Интервью банкира и коллекционера

СНОБРепортаж

Петр Авен и его каталоги

В шутку он часто называет себя «многокультурным человеком». Диапазон интересов Петра Авена впечатляет. Новый проект миллиардера, который он задумал вместе со своими партнерами по бизнесу, – фестиваль классической музыки «Рига–Юрмала» – обещает стать одним из самых масштабных.

Текст ~ Сергей Николаевич

0:00 /
1007.923

Больше всего на свете он любит расставлять книги на полках у себя дома. Книг много, стеллажей тоже. Да и домов у него не один, а как минимум три: на Рублевке под Москвой (бывшая дача Алексея Толстого), в местечке между Мадоной и Яунпиебалгой в Латвии и в Англии в графстве Суррей. Так что за этим приятным занятием Петр Олегович Авен мог бы с легкостью провести все оставшиеся годы. Дай Бог ему здоровья!

И если он этого не делает, то только потому, что по-прежнему остается председателем совета директоров крупнейшей в стране банковской группы «Альфа-банк», а по совместительству занимает еще несколько руководящих постов. К тому же он активный филантроп, благотворитель, профессор Высшей школы экономики, член совета попечителей ГМИИ им. А. С. Пушкина и т. д. Перечислять все проекты, где в первых строках присутствует его фамилия, можно долго. И этому он обязан не только своей фамилии, начинающейся с первой буквы алфавита, но и тому реальному вкладу, который стоит за каждой строкой в его длинном послужном списке. Фамилия «Авен» латышская. Тогда уже точнее – Авенс. Правда, за долгие годы жизни в Советском Союзе буква «с» была утрачена за ненадобностью или из нежелания подчеркивать латышскую родословную. Тем не менее в 1990 году перед тем, как Латвия отделилась от России и обрела свою независимость, Петр Олегович вместе с отцом впервые отправился на родину предков. Сейчас даже трудно объяснить, зачем им это было надо. Почему, например, паломничество нельзя было совершить раньше, когда Латвия еще не стремилась к выходу из состава СССР? И никто их там не ждал, не звал и не хотел. Более того, первая встреча с родней получилась довольно прохладной. Дело в том, что тогда латвийский Сейм как раз должен был принять закон о реституции, по которому Авенам переходило 30 гектаров земель, национализированных советской властью. Латышские родственники резонно опасались, что гости из Москвы объявились не просто так. И только когда отец Авена четко оговорил, что они с сыном ни на какую собственность не претендуют, все немного расслабились и стали готовы к родственному общению.

«На самом деле это невероятное ощущение, когда сидишь за одним столом с людьми, которых никогда не знал, но с которыми кровно связан. Мы захватили с собой фотографию, на которой мой отец еще на руках у своей мамы, моей бабушки. И точно такую же фотографию мы нашли у нашей латышской родни. А потом обнаружилось множество других документов, по которым стало возможным проследить историю семьи аж до XVIII века. Дальше уже тьма. Авены – люди простого сословия, не дворяне, поэтому записи сохранились только в церковных книгах. Но там все есть: и крестины, и свадьбы, и похороны. Меня всегда интересовала история, то, как она влияет на судьбы людей, как меняет их. И судьба моего расстрелянного деда, бывшего латышского стрелка, когда-то охранявшего Кремль и Ленина, для меня символ того, что история способна сделать с человеческой жизнью. Думаю, именно поэтому много позже я занялся книгой о Борисе Березовском. Во мне живет эта потребность систематизировать и собрать все имеющиеся свидетельства об эпохе 1990-х годов и тех переменах, которые тогда происходили».

Чтобы закрыть тему родственников, стоит добавить, что через какое-то время Петр Олегович повторит свой семейный блицкриг уже в Америке, в Нью-Джерси, когда соберет на ужин 60 человек родни по еврейской линии. Все это были потомки сестер его еврейской бабушки Софьи Самойловны (подлинное имя Шейла-Белла Шмуэлевна), отсидевшей по тюрьмам и ссылкам в общей сложности 19 лет, но оставшейся до последнего вздоха пламенной коммунисткой. Как выяснилось, четыре ее сестры вовремя уехали в Америку, избежав грядущих ужасов советской жизни. Но многие из их потомков даже не видели друг друга, пока всех не собрал москвич Петр Авен.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Криштиану торжествует Криштиану торжествует

Роналду-человек и Роналду-миф. Биография непревзойденного футболиста

Esquire
Актер и гражданин Александр Паль сыграл самую сложную роль в своей карьере: обманутого мужа в эротической фемдраме «Верность» Актер и гражданин Александр Паль сыграл самую сложную роль в своей карьере: обманутого мужа в эротической фемдраме «Верность»

Александр Паль — о новой роли, гражданской позиции и популярности

Собака.ru
«Добрый» диктатор «Добрый» диктатор

Хрущёв искренне пытался улучшить жизнь народа. Но получилось... как всегда?

