Введение «социальных дивидендов» как вариант развития экономических отношений

Позитивные измененияНаука

Долгая дорога к социальным дивидендам

0:00 /
1370.201

Earth for all1 («Земля для всех») — международная инициатива по ускорению системных изменений, необходимых для справедливого будущего на планете с ограниченными ресурсами. Как отмечают ее создатели, «сочетая передовые достижения науки с новым экономическим мышлением, проект Earth4All был разработан для определения преобразований, необходимых для всеобщего процветания».1 В данной статье, написанной одним из участников инициативы, представлена оригинальная концепция введения «социальных дивидендов» как возможный вариант развития экономических отношений в мире. Статья была опубликована ранее как часть серии работ, посвященных трансформации экономических систем. На русском языке публикуется впервые2.

«Все народы для достижения своих целей могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами». Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Статья 1

«Земля для всех». Именно так называется этот проект. Эта же идея лежит в основе финансовых преобразований, предлагаемых в данной работе: ввести плату для тех, кто получает прибыль от общих товаров и услуг, а затем перераспределить доходы между всеми. Вопрос справедливого распределения плодов Земли для всех поднимается регулярно и затрагивает самую суть экономики. Людям свойственно задаваться вопросом, что и как производить, и, что не менее важно: «Кто от этого выигрывает?»

Нынешняя налоговая политика заставляет задуматься над неудобным вопросом — почему мы облагаем налогом усилия людей по созданию добавленной стоимости при производстве товаров и услуг — а затем еще раз, при их потреблении? Почему бы вместо этого не облагать налогом у источника тех людей и организации, которые получают выгоду от глобальной добычи ресурсов, прироста капитала и стоимости земли? Владельцы собственности — обычной или интеллектуальной, платформ и сетей — могут получать пассивный доход, который экономисты называют экономической рентой, контролируя доступ к своей скудной собственности. Но такое использование не создает добавленной стоимости. В некоторых случаях оно налагает на общество расходы, которые можно было бы компенсировать дополнительным налогом. Вместо этого большинство современных налогов распространяются на труд, производство и потребление.

Фактически, многие правительства субсидируют добычу ресурсов через налоговые льготы для машин, заменяющих человеческий труд, или путем предоставления доступа и возможности эксплуатации месторождений ископаемых видов топлива и минералов, или для масштабного сельскохозяйственного производства. Прочие субсидии и налоговые льготы также способствуют истощению общих благ, таких как леса и запасы рыбы.

И тем не менее, мы продолжаем верить, что мы живем в эпоху индустриальной экономики, а не экономики, характеризующейся преобразованием товаров в финансовые инструменты, благоприятствующие получателям ренты — так называемой «экономики рантье». Налогообложение в его современной форме стало частью общественного договора в ныне богатых странах, которые после Второй мировой войны вступили в «эпоху занятости».

Как справедливо подметил юрист и писатель Джеймс Робертсон: «Мы стали свидетелями распада общественного договора, появившегося в эпоху занятости. Проходит то время, когда подавляющее большинство граждан, лишенных доступа к земле и другим средствам производства и к своей доле в общих ресурсах и ценностях, могли, тем не менее, полагаться на своих работодателей, дающих им адекватные доходы в обмен на работу, и на государство, выплачивающее специальные пособия, чтобы пережить исключительные периоды безработицы. Новый общественный договор побудит всех граждан взять на себя бóльшую ответственность за себя и за свой вклад в жизнь общества. В обмен на это будет признано их право на долю в стоимости «общего достояния», что позволит им стать менее зависимыми, чем сегодня, от крупного бизнеса и больших финансов, от работодателей и государственных чиновников».

С послевоенных времен произошли значительные изменения. Проект Earth4All должен создать новые структуры занятости и налогообложения, оставив в прошлом устаревшие модели мышления. Также необходимо разоблачить мифологию прогресса и его измерения, которая также является пережитком середины XX века. Не случайно Уолт Уитмен Ростоу для своей основополагающей работы «Стадии экономического роста» выбрал подзаголовок «Некоммунистический манифест», что отражает геополитику того времени и беспокойство по поводу того, какая экономическая система может производить больше.

Экономист Герман Дейли давно заметил, что увеличение предложения за счет добычи ресурсов или повышения производительности труда, увеличения занятости или расширения масштабов производства позволяет обществу отложить ответы на вопросы распределения и управления спросом. Даже если рост, ориентированный на предложение, ведет к неравенству, можно так или иначе указать на рост доходов. Людям могло казаться, что они выигрывают гонку.

Однако это было не так для планеты и мирового сообщества в целом. В конечном счете, не были даже достигнуты обещанные цели роста, так как все упиралось в рост долга, а не производства (см. врезку). Этот рост стал жестоким, но эффективным средством паразитического увеличения богатства состоятельных людей за счет сочетания расходов на обслуживание долга, уязвимого положения рабочего класса и стагнации заработной платы. Поскольку валовой национальный продукт (ВНП) продолжал расти, а политики продолжали ценить эту прямолинейную метрику, ситуация все еще напоминала прогресс.

Доказательства потрясают: на Западе финансировалась рентная экономика, которая вращается вокруг обладания существующей собственностью, а не вокруг промышленной или производственной экономики (Christophers, 2020). Задача классических экономистов конца XVIII и большей части XIX века заключалась в том, чтобы понять эту динамику применительно к землевладельцам, трестам, олигополиям и финансовой системе и предложить альтернативы. Перед Адамом Смитом, Карлом Марксом и Генри Джорджем стоял вопрос, как справиться с рантье. Отсюда и долгая история предложений, направленных на пресечение деятельности субъектов, стремящихся к получению ренты, на разрушение монополий и использование полученных средств для повышения экономической безопасности и благосостояния или компенсации последствий бедности (Chu, 2021).

Рост ВНП, построенный на долге вместо производительности

Экономист и финансовый аналитик с Уолл-стрит Майкл Хадсон пишет3: «Создание богатства» за счет долговых инструментов — то есть инфляция цен на активы — прославлялось как постиндустриальная экономика, как положительный и естественный ход эволюции. В действительности же это возврат к экономике рантье и даже к неофеодализму. Санация банков после кризиса 2008 года привела к тому, что новая элита рантье стала властвовать в XXI веке, за счет того, что большинство доходов с 1980 года достались одному проценту — в основном финансовому сектору, а не 99%».

