Журналист Латиф Нассер попытался разобраться в судьбе другого Латифа Нассера

EsquireРепортаж

Френдзона

Как поступить, когда обнаруживаешь, что у тебя есть двойник, и этот двойник сидит в тюрьме Гуантанамо за сотрудничество с Усамой бен Ладеном? Американский журналист Латиф Нассер попытался разобраться в судьбе другого Латифа Нассера – марокканца , которого американская разведка с читает подрывником из «Аль-Каиды»*

Записал Латиф Нассер

В январе 2016-го Мохамед Салахи сидел на скамейке и ждал друга. Тот опаздывал. Мохамед мог бы и рассердиться, если бы не знал, что его друг ни в чем не виноват. Что-то произошло.

Эта скамейка стоит у ворот тюрьмы Гуантанамо, в которой Мохамеда продержали 14 лет, с 2002 по 2016 год, не предъявив никакого обвинения. Американцы подозревали, что он – член «Аль-Каиды». Его друга зовут Абдул Латиф Нассер, заключенный №244 – его доставили в Гуантанамо в том же году, так же не предъявили обвинений и считали, что он занимает высокое положение в организации.

Мохамед ждет долго, но понимает, что опаздывает на рейс, попасть на который мечтал последние 14 лет. Один из самых счастливых моментов в его жизни омрачен пропажей друга, который по всем расчетам должен был выйти на свободу в тот же день.

Журналист Латиф Нассер поднимается на борт самолета, летящего в Гуантанамо

Освобождение обоих заключенных одобрило американское правительство. Те же сотрудники разведывательных ведомств, которые в 2002-м упрятали их в Гуантанамо – в юридический вакуум, – официально заявили, что Латиф и Мохамед больше не представляют угрозы для Соединенных Штатов Америки и могут вернуться домой.

Вернулся только Мохамед. Дома, в Мавритании, он стал героем новостного выпуска – после того как пригласил к себе домой бывшего охранника из Гуантанамо, с которым подружился, пока сидел там. Он познакомил тюремщика с семьей, они вместе отметили Рамадан и пересмотрели фильм, который оба очень любят, – «Большого Лебовски». Абдул Латиф Нассер в это время сидел в своей камере. Он остается там до сих пор.

Последние три года я пытаюсь разобраться в истории Абдула Латифа Нассера, также известного как заключенный ISN 244. У него нет ни паспорта, ни водительских прав, ни телефонного номера. Мне не разрешают даже побеседовать с ним, потому что все, что он говорит, немедленно становится засекреченным. Кто этот человек? Как он оказался в одной из самых укрепленных тюрем мира? И почему он все еще там, хотя его официально разрешили освободить?

Семья Абдула Латифа Нассера

Кажется, это простые вопросы – но в попытках ответить на них я блуждал по коридорам Пентагона, за мной следили люди, сидящие в машинах без номеров, а по ночам я переписывался в WhatsApp с предполагаемыми террористами. Я взял интервью у шестидесяти человек – офицеров ЦРУ, бывших сотрудников Белого дома, адвокатов, защищающих приговоренных к смертной казни, и даже у генерал-майора морской пехоты, когда-то руководившего строительством тюрьмы Гуантанамо.

Я узнал историю, которая входит в сферу интересов пяти стран и трех американских президентов и касается самых фундаментальных ценностей Америки: жизни, свободы и власти закона. А заинтересовался я историей Абдула Латифа Нассера по личной причине: он мой тезка.

Я родился в Канаде, в семье мусульман, меня зовут Латиф Нассер. Во время учебы в университете по программе обмена студентами я отправился в Марокко, на родину «другого Латифа». Я провел там семестр и довольно быстро выяснил, что местные жители считают мое имя святотатственным – в исламе «Латиф», «Добрейший», это одно из 99 имен Бога. Как если бы американка назвала своего сына «Бог». Также я выяснил, что к моему имени стоит добавить префикс. Те месяцы, что я провел в Марокко, я называл себя Абд-аль-Латиф Нассер, «слуга Добрейшего».

Журналист Латиф Нассер в реабилитационном центре для бывших экстремистов

Много позже, в 2017-м, я случайно увидел твит о марокканце по имени Абдул Латиф Нассер. Сначала я решил, что речь идет обо мне. А когда понял, что ошибаюсь, заинтересовался: где-то живет человек, которого зовут в точности как меня, но мы никогда не встречались. Мне стало любопытно. Кто этот человек, марокканская версия меня? Похожи ли мы?