Дилетант
Горячие шестидесятые Горячие шестидесятые

Гарик Сукачев всю жизнь шел против общественного мнения и вкусов толпы

GQ
Дело Дело

Отрывки из книг Кирилла Серебренникова и Алексея Малобродского

СНОБ
Старообрядцы, китайцы и физики Старообрядцы, китайцы и физики

Как попасть в гости к настоящей нетуристической Москве

Seasons of life
Александр Паль: Испытание верностью Александр Паль: Испытание верностью

Александр Паль – новый русский, в котором каждый сегодня узнает «своего»

СНОБ
Глинтвейн из белого вина: рецепты, которые помогут пережить осень и зиму Глинтвейн из белого вина: рецепты, которые помогут пережить осень и зиму

На повестке дня — лучшие способы приготовления глинтвейна из белого вина

Playboy
«Лучшие люди не должны жить в покое» «Лучшие люди не должны жить в покое»

Очерк о Наталье Почечуевой и её кочевом сознании

СНОБ
На большой высоте На большой высоте

На съемках картины «Аэронавты» Фелисити Джонс… чуть не лишилась жизни!

Grazia
11 способов становиться немного умнее каждый день 11 способов становиться немного умнее каждый день

Интеллект, как и тело, требует правильного питания и регулярных тренировок

Psychologies
Лучшие фильмы Мартина Скорсезе Лучшие фильмы Мартина Скорсезе

Эта подборка — лучшее подтверждение всестороннего таланта Скорсезе

Esquire
100 самых сексуальных женщин страны 100 самых сексуальных женщин страны

100 самых сексуальных женщин страны

Maxim
Фанни Ардан: «Я хочу, чтобы со мной обращались, как с человеком, а не как с женщиной» Фанни Ардан: «Я хочу, чтобы со мной обращались, как с человеком, а не как с женщиной»

В интервью актриса рассказала о новой картине, феминизме, ностальгии

Forbes
Диана Вишнёва: Матч в контексте Диана Вишнёва: Матч в контексте

Очерк Сергея Николаевича о Диане Вишнёвой, балерине Мариинского театра

СНОБ
Я/Мы академики. Почему люди объединяются, выступая против беззаконий Я/Мы академики. Почему люди объединяются, выступая против беззаконий

Цеховая солидарность в России — явление на современном этапе новое и загадочное

СНОБ
Тимофей Колесников: Dream Тим Тимофей Колесников: Dream Тим

Портфолио знаменитого фотографа Тимофея Колесникова

СНОБ
Цена стены Цена стены

Почему разрыв между Восточной Германией и Западной так и не преодолен

Огонёк
Двое в лодке Двое в лодке

Нина ушла с позиции вице-президента Adidas и бросила все силы на стартап мужа

СНОБ
Пиджак как знак протеста Пиджак как знак протеста

Взлеты, падения и триумфальное возвращение формального мужского костюма

Esquire
Тайна гибели академика Легасова Тайна гибели академика Легасова

В апреле 1988 года был обнаружен повесившимся Валерий Легасов

Дилетант
Мне нужны дети, а не квартира Мне нужны дети, а не квартира

Как формализм опеки порождает нечеловеческие страдания

Русский репортер
Жан-Поль Готье: Танцуют все! Жан-Поль Готье: Танцуют все!

Интервью Сергея Николаевича с великим модельером Жан-Полем Готье

СНОБ
Маленький патчевый заводик: как Тина Канделаки строит многомиллионный косметический бизнес Маленький патчевый заводик: как Тина Канделаки строит многомиллионный косметический бизнес

История создания косметического бренда Ansaligy Тины Канделаки

Forbes
Дебютантки 2020 Дебютантки 2020

Девушки из очень хороших семей, которых «Татлер» выводит в свет

Tatler
Елки-моталки Елки-моталки

84% россиян считают Новый год главным праздником

Добрые советы
Думай как женщина Думай как женщина

Ирина Старшенбаум о мужчинах, съемках по любви и жизни на грани фантастики

Cosmopolitan
Елена Ксенофонтова: «Я ненормальная мама» Елена Ксенофонтова: «Я ненормальная мама»

Звезда сериала «Кухня» о долгожданной премьере, маминых сынках и своих детях

Лиза
Других писателей у меня для вас нет Других писателей у меня для вас нет

Знакомьтесь: Омид Скоби, биограф Меган Маркл и принца Гарри

Tatler
Пять способов ничего не отморозить Пять способов ничего не отморозить

Почему жители мегаполисов в XXI веке все еще рискуют получить обморожения

Здоровье
Открыть в приложении