Дивиденды на общее достояние

«Ограждение общего достояния» — исторический термин из английского землевладения — создает условия для получения экономической ренты и должен быть компенсирован, как мы утверждали в книге «Земля для всех». Очевидно, что работники заслуживают своей доли, помимо заработной платы, возможно, в виде дивидендов и прироста капитала. Население в целом также заслуживает своей доли: мы все являемся совладельцами глобального общего достояния. Как общество, мы могли бы взимать плату за право доступа к глобальным товарам и затем направлять ее в фонд общего пользования или фонд благосостояния граждан, управляемый отдельно от правительства. Экономисты называют такой подход к учету затрат на использование глобальных или общих благ подходом, основанным на сборах и дивидендах. Такой подход способствует более рациональному использованию общего достояния. Он также позволяет удовлетворить основные потребности людей.

В этом и заключается суть подходов, основанных на сборах и дивидендах: замкнуть контур прав собственности и распределить излишки между совладельцами. В данной работе основное внимание уделяется углеродному сбору/дивидендам — не потому что это какой-то особый случай или полноценное решение, а потому что он демонстрирует, какой потенциал может иметь принцип сборов и дивидендов, если его правильно продумать и применить для текущего времени и обстоятельств. Если нам нужен новый «общественный договор», как утверждает Джеймс Робертсон, то вот его основа.

Потенциал налогообложения добычи ресурсов или отходов был тщательно изучен. В октябре 2021 года Центр климатических и энергетических решений4 перечислил 35 программ налогообложения углеродных выбросов по всему миру. В Швеции такая программа действует с 1991 года, а в Южно-Африканской Республике углеродный налог появился в 2019 году — впервые на Африканском континенте. В отдельных случаях этими программами управляют субнациональные образования: Британская Колумбия (канадская провинция) приступила к реализации такой программы в 2008 году.

Данные программы предполагают, что введение экологического налогообложения приведет к корректировке экономики с помощью рыночных механизмов, и что правительства могут использовать такие сборы для повышения социального благосостояния в той или иной форме. В реальности результаты различаются так же сильно, как и соответствующие политики. Трудности экологического налогообложения во многом связаны с его непропорциональным воздействием на меньшинства (Bubna-Litic, 2012) и бедные слои населения, которые тратят большую часть своих доходов на энергию. Лоббирование против этих инициатив5 со стороны монополий также исказило их.

Хотя подобные подходы к экологическому налогообложению существуют уже 30 лет, писатель и автор книги «Аргументация углеродных дивидендов» Джеймс К. Бойс считает, что система, основанная на сборах и дивидендах, является наиболее приемлемым, прозрачным, предсказуемым и эффективным методом (см. также Barnes, 2021).

Одной из привлекательных сторон подхода, основанного на сборах и дивидендах, является то, что эти дивиденды идут непосредственно на пользу граждан. Такой подход знаменует экономическую и экологическую справедливость в одном лице. Он также прост для понимания.

Климатолог Кевин Андерсон, комментируя свою статью, опубликованную в 2020 году6 в журнале Climate Policy, пишет: «В глобальном масштабе 10% самых богатых несут ответственность за половину всех выбросов... Если с помощью нормативных актов заставить эти 10% сократить выбросы до уровня среднего жителя ЕС, в то время как остальные 90% никак не меняют свой образ жизни, общие выбросы уже сократились бы на треть. Если бы мы серьезно взялись за этот кризис, мы могли бы добиться такого результата за год — а с максимальной серьезностью и за месяц, но пока мы этого не делаем, наши выбросы продолжают расти».

Именно эту проблему неравенства решает подход, основанный на сборах и дивидендах, позволяющий четко определить, кто платит, а кто получает поддержку. Кстати, подход, основанный на сборах и дивидендах, подходит также для решения других форм неравенства и экологических вызовов. Например, он может гарантировать, что лица, максимально пострадавшие от последствий загрязнения, получат адекватную компенсацию от загрязнителей, как в случае разлива нефти. Или же он может стимулировать экологически рациональное рыболовство.

Взимание платы с доходов от собственности и их перераспределение подходит сегодняшней экономике, поскольку это изменение, направленное на управление спросом и распределением, а не на производство и доходы. Лауреат Нобелевской премии экономист Джозеф Стиглиц выступает за применение этой идеи к владению землей: «Налог на доходы от земли и, тем более, на прирост капитала от земли уменьшил бы неравенство и, стимулируя увеличение инвестиций в реальный капитал, фактически усилил бы экономический рост».

Стиглиц приписывает эту идею Генри Джорджу, влиятельному журналисту, ставшему экономистом, который привел аналогичные аргументы в своей книге «Прогресс и бедность», изданной в 1879 году. Главный принцип заключался в преследовании рантье, в частности, владельцев городской недвижимости. Джордж предложил иной взгляд на фундаментализм свободного рынка или социализм как на средство подрыва или перехвата экономической ренты. Фундаментализм свободного рынка использует для этого дополнительную конкуренцию; социализм же прибегает к конфискации государством. Он также выступал за отмену налогов с труда и с прибыли от производства.

Одной из привлекательных сторон подхода, основанного на сборах и дивидендах, является то, что эти дивиденды идут непосредственно на пользу граждан.

Существует много вариантов применения базового понятия циркуляции экономической ренты, и некоторые сомневаются в обоснованности циркуляции средств через учреждение, отделенное от общего налогового фонда. Тем не менее, этот подход был реализован Постоянным фондом Аляски, государственным пенсионным фондом Норвегии, благотворительным фондом Шетландских островов и другими. Некоторые из этих учреждений в конечном итоге потеряли свою политическую независимость, или у них закончились средства. Тем не менее, их опыт нельзя назвать фатальным для идеи подхода, основанного на сборах и дивидендах; напротив, успешные примеры показывают, что его применение может быть практичным и долговечным7 (Standing, 2019), что необходимо для придания легитимности всему мероприятию. Способ управления финансированием зависит от того, какой тип общих благ и ограждений рассматривается.