Оказалось, что «другой Латиф» – заключенный Гуантанамо. И не просто заключенный. Я читал его дело, опубликованное WikiLeaks в 2011-м. До того как его взяли в плен в Афганистане в декабре 2001-го, Латиф был (если верить Министерству обороны США) одним из главных экспертов «Аль-Каиды» по взрывчатым веществам и работал напрямую с Усамой бен Ладеном до и после терактов 11 сентября; а во время боев с американскими войсками в районе горы Тора-Бора в Афганистане командовал одним из отрядов боевиков. По версии американских спецслужб, он принимал участие в подрыве Бамианских статуй Будды, признанных ЮНЕСКО международным культурным наследием. В деле, датированном 2008 годом, сообщалось, что Абдул Латиф Нассер представляет «большую опасность для США, а также интересов и союзников США».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Сергей Мавроди Сергей Мавроди

Правила жизни Сергея Мавроди

Esquire
Всегда желанные Всегда желанные

Как сохранить страсть в длительных отношениях

kiozk originals
Проявить внимание Проявить внимание

Снимки, сделанные в СССР и России с конца 1940-х до наших дней

Esquire
Корыто Корыто

Как в СССР радости жизни прилагались к должностям

Огонёк
Побег тринадцати Побег тринадцати

Самый дерзкий массовый побег за всю историю российской тюремной системы

Esquire
Думай как миллионер Думай как миллионер

17 уроков состоятельности для тех, кто готов разбогатеть

kiozk originals
2008 год 2008 год

Победа Дмитрия Медведева на выборах, триумф российского футбола и «Евровидение»

Esquire
Почему Путин назначил в Росгвардию комиссаров Почему Путин назначил в Росгвардию комиссаров

Кремль решил укреплять моральный дух защитников режима

СНОБ
Наталья Водянова Наталья Водянова

Правила жизни Натальи Водяновой

Esquire
Индульгенция на насилие: что стоит за историями Егора Жукова и Алексея Навального Индульгенция на насилие: что стоит за историями Егора Жукова и Алексея Навального

Рынок убийств, отравлений и избиений стал одним из самых динамичных в России

Forbes
Бойбэнд Бойбэнд

Феномен кулачных боев – одного из главных трендов российского YouTube этого года

Esquire
Причины и лечение кашля у ребенка Причины и лечение кашля у ребенка

Как облегчить состояние больного ребенка при кашле?

9 месяцев
Илья Ильф Илья Ильф

Правила жизни писателя Ильи Ильфа

Esquire
Скульптор, актер и «Мисс Россия»: талантливые дети певца Федора Шаляпина Скульптор, актер и «Мисс Россия»: талантливые дети певца Федора Шаляпина

Природа определенно не отдохнула на детях великого оперного певца.

Maxim
Ронан Варвар Ронан Варвар

Откровения Ронана Фэрроу, чья статья разрушила карьеру Харви Вайнштейна

Esquire
Счастливая открытка от Гагарина: как предприниматель из Белоруссии продал стартап Facebook и стал партнером сына миллиардера Счастливая открытка от Гагарина: как предприниматель из Белоруссии продал стартап Facebook и стал партнером сына миллиардера

Как Гурский добился успеха, какую роль в этом сыграл Юрий Гагарин?

Forbes
Оскар Уайльд Оскар Уайльд

Правила жизни английского писателя Оскара Уайльда

Esquire
Победа «томского пациента»: как Навальный изменил политический ландшафт на последних выборах Победа «томского пациента»: как Навальный изменил политический ландшафт на последних выборах

Прошлогодний успех «Умного голосования» на выборах не был случайностью

Forbes
Михаил Горбачев Михаил Горбачев

Правила жизни Михаила Горбачева

Esquire
А напоследок я намстю: 8 историй про мстительных уволенных работников А напоследок я намстю: 8 историй про мстительных уволенных работников

Порой уволенные кадры очень изощренно мстят

Maxim
Пока играет Вальц Пока играет Вальц

«У жизни есть одна гарантия – она всегда может стать еще хуже»

Esquire
Белая полоса Белая полоса

Что провоцирует появление растяжек и можно ли их предотвратить?

Лиза
Pharaoh Pharaoh

Фараон – главный рулевой рэп-сцены

Esquire
Любовь и «картошка» Любовь и «картошка»

Пирожное-ностальгия, которое любят во всем мире

Огонёк
Наполеон Орлёнок: прерванный полёт Наполеон Орлёнок: прерванный полёт

В 1811 году у Наполеона Бонапарта родился долгожданный наследник

Дилетант
Рано сдулись: Калкин, Лохан и другие звезды, не выдержавшие испытание славой Рано сдулись: Калкин, Лохан и другие звезды, не выдержавшие испытание славой

Они были в зените славы, но их жизнь чаще всего была трагичной

Cosmopolitan
Йоко Оно Йоко Оно

Правила жизни художницы, музыкантки и вдовы Джона Леннона Йоко Оно

Esquire
6 фактов об игре «Что? Где? Когда?» 6 фактов об игре «Что? Где? Когда?»

Факты о телеигре «Что? Где? Когда?», которые ты не найдешь даже в черном ящике

Maxim
Вечный Олег Вечный Олег

Олег Меньшиков рассказал, почему думает о смерти, хотя умирать не собирается

Esquire
Почему одни страны богатые, а другие бедные Почему одни страны богатые, а другие бедные

Происхождение власти, процветания и нищеты

kiozk originals
Открыть в приложении