “Human Success and Autonomy in a Changing World” at the National Research University Higher School of Economics

DOI 10.55140/2782-5817-2024-4-1-104-114

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Импакт идет в кино | Cinema, Brace for Impact! Импакт идет в кино | Cinema, Brace for Impact!

Оценка эффективности инвестиций в российский кинематограф

Позитивные изменения
Путешествие + лечение Путешествие + лечение

Что такое медицинский туризм и какие маршруты стали самыми популярными?

Новый очаг
Любовные страсти Древнем Новгороде Любовные страсти Древнем Новгороде

О чем писали в берестяных грамотах древние новгородцы?

Знание – сила
Расстрел с конфискацией Расстрел с конфискацией

Как в СССР появились статьи об измене родине

Дилетант
Мадс Миккельсен. Великий и ужасный Мадс Миккельсен. Великий и ужасный

Он никогда не мечтал сниматься в кино и вообще становиться  актером

Караван историй
Почему манга читается справа налево и какой в этом смысл Почему манга читается справа налево и какой в этом смысл

Что такое манга и как её читать?

Maxim
«Смотрите, как хорошо я живу!»: стоит ли хвастаться в соцсетях? «Смотрите, как хорошо я живу!»: стоит ли хвастаться в соцсетях?

Нам важно, чтобы другие видели, как хорошо мы живем

Psychologies
«Конец мира — это только начало: Экономика после краха глобализации» «Конец мира — это только начало: Экономика после краха глобализации»

Как деглобализация повлияет на важнейшие промышленные материалы

N+1
Гидроэлектростанции и азартные игры: как Лас-Вегас стал столицей казино Гидроэлектростанции и азартные игры: как Лас-Вегас стал столицей казино

Как связаны плотина Гувера и Лас-Вегас?

ТехИнсайдер
«Мама всегда выбирала благо пациента, а не букву закона»: из книги Нюты Федермессер «Мама всегда выбирала благо пациента, а не букву закона»: из книги Нюты Федермессер

Глава из сборника рассказов Нюты Федермессер «Камера хранения»

Forbes
Будущее на кончике пера: писатели, которые знали, что нас ждет Будущее на кончике пера: писатели, которые знали, что нас ждет

Писатели, смелые фантазии которых сбылись на самом деле

Maxim
4 упражнения, которые помогут перезагрузить нервную систему и быстро снять тревогу 4 упражнения, которые помогут перезагрузить нервную систему и быстро снять тревогу

Что же делать, если волна тревоги нахлынула внезапно и нужно быстро успокоиться?

Psychologies
Любовная телепатия: можем ли мы читать мысли друг друга Любовная телепатия: можем ли мы читать мысли друг друга

Существует ли любовная телепатия?

Psychologies
На оценку студента влияют инициалы фамилии! Эксперты рассказали поразительный факт На оценку студента влияют инициалы фамилии! Эксперты рассказали поразительный факт

Влияет ли фамилия человека на риск получить заниженную оценку?

ТехИнсайдер
Невидимый след потребления: чем опасен микропластик Невидимый след потребления: чем опасен микропластик

Как микропластик влияет на наше здоровье?

Psychologies
Лонг-лист Международной Букеровской премии: роман Родриго Бланко Кальдерона «Симпатия» Лонг-лист Международной Букеровской премии: роман Родриго Бланко Кальдерона «Симпатия»

Отрывок из романа «Симпатия» об обретении человечности в эпоху перемен

СНОБ
Бей, молись, беги Бей, молись, беги

Игры с мячом и битой – древнейшие развлечения человечества

Вокруг света
Вы похудели и вес встал на одном месте? Вот почему это происходит: интересный факт! Вы похудели и вес встал на одном месте? Вот почему это происходит: интересный факт!

Почему у людей прекращается успешная потеря веса и вес выходит на плато

ТехИнсайдер
Какой жир нужно есть, чтобы похудеть Какой жир нужно есть, чтобы похудеть

Исключать все подряд жиры в погоне за идеальным весом ― вредная стратегия

Maxim
Таинственный кот Палласа – манул Таинственный кот Палласа – манул

Если спросить любого, – кто таков Палласов кот, вряд ли кто ответит правильно

Знание – сила
Финтех на пороге квантового будущего: на что способны суперкомпьютеры и как они изменят нашу жизнь Финтех на пороге квантового будущего: на что способны суперкомпьютеры и как они изменят нашу жизнь

По мнению ученых, мы находимся на пороге Второй квантовой революции

ТехИнсайдер
Роковое увлечение: как жить, если у твоего мужчины есть серьезное хобби Роковое увлечение: как жить, если у твоего мужчины есть серьезное хобби

Музыка,  рыбалка, фотография — его хобби только притворяются милыми и невинными!

VOICE
По ту сторону диагноза: как живет человек с рассеянным склерозом По ту сторону диагноза: как живет человек с рассеянным склерозом

История девушки с рассеянным склерозом, которая смогла добиться ремиссии

СНОБ
Мать и дитя: что делать, если твоя мама начала вести себя, как ребенок Мать и дитя: что делать, если твоя мама начала вести себя, как ребенок

Почему может произойти смена ролей в семье?

VOICE
Психологический тест: что встало у вас на пути к успеху? Выберите бабочку и узнайте ответ Психологический тест: что встало у вас на пути к успеху? Выберите бабочку и узнайте ответ

Что делать, если уже очень долгое время не можете достичь желаемого?

ТехИнсайдер
Лизнуть яйцо за миллион: почему жители Урала готовы рискнуть здоровьем ради денег Лизнуть яйцо за миллион: почему жители Урала готовы рискнуть здоровьем ради денег

Почему люди считают деньги приоритетнее своего здоровья?

Psychologies
Новая жизнь с понедельника: почему мы не можем измениться Новая жизнь с понедельника: почему мы не можем измениться

Сколько раз вы пробовали с понедельника начать новую жизнь?

Psychologies
«Монтессори: Воспитание любовью»: байопик о женщине, которая изменила педагогику «Монтессори: Воспитание любовью»: байопик о женщине, которая изменила педагогику

«Монтессори: Воспитание любовью»: фильм про педагога, чья методика покорила мир

Forbes
10 автомобилей, которые изменились до неузнаваемости со сменой поколения 10 автомобилей, которые изменились до неузнаваемости со сменой поколения

Обычно автопроизводители стараются сохранять преемственность при смене поколения

Maxim
Экспромт-маринад Экспромт-маринад

Новые оттенки вкуса маринадов для шашлыков покорят всех!

Лиза
Открыть в приложении