Гай Стэндинг, экономист, специализирующийся на вопросах труда, подробно описывал общие блага и то, что он предпочитает называть «базовым доходом». Он работал в странах с низким и средним уровнем доходов, исследуя возможности вписывания базового дохода в современное общество и его вызовы (Standing, 2019). Стэндинг перечисляет три вида общего достояния, с которого могут взиматься сборы:

  • Невозобновляемые общие ресурсы: минералы, металлы, ископаемое (невозобновляемое) топливо рассматриваются как капитальные активы. Бенефициары получают доход от инвестиций в данные ресурсы.
  • Возобновляемые общие ресурсы: леса, почвы, рыболовство, где средства откладываются для покрытия расходов на их содержание, а выгода обеспечивается за счет экологически рационального использования материалов и предоставляемых услуг.
  • Неисчерпаемые общие ресурсы: такие как воздух, вода, идеи. Правительства могут взимать сборы исходя из текущего распределения таких ресурсов.

Поскольку управление соответствующими фондами не менее важно, чем источник доходов и их бенефициары, Стэндинг утверждает, что их деятельность должна следовать трем простым правилам. Первое правило — принцип предосторожности — инвестиции фонда не должны быть проблемными с социальной или экологической точки зрения и должны быть направлены на регенерацию и восстановление ресурсов. Далее следует принцип общественного доверия, согласно которому ресурсы сохраняются для общественного пользования, и правительство должно защищать и поддерживать их. Для постоянно действующих фондов основополагающими являются обязательства по поддержанию их целостности. И наконец, правило Хартвика заключается в том, что рента от невозобновляемых ресурсов должна распределяться с учетом интересов будущих поколений, чтобы не ухудшить положение наших потомков.

Исследование Гая Стэндинга показало, что степень финансовой автономии является мощным движущим фактором эмансипации. Аналогичным образом, исследование Сарата Давала в индийском штате Мадхья-Прадеш продемонстрировало значительное улучшение показателей здоровья, питания, экономической активности, школьной посещаемости и успеваемости — в первую очередь среди женщин и девочек. Это произошло в результате предоставления скромного базового дохода в течение 18 месяцев группе из 6000 человек (Davala et al., 2015; UNESCO, 2021).

Какова моя доля?

Обычно это второй вопрос после «Что такое подход, основанный на сборах и дивидендах?» Ответ, разумеется, зависит от конкретной ситуации. Он также зависит от целей конкретного проекта, использующего данный подход. Кто-то реализует механизм дивидендов как безусловные дополнительные выплаты, без анализа имеющихся доходов. Для других базовые дивиденды — это замена социальных пособий или способ снижения общего уровня заработной платы. Последние варианты — всего лишь переливание из пустого в порожнее, как правило, по идеологическим причинам: с целью уменьшить влияние и расходы государства в системе социального обеспечения, или с целью субсидировать работодателей, либо дисциплинировать работников, чтобы те соглашались на любую работу. Для некоторых, напротив, сила разумных базовых дивидендов заключается в большей самостоятельности, например, в возможности сказать «нет» худшей работе или условиям труда или вести переговоры об их улучшении. Это особенно актуально для женщин и социально незащищенных групп населения.

Далее возникает вопрос размера социальных дивидендов. «Углеродные» сборы/дивиденды намного меньше подвержены ограничениям, чем, скажем, сборы на финансовую инфраструктуру и операции или на стоимость земли. Как предсказал экономист Питер Барнс8, расширение подхода с использованием сборов и дивидендов, но без полного отказа от ограничений, в конечном итоге будет приносить 5 000 долларов США в год на человека.

Однако, здесь уместно вспомнить первый подоходный налог в США, введенный в начале XX века. Он был направлен как раз на очень богатых людей — бенефициаров от владения акциями и долями. Затем федеральное правительство и правительства штатов начали расширять его применение, до тех пор, пока со временем он не распространился на лиц со средними доходами. В результате сегодня поступления в бюджет по этому налогу от наемных работников превышают поступления от рантье, получающих дивиденды от акций и долей. Мораль заключается в том, что любой фискальный инструмент, включая социальные сборы и дивиденды, может быть отменен или направлен на другие цели. В конечном итоге все упирается в политику.

Дивиденды в реальном мире?

Предложенный в 2021 году в США проект Закона об энергетических инновациях и углеродных дивидендах (EICDA) содержит три основных компонента:

  • Постепенно растущий сбор за выбросы углекислого газа
  • Углеродные дивиденды, или компенсация домохозяйствам
  • Пограничная углеродная поправка

В этом законопроекте ставка дивидендов начинается от $15 за тонну и ежегодно повышается на 10 долларов.

Ожидается, что сборы за выбросы углекислого газа согласно EICDA составят более 1 триллиона долларов за первые восемь лет, сообщает «Форбс»9. Более 98% из этих доходов будут выплачиваться домохозяйствам в виде ежемесячных платежей. Семья из двух взрослых и двух детей может рассчитывать на 790 долларов в первый год. Поскольку сбор увеличивается ежегодно, через десять лет эта сумма достигнет почти 3 500 долларов США. По оценкам аналитиков, две трети домохозяйств достигнут уровня безубыточности или даже выиграют в финансовом плане, по сравнению с текущей ситуацией. Поскольку предприятия будут заинтересованы в сокращении выбросов углекислого газа, чтобы избежать лишних расходов, к 2030 году углеродный след США может сократиться на 50%, а к 2050 году — достичь нулевого уровня.

Экономист Пол Сигал утверждает, что правительства развивающихся стран должны распределять ренту от природных ресурсов непосредственно среди всех граждан в порядке безусловной передапередачи денежных средств. Такая программа будет стимулировать людей регистрироваться в фискальной системе, укрепит потенциал государства, поможет устранить институциональные причины «ресурсного проклятия» и снизить уровень коррупции. ...И самое главное, подчеркивает Сигал — это тот факт, что социальные дивиденды, получаемые от ресурсной ренты, могут оказать значительное влияние10 на крайние уровни человеческой бедности. По его расчетам, одна только эта мера может вдвое сократить бедность в глобальном масштабе, если она будет реализована на международном уровне всеми развивающимися странами, и он заключает, что эту схему «будет легче реализовать, чем большинство существующих социальных политик».

Подход, основанный на сборах и дивидендах, хорошо подходит миру, который нуждается в новом социальном договоре, способном изменить к лучшему основные экологические проблемы.

Это смелое заявление, но наконец идея структурированных сборов/дивидендов фонда общего или гражданского благосостояния сдвинулась с мертвой точки. Как выразилась экономист Аланна Хартзок в книге «Финансирование управления планетой» (1994), «фундаментальное право человека, которое сейчас необходимо подтвердить, заключается в следующем: Земля — это право первородства всех людей». По сути, речь идет о простых правильных поступках. Гай Стэндинг согласен с тем, что этические соображения являются ключом к достижению социального прогресса в экологии.

Заключение

Подход, основанный на сборах и дивидендах, хорошо подходит миру, который нуждается в новом, гораздо более эффективном социальном договоре, способном изменить к лучшему основные экологические проблемы. Майкл Хадсон утверждал в своей речи 2000 года11 перед Коммунистической партией Кубы, что этот подход начинает исправлять эксцессы глобализации и финансизации, предоставляя встречную стратегию: «В стратегии глобалистов есть одна ахиллесова пята — и этот вариант пока остается открытым для правительств. Он представляет собой налог на ренту — «нетрудовые доходы» — от земли, природных ресурсов и монопольных владений».

Вместо того чтобы пытаться ответить на вопрос «Сколько это стоит в денежном выражении?», мы должны рассматривать подход, основанный на сборах и дивидендах при посредничестве гражданского фонда, как способ оказать реальное воздействие на ряд ключевых проблем. Такая система может быть расширена со временем или скорректирована в соответствии с опытом. Она отлично работает, представляя собой структурный подход к денежным запасам и потокам, значительно упрощенный благодаря развитию цифровых технологий, а также является прозрачным и справедливым методом. В заключение следует отметить, что система сборов и дивидендов, предложенная в данной статье, может оказать положительное влияние всеми нижеперечисленными способами:

  • Равенство: она работает на благо каждого человека
  • Экология: она учитывает использование невозобновляемых ресурсов и стимулирует более экологичные методы хозяйствования
  • Расширение прав и возможностей: особенно для женщин
  • Возможности государства: она поощряет «выход из тени» в налоговой системе
  • Искоренение бедности: дополняет доходы наиболее уязвимых слоев населения
  • Занятость: улучшение условий, особенно для самозанятых, и возможности профессиональной переподготовки
  • Автономия: она дает людям возможность отказываться от наименее привлекательной работы
  • Борьба с коррупцией: средства не так легко перенаправить на другие цели

Кому такое не понравится?

Кен Вебстер, приглашенный научный сотрудник Университета Крэнфилда (Великобритания), член комиссии по трансформационной экономике Римского клуба

1 Earth4All. (2023). Retrieved from: https://earth4all.life/. (accessed 09.06.2023).

2 Earth4All. (2023). Executive Summaries. Retrieved from: https://earth4all.life/publications/. (accessed 13.06.2023).

3 Hudson, M. (2012). Productivity, The Miracle of Compound Interest and Poverty. Retrieved from: https://michael-hudson.com/2012/04/productivity-the-miracle-of-compound-interest-and-poverty/. (accessed 09.06.2023)

4 C2ES. (2023). Carbon Tax Basics. Retrieved from: https://www.c2es.org/content/carbon-tax-basics/#:~:text=As%2520of%25202021%252C%252035%2520carbon. (accessed 09.06.2023).

5 Holden, E. (2020). How the oil industry has spent billions to control the climate change conversation. 08.01.2020. TheGuardian.com. Retrieved from: https://www.theguardian.com/business/2020/jan/08/oil-companies-climate-crisis-pr-spending. (accessed 09.06.2023).

6 Taylor, M. (2020). Government climate advisers running scared of change, says leading scientist. 26.06.2020. TheGuardian.com. Retrieved from: https://www.theguardian.com/environment/2020/jun/26/leading-scientist-criticises-uk-over-its-climate-record. (accessed 09.06.2023).

7 Bollier, D. (2019). Guy Standing’s ‘Plunder of the Commons’. 11.12.2019. Resilience. Retrieved from: https://www.resilience.org/stories/2019-12-11/guy-standings-plunder-of-the-commons/. (accessed 09.06.2023).

8 Ranalli, B. (2019). Peter Barnes: With Liberty and Dividends for All. How to Save Our Middle Class When Jobs Don’t Pay Enough. Basic Income Studies, 14(2). https://doi.org/10.1515/bis-2019-0018

9 Cumbers, J. (2021). This Climate Bill Would Actually Send Checks To Americans. Can It Help Save The Planet And Grow Our Economy? 03.08.2021. Forbes. Retrieved from: https://www.forbes.com/sites/johncumbers/2021/08/03/this-climate-bill-would-actually-send-checks-to-americans-can-it-help-save-the-planet-and-grow-our-economy/?sh=47a45a304117. (accessed 09.06.2023).

10 Makwana, R. From Basic Income To Social Dividend. Citizen Network Research. Retrieved from: https://citizen-network.org/library/from-basic-income-to-social-dividend.html. (accessed 09.06.2023).

11 Hudson, M. (2000). Speech to the Communist Party of Cuba. Retrieved from: https://michael-hudson.com/2000/01/speech-to-the-communist-party-of-cuba/. (accessed 09.06.2023).


The Long Road to a Social Dividend

Earth4all is an international initiative to accelerate the systemic change necessary for an equitable future on a planet with limited resources. As its founders note, “Combining cutting-edge science with new economic thinking, Earth4All was designed to identify the transformations needed for shared prosperity.”1 This article, written by a participant of the Earth4All initiative, presents the original concept of the “social dividend” as one possible option for the development of economic relations in the world. This article was previously published as part of a series on the transformation of economic systems. Published in Russian for the first time2.

“All peoples may, for their own ends, freely dispose of their natural wealth and resources.” International Covenant on Economic, Social and Cultural Rights, Article 1

Earth for all. That is the name of this project. It is also at the core of the fiscal transformation proposed in this paper: introduce fees for those who profit from common goods and services, then redistribute the proceeds to all. Sharing the Earth’s fruits in a just way for everyone is a recurrent theme and goes to the heart of economics. The field asks what and how to produce and, just as important, “Who gets the benefits?”.

Current tax policies raise the awkward question of why we tax people’s efforts at adding value when they produce goods and services — and again at the point of consumption. Rather, why are we not taxing at source the people and organisations that benefit from global resource extraction, capital gain and land value? Owners of property — whether conventional or intellectual — or platforms and networks — can collect unearned income, which economists call economic rents, for controlling access to their scarce property. But they do not add value. In some cases, this imposes costs on society that an additional tax could recoup. Instead, most contemporary taxes apply to labour, production and consumption.

In fact, many governments subsidise resource extraction via tax breaks for the machines that substitute for labour, or by enabling access to and the use of fossil fuel energy and minerals deposits, or for agricultural production at scale. Other subsidies and tax breaks encourage the ravaging of common goods such as forests and fish stocks.

Yet still we persist in the belief that somehow this is an industrial economy rather than one characterised by converting goods into financial instruments that favour the beneficiaries of rents, called rentier bias. Taxation in its contemporary formats became part of a social compact in now-rich countries that enjoyed the so-called “employment age” after the Second World War.

Lawyer and author James Robertson handily summarised today’s change: “The social compact of the employment age is now breaking down. The time is passing when the great majority of citizens, excluded from access to land and other means of production and from their share of common resources and values, could nevertheless depend on employers to provide them with adequate incomes in exchange for work, and on the state for special benefit payments to see them through exceptional periods of unemployment. A new social compact will encourage all citizens to take greater responsibility for themselves and their contribution to society. In exchange, it will recognize their right to share in the value of the ‘commons’, enabling them to become less dependent than they are today on big business and big finance, on employers, and on officials of the state.”

Significant change has occurred since the post-war period. Earth4All should embrace new structures for employment and tax, leaving behind outdated modes of thought. Equally, the mythology of progress and how it is measured needs exposing, since it is another relic of the mid-20th century. Indeed, the seminal work on growth The Stages of Economic Growth by W. W. Rostow was subtitled A non-communist manifesto, reflecting the geopolitics of the time and anxieties over which economic system could produce more.

Economist Herman Daly pointed out long ago that greater supply through resource extraction or improved productivity, employment or manufacturing at scale allows a society to postpone answering the questions of distribution and demand management. Even if supply-focused growth caused inequality, people could still point to rising incomes. Individuals could all feel like they were winning the race, as it were.

However, the planet and the global community were not. Eventually growth was not even doing what it promised as it became anchored in the growth of debt not production (see Box). It became a cruel but effective means of growing the wealth of the better-off parasitically through a combination of debt overheads, labour precarity and stagnant wages. Because gross national product (GNP) continued to grow, and policymakers continued to value this blunt metric, it still smelt like progress.

The evidence is overwhelming that Western economies have a financialised rentier economy that revolves around ownership of existing properties rather than an industrial or productive economy (Christophers, 2020). It was the task of classical economists in the late 18th century and much of the 19th century to understand this dynamic as it applied to landowners, trusts, oligopolies and the financial system and to suggest alternatives. Adam Smith, Karl Marx and Henry George all addressed the problem of how to deal with the rentier. Hence the long history of proposals to clamp down on rent-seeking actors, break up monopolies and use the money raised to increase economic security and wellbeing or to offset the effects of poverty (Chu, 2021).

GNP growth constructed on debt instead of productivity

Economist and Wall Street financial analyst Michael Hudson writes3: “‘Wealth creation’ by debt leveraging — that is, asset-price inflation — was celebrated as a post-industrial economy, as if this were a positive and natural evolution. But in reality it is a lapse back into a rentier economy, and even into a kind of neofeudalism. The post-2008 bailouts have vested a new rentier elite to lord it over the 21st century, thanks to the fact that most gains since 1980 have gone to the 1% — mainly the financial sector, not to the 99%.”

A dividend on the commons

The “enclosure of the commons”, a historic term from English landownership, sets the stage for economic rent-seeking and we argued in the Earth for All book that compensation is due. Employees obviously deserve a share, outside of wages, perhaps in the form of dividends and capital gains. The general population also deserves a share: we are all co-owners of global commons. As a society, we could charge fees for the rights to access global goods and then channel them into a commons fund or citizens’ wealth fund, managed at a distance from government. Economists call this a fee/dividend approach to accounting for the cost of using global or common goods. Such an approach encourages a more sustainable use of the commons. It also works to satisfy basic needs.

This then is the essence of fee/dividend proposals: to close the loop on property rights and to distribute the surplus to co-owners. In this paper the focus is mainly a carbon fee/dividend, not because it is somehow a special case or a complete solution, but because it shows potential, if we can think through and reimagine fee/dividends for our own times and circumstances. If we are in search of a new “social compact” as James Robertson argues, then here is the basis of it.

The potential for taxing resource extraction or waste has been thoroughly explored. In October 2021, the Center for Climate and Energy Solutions4 listed 35 carbon tax programmes around the world. Sweden has had one since 1991, while South Africa implemented Africa’s first carbon tax in 2019. In some cases, sub-national entities operate them: British Columbia began one in 2008.

These programmes assume that the economy would adjust after eco-taxation through marketbased mechanisms and that governments could use the taxes to add to social welfare in some form. In reality, outcomes vary as much as the policies diverge from each other. Eco-taxation has struggled in large part due to its disproportionate impact on, minorities (Bubna-Litic, 2012) and the poor who spend a greater fraction of their incomes on energy. Special interest lobbying against these initiatives5 has also distorted them.

Although there have been 30 years of such eco-taxation approaches, writer and author of The Case for Carbon Dividends James K. Boyce plumps for a fee and dividend as being the most acceptable, transparent, predictable and effective (see also Barnes, 2021).

One of the attractions of the fee/dividend approach is that dividends cycle straight back to citizens. It is economic justice and environmental justice rolled into one. It is also easy to understand.

Climate scientist Kevin Anderson, commenting on his 2020 piece6 in the journal Climate Policy, writes: “Globally the wealthiest 10% are responsible for half of all emissions ... If regulations forced the top 10% to cut their emissions to the level of the average EU citizen, and the other 90% made no change in their lifestyles, that would still cut total emissions by a third. If we were serious about this crisis we could do this in a year — if we were really serious we could do it in a month, but we are not and our emissions just keep rising.”

It is this same concern with inequality that a fee/dividend approach addresses, making it clear who pays and who is supported. Incidentally, fees and dividends have a broad potential to tackle other forms of inequality and environmental challenges. For instance, the same approach could ensure that those suffering the worst effects of pollution receive adequate compensation from polluters, as in the case of an oil spill. Or it could encourage sustainable harvests of fisheries.

Charging fees on returns to property and redistributing them suits today’s economy because it is a turn of the dial focused on demand management and distribution rather than production and income. Nobel Prize–winning economist Joseph Stiglitz argues for applying the idea to land ownership: “A tax on the return to land, and even more so, on the capital gains from land, would reduce inequality and, by encouraging more investment into real capital, actually enhance growth.”

Stiglitz credits the idea to Henry George, an influential journalist turned economist who made similar arguments in his 1879 book Progress and Poverty. The key was to chase the rentier, in particular the owner of urban property. George offered a different perspective to either free market fundamentalism or socialism as a means of undermining or capturing economic rents. Free market fundamentalism tries this through additional competition; socialism does it through confiscation by the state. He also favoured removing taxes from labour and from the profits of production.

There are many routes around the basic notion of circulating economic rents, and for some there is hesitancy around the notion of cycling funds through an institution at a degree of separation from the general tax fund. But it has been done: by the Alaska Permanent Fund, the Norwegian Government Pension Fund, the Shetland Charitable Trust and others. Some of those institutions eventually lost their political independence or ran out of funds. Yet their experiences are far from being fatal to the idea of a fee/dividend model; instead, the successful cases show how it can be practical and enduring7 (Standing, 2019), which is necessary to give legitimacy to the whole exercise. How funding is managed depends on what type of commons and enclosure is being addressed.

One of the attractions of the fee/dividend approach is that dividends cycle straight back to citizens.

Guy Standing, an economist specialising in labour issues, has written in depth on the commons and what he prefers to call “basic income”. He has worked across low- and middle-income countries to research how basic income fits a contemporary society and its challenges (Standing, 2019). Standing lists three kinds of commons around which fees might be recovered:

  • Exhaustible commons: minerals, metals, fossil fuels (non-renewable) treated as capital assets. The beneficiaries receive the income generated from investments of those funds.
  • Replenishable commons: forests, soils, fisheries where funds are put aside to cover capital maintenance and the benefits are from the sustainable use of materials and services provided.
  • Non-exhaustible commons: such as air, water, ideas. Governments can charge levies for available current distribution.

Since the governance of such funds is as important as the target source and the beneficiaries, Standing argues that three clear rules should guide the activity. The first is the Precautionary Principle — investments by the fund are not problematical in social or environmental terms and should be regenerative and restorative. Next is the Public Trust Principle whereby resources are preserved for public use, and the government must protect and maintain these. If it is a permanent fund, then obligations to maintain its integrity are central. Last is Hartwick’s rule, that investment of resource rents from non-renewables should provide intergenerational equity so that future generations are not worse off.

Guy Standing’s research revealed that a degree of financial autonomy was a powerful driver for broader emancipation. Similarly, research in Madhya Pradesh by Sarath Davala showed that women and girls’ health, nutrition, economic activity and school attendance and performance improved more than in men and boys when a modest basic income was given to 6,000 people over 18 months8 (Davala et al., 2015; UNESCO, 2021).

What’s my share?

This is usually the second question, after “What is a fee/dividend approach?”. The answer is that it depends. It also depends on the goal of the fee/dividend intervention. For some a basic dividend is about supplementing income without resorting to means testing. For others a basic dividend is a way to replace welfare or allow lower wages. The latter options are just shuffling the deck, and usually for ideological reasons: to reduce government expenditure and influence in the welfare system or to subsidise employers or perhaps discipline labour to accept whatever jobs are available. For some, by contrast, the very strength of a reasonable basic dividend is around more autonomy, such as being able to say no to the worst-paying jobs or working conditions or to negotiate for improvement. This is especially true for women and disadvantaged groups.

There is also the scope of the fee dividend. Limiting fees/dividends to carbon is a lot less than one on, say, financial infrastructure and transactions and land value. Economist Peter Barnes predicted9 that an expanded, but still limited fee/dividend approach would eventually be worth US$5,000 a year per individual.

However, if we look back at the first income tax in the United States in the early years of the 20th century, it was designed to catch the very high earners — the beneficiaries from owning stocks and shares. The federal and state governments then expanded it over time down the income scale until it fell on average earners. It raises more from wage earners than rentiers receiving corporate dividends from shareholding. The moral is that any fiscal instrument, including fee/dividends, can be diverted or disempowered. Politics decides in the end.

A real-world dividend?

The proposed 2021 US Energy Innovation and Carbon Dividend Act (EICDA) has three pillars:

  • A gradually rising carbon fee
  • A carbon dividend or rebate to households
  • A border carbon adjustment

In this proposal, the dividend starts at $15 a ton and rises by $10 every year.

Revenues from the EICDA carbon fee would total over $1 trillion in the first eight years, Forbes reports10. EICDA would pay over 98% of those revenues as a monthly payment to households. A family of two adults and two children might expect $790 the first year. Because the fee rises every year, that sum would reach nearly $3,500 after a decade. Analysts estimate that two thirds of households would break even or come out ahead financially compared with business as usual. Because businesses would find ways to reduce their carbon pollution to avoid the fee, the United States’ carbon footprint could fall by 50% by 2030, which would put it on track for net zero by 2050.

Economist Paul Segal argues that governments in developing countries should distribute rents due on their natural resources directly to all citizens as an unconditional cash transfer. Such a program would provide incentives for people to register with the fiscal system, strengthen state capacity, help ameliorate the institutional causes of the resource curse, and reduce corruption. ...Most importantly, Segal highlights the considerable impact that a social dividend derived from resource rents could have11 on extreme levels of human deprivation. According to his calculations, this measure alone could halve global poverty if implemented internationally by all developing countries, and he concludes that the scheme “would be easier to implement than most existing social policies”.

A fee/dividend approach is a good match with a world looking for a different and much better social compact, and one that can make a difference to key environmental challenges.

That’s a bold claim but something is beginning to coalesce around structured fee/dividends and a commons or citizens’ wealth fund. As economist Alanna Hartzok puts it in Financing Planet Management (1994), “The fundamental human right which now needs to be affirmed is this — the Earth is the birthright of all people.” At heart it is about doing the right thing. Guy Standing agrees that ethical considerations are key to achieving social progress within environmental boundaries.

Conclusion

A fee/dividend approach is a good match with a world looking for a different and much better social compact, and one that can make a difference to key environmental challenges. Michael Hudson claimed in a 2000 speech12 to the Communist Party of Cuba that the approach begins to redress excesses of globalisation and financialisation by providing a counter-strategy: “There is one Achilles heel in the globalists’ strategy, an option that remains open to governments. This option is a tax on the rental income — the ‘unearned income’ — of land, natural resources and monopoly takings.”

Rather than try to answer the question “What is it worth in money terms?”, we should view a fee/dividend approach mediated by a citizens’ fund as a way to leverage real impact on a range of key issues. Such a system can be expanded over time or adjusted according to experience. It does good work by being a structural approach to money stocks and flows, made much easier by recent digital development, and one that is transparent and fair. To conclude, the fee/dividend system proposed in this paper could have a positive impact in all of the following ways:

  • Equity: it goes to every individual
  • The environment: it accounts for non-renewable resources and incentivises greener practices
  • Empowerment: especially for women
  • State capacity: it brings people into the tax system
  • Eradicating poverty: it supplements incomes of the most vulnerable
  • Employment: better conditions, especially for the self-employed, and reskilling opportunities
  • Autonomy: it gives people the ability to say no to the least attractive jobs
  • Combating corruption: funds are not so easily diverted

What’s not to like?

Ken Webster, visiting fellow Cranfield University (UK) & member of The Club of Rome’s Transformational Economics Commission

1 Earth4All. (2023). Retrieved from: https://earth4all.life/. (accessed 09.06.2023).

2 Earth4All. (2023). Executive Summaries. Retrieved from: https://earth4all.life/publications/. (accessed 13.06.2023).

3 Hudson, M. (2012). Productivity, The Miracle of Compound Interest and Poverty. Retrieved from: https://michael-hudson.com/2012/04/productivity-the-miracle-of-compound-interest-and-poverty/. (accessed 09.06.2023)

4 C2ES. (2023). Carbon Tax Basics. Retrieved from: https://www.c2es.org/content/carbon-tax-basics/#:~:text=As%2520of%25202021%252C%252035%2520carbon. (accessed 09.06.2023).

5 Holden, E. (2020). How the oil industry has spent billions to control the climate change conversation. 08.01.2020. TheGuardian.com. Retrieved from: https://www.theguardian.com/business/2020/jan/08/oil-companies-climate-crisis-pr-spending. (accessed 09.06.2023).

6 Taylor, M. (2020). Government climate advisers running scared of change, says leading scientist. 26.06.2020. TheGuardian.com. Retrieved from: https://www.theguardian.com/environment/2020/jun/26/leading-scientist-criticises-uk-over-its-climate-record. (accessed 09.06.2023).

7 Bollier, D. (2019). Guy Standing’s ‘Plunder of the Commons’. 11.12.2019. Resilience. Retrieved from: https://www.resilience.org/stories/2019-12-11/guy-standings-plunder-of-the-commons/. (accessed 09.06.2023).

8 Ranalli, B. (2019). Peter Barnes: With Liberty and Dividends for All. How to Save Our Middle Class When Jobs Don’t Pay Enough. Basic Income Studies, 14(2). https://doi.org/10.1515/bis-2019-0018

9 Cumbers, J. (2021). This Climate Bill Would Actually Send Checks To Americans. Can It Help Save The Planet And Grow Our Economy? 03.08.2021. Forbes. Retrieved from: https://www.forbes.com/sites/johncumbers/2021/08/03/this-climate-bill-would-actually-send-checks-to-americans-can-it-help-save-the-planet-and-grow-our-economy/?sh=47a45a304117. (accessed 09.06.2023).

10 Makwana, R. From Basic Income To Social Dividend. Citizen Network Research. Retrieved from: https://citizen-network.org/library/from-basic-income-to-social-dividend.html. (accessed 09.06.2023).

11 Hudson, M. (2000). Speech to the Communist Party of Cuba. Retrieved from: https://michael-hudson.com/2000/01/speech-to-the-communist-party-of-cuba/. (accessed 09.06.2023).

References: 1. Barnes, P. (2021). Ours: The Case for Universal Property. John Wiley & Sons. 2. Boyce, J. K. (2019). The case for carbon dividends. John Wiley & Sons. 3. Bubna-Litic, K., & Chalifour, N. J. (2012). Are Climate Change Policies Fair to Vulnerable Communities-The Impact of British Columbia’s Carbon Tax and Australia’s Carbon Pricing Policy on Indigenous Communities. Dalhousie LJ, 35, 127. 4. Christophers, B. (2020). Rentier capitalism: Who owns the economy, and who pays for it? Verso Books. 5. Che, S., Kumar, R. R., & Stauvermann, P. J. (2021). Taxation of land and economic growth. Economies, 9(2), 61. 6. Davala, S., Jhabvala, R., Standing, G., & Mehta, S. K. (2015). Basic income: A transformative policy for India (p. 240). Bloomsbury Academic. 7. George, H. (1879). Progress and Poverty: An Inquiry Into the Cause of Industrial Depressions, and of Increase of Want with Increase of Wealth. The Remendy. D. Appleton. 8. Hartzok, A. (1994). Financing Planet Management: Sovereignty, World Order and the Earth Rights Imperative. Robert Schalkenbach Foundation. 9. Rostow, W. W. (1990). The stages of economic growth: A non-communist manifesto. Cambridge university press. 10. Segal, P. (2011). Resource rents, redistribution, and halving global poverty: The resource dividend. World Development, 39(4), 475-489. 11. Standing, G. (2016). The corruption of capitalism: Why rentiers thrive and work does not pay. Biteback Publishing. 12. Standing, G. (2019). Plunder of the commons: A manifesto for sharing public wealth. Penguin UK. 13. Stiglitz, J. E. (2015). Rewriting the rules of the American economy: An agenda for growth and shared prosperity. WW Norton & Company. 14. UNESCO. (2021). Basic income — on data and policy. Retrieved from: https://unesdoc.unesco.org/ark:/48223/pf0000380169.

DOI 10.55140/2782-5817-2023-3-S1-56-65

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Люди и бюджет: что ждет в будущем гражданские финансы? | People and the Budget: What Does the Future Hold for Civil Finance? Люди и бюджет: что ждет в будущем гражданские финансы? | People and the Budget: What Does the Future Hold for Civil Finance?

Что такое «гражданские финансы»?

Позитивные изменения
7 желаний, которые можно исполнить в одном месте 7 желаний, которые можно исполнить в одном месте

Подборка необычных занятий для тех, у кого мало времени на отпуск

СНОБ
Как презрение разрушает отношения: 7 шагов, чтобы предотвратить развод Как презрение разрушает отношения: 7 шагов, чтобы предотвратить развод

Проявление неуважения  — самый серьезный предвестник развода

Psychologies
Доктор, это опасно? Почему ананас жжет и разъедает слизистую и язык? Доктор, это опасно? Почему ананас жжет и разъедает слизистую и язык?

Почему ананас жжет? Есть ли способ победить коварный фрукт?

ТехИнсайдер
Неочевидное, но вероятное: зачем ехать на выходные в Каргополь Неочевидное, но вероятное: зачем ехать на выходные в Каргополь

Хотите открыть для себя Русский Север — начинайте с Каргополя

Правила жизни
Тепловое зрение HADAR рассмотрит текстуру предметов даже ночью Тепловое зрение HADAR рассмотрит текстуру предметов даже ночью

Ученые разработали технологию пассивного теплового зрения HADAR

N+1
Нулевая уязвимость: сколько российский бизнес тратит на защиту от киберугроз Нулевая уязвимость: сколько российский бизнес тратит на защиту от киберугроз

Сколько тратят компании, чтобы снизить риски кибератак для бизнеса

Forbes
5 главных книг о Владимире Набокове, которые помогут лучше его понять 5 главных книг о Владимире Набокове, которые помогут лучше его понять

Пять главных книг, которые можно прочитать о Набокове

Правила жизни
Читмил Читмил

Читмил: плюсы и минусы запланированных нарушений диеты

Здоровье
Африка играет за себя Африка играет за себя

Современная Африка формирует субъектную суверенную политику

Эксперт
Подоить козу и искупать коня: 7 мест для летнего экотуризма Подоить козу и искупать коня: 7 мест для летнего экотуризма

Куда уехать на каникулы и выходные, чтобы купать коней и научиться доить козу

СНОБ
Сколько платят за коммуналку в разных странах Сколько платят за коммуналку в разных странах

Экономия на коммунальных услугах — отдельный вид спорта

Maxim
80 процентов детских смертей в Африке и Южной Азии оказались предотвратимы 80 процентов детских смертей в Африке и Южной Азии оказались предотвратимы

82,3% смертей детей в Африке и Южной Азии эксперты признали предотвратимыми

N+1
Математики показали, что аналог GPS может работать на Луне. Ученым помогли идеи, которым уже 800 лет Математики показали, что аналог GPS может работать на Луне. Ученым помогли идеи, которым уже 800 лет

Спутниковой навигации, используемые на Земле, можно перенести на Луну

ТехИнсайдер
Стадный инстинкт Стадный инстинкт

Что нам мешает быть объективными?

Лиза
«Яркий, сильный, смелый»: чем запомнился основатель «ИКС Холдинга» Антон Черепенников «Яркий, сильный, смелый»: чем запомнился основатель «ИКС Холдинга» Антон Черепенников

Что за бизнес Черепенников успел построить и чем он запомнился отрасли?

Forbes
Как текстильная промышленность влияла на культуру, экономику и политику Как текстильная промышленность влияла на культуру, экономику и политику

О тканях как об одном из главных товаров в истории человечества

СНОБ
Дело тонкое Дело тонкое

Что надо знать российскому бизнесу при выходе на арабский рынок

Деньги
Такой же разведчик, как мы Такой же разведчик, как мы

Как «Семнадцать мгновений весны» стали киноманифестом идеологии 1970‑х

Weekend
«Парадокс о мандарине»: как безнаказанность влияет на наше поведение «Парадокс о мандарине»: как безнаказанность влияет на наше поведение

Действует ли мораль в условиях безнаказанности?

Forbes
Тепленькая пошла: как выбрать водонагреватель для квартиры и дачи Тепленькая пошла: как выбрать водонагреватель для квартиры и дачи

На что стоит обратить внимание при покупке водонагревателя, чтобы не прогадать.

ТехИнсайдер
Роботы на далеких планетах и спутниках будут сами принимать решения Роботы на далеких планетах и спутниках будут сами принимать решения

Роботы смогут самостоятельно принимать решения о том, где и как забирать грунт

ТехИнсайдер
В ранней Вселенной наблюдаемое время протекает в 5 раз медленнее В ранней Вселенной наблюдаемое время протекает в 5 раз медленнее

Астрономы впервые наблюдали эффект, предсказанный Эйнштейном более века назад

ТехИнсайдер
Король комедии, бог импровизации: лучшие роли Робина Уильямса Король комедии, бог импровизации: лучшие роли Робина Уильямса

Робин Уильямс начинал как комик, но затем раскрыл свой драматический арсенал

Правила жизни
Алла Юганова: «Была уверена, что Кончитту должна играть очень красивая актриса, а я самая обыкновенная...» Алла Юганова: «Была уверена, что Кончитту должна играть очень красивая актриса, а я самая обыкновенная...»

Иногда читаешь сценарий и думаешь: «Ну, авторы накрутили! Разве так бывает?»

Коллекция. Караван историй
Он мог соперничать с Twitter, но был «убит»: как появился и почему провалился Google Reader Он мог соперничать с Twitter, но был «убит»: как появился и почему провалился Google Reader

Почему руководители Google закрыли один из своих «самых дальновидных» проектов?

VC.RU
ИИ делает краткосрочный прогноз погоды быстрее, чем традиционные модели ИИ делает краткосрочный прогноз погоды быстрее, чем традиционные модели

Модели прогнозирования погоды на основе ИИ лучше, чем традиционные

ТехИнсайдер
«Ласковый убийца»: что надо знать о гепатите С «Ласковый убийца»: что надо знать о гепатите С

Чем опасен гепатит С, легко ли им заразиться и как защитить от инфекции себя?

Psychologies
Соцсеть, государство или бизнес. Обзор игровой онлайн-платформы Roblox Соцсеть, государство или бизнес. Обзор игровой онлайн-платформы Roblox

В чем секрет популярности Roblox?

Цифровой океан
От Вирджинии Вулф до Кэролайн Криадо-Перес: 13 главных книг о феминизме От Вирджинии Вулф до Кэролайн Криадо-Перес: 13 главных книг о феминизме

Что почитать, чтобы понять, чем занимаются феминистки

Forbes
Открыть в приложении