Русланова была великой актрисой, играла все: от высокой трагедии до комедии

Караван историйЗнаменитости

Нина Русланова: «Когда она узнала, что в «Иване Лапшине» будет играть Миронов, отказалась сниматься»

Беседовала Ирина Зайчик

Русланова была великой актрисой, могла сыграть все: от высокой трагедии до комедии. А сколько русских женщин воплотила на экране. Настоящая! Она была из тех немногих, кто не только коня на скаку остановит и в избу горящую войдет, но и, как ее Марья из «Тени исчезают в полдень», медведя в тайге завалит и партизанский отряд за собой поведет.

Олеся Рудакова вспоминает о маме Нине Руслановой.

— Мама из тех, о ком говорят: она сделала себя сама. О таких людях в Голливуде фильмы снимают! В кино ей всегда хорошо удавались роли женщин с непростой судьбой. Может, потому что ее жизнь была настоящей драмой?

Маму называли «главным подкидышем советского кино»: у нее не было ни родителей, ни имени, ни дома. Ее нашли восьмимесячной на сельском полустанке под Харьковом и определили в Дом малютки. Потом в ее маленькой жизни было шесть детских домов. Холодное, голодное военное время. Воспитанники детского дома ходили в казенных платьишках, ели картофельные очистки, конфет и игрушек в глаза не видели. Мама, будучи еще совсем крошкой, очень любила петь и выступать. И однажды воспитательница сказала: «Запишу тебя Руслановой. Будешь артисткой, как она». Так ее и записали — Нина Русланова. Так имя великой русской певицы и определило в дальнейшем мамину судьбу...

Я считаю, что у нее был сильный ангел-хранитель, который вел ее всю жизнь. Сломить человека в такой ситуации, в какой оказалась мама, очень легко. Я бы точно не выдержала...

А она благодаря этим испытаниям закалила свой характер на всю жизнь: «Детство, какое бы оно ни было, все равно остается детством. В детском доме мне привили жажду жизни».

Жесткое детство, страшная нищета, разочарование в людях, одиночество, болезни... Мало кто, испытав подобное, выживает, а она не сдалась. Настоящий боец! Не просто выжила, а добилась того, чего хотела: стала поистине народной артисткой и меня родила, несмотря на угрозу жизни.

— Нина Ивановна с детства мечтала стать артисткой?

— Она мечтала стать геологом. Но тогда детдомовцев не спрашивали, кем они хотят быть. В 14 лет, после восьмилетки, отправили учиться на маляра-штукатура. Мама об этом с удовольствием рассказывала. Ее распределили на стройку, где она проработала целый год, выделили комнату в общаге, она сама себя кормила. Между прочим, навыки маляра ей пригодились позже в кино: она так мастерски красила стены в картине Киры Муратовой «Познавая белый свет», что и дублера не понадобилось.

Но мечта стать артисткой — даром, что ли, Русланова! — взяла верх. Мама поступила в Харьковский театральный институт, где на втором курсе подруга ей посоветовала: «Тебе бы в Москву». И мама решила поступать в столице. Из Москвы пришла телеграмма, в ней сообщалось, что в ноябре 1965 года в Щукинском училище объявили осенний дополнительный набор. Самое интересное, что набор был... мальчиков.

Мама тогда занималась спортивной гимнастикой и однажды, делая кульбит, получила травму мениска. Она намазала распухшее колено сильно пахнущей мазью Вишневского и отправилась в Москву. Представляете картину? Перед приемной комиссией стоит хромая, пахнущая мазью Вишневского, с сильным украинским акцентом провинциалка. Но она сразу же понравилась. Великий педагог Вера Константиновна Львова, набиравшая курс, настояла на том, чтобы место дефицитных мальчиков заняла моя мама. На курс взяли Сашу Кайдановского, Володю Качана и Нину Русланову.

Мама приехала в Москву из Харькова, как когда-то Людмила Гурченко и Наталья Фатеева. У нее был кошмарный акцент. Она с ним отчаянно боролась, занималась ночью специальными упражнениями, понимала, что с харьковским говором не видать ей больших ролей.

Нина Русланова, 70-е годы. Фото: из архива О. Рудаковой

Однокурсники восхищались ее прямотой и ярким талантом. Борис Галкин, мамин однокурсник, как-то рассказывал о первом появлении мамы в стенах «Щуки»: «Мы уже учились месяца два, как на занятиях появилась Нина Русланова. Вера Константиновна представила ее и попросила что-нибудь нам почитать. Когда она закончила, Вера Константиновна сказала: «Ниночка, я не знаю, чему вас учить — вы совершенная актриса». Она всегда была отважна, способна рисковать собой во имя роли. Это было и в танце, и в физическом движении, и на фехтовании. Правду-матку сплеча рубила. В этом была ее сила и урок для нас...»

Пока мама училась, она жила в общежитии на Федотке. Долго спала на раскладушке, потому что мест не было, и подрабатывала в соседнем травмпункте. Мама вспоминала, что в Москве ей в ту пору было все время холодно. Пальто у нее не было, она зимой ходила в вязаной кофте. Гостинцев и денег ей из дома никто не присылал. Да, собственно, и дома-то не было. Все сама, сама...

И тем не менее это было счастливое студенческое время! Училище заменяло все — дом, семью. Все с упоением репетировали отрывки, порой ночевали в зале на матах, в общаге бывали не так часто.

Маме было 23 года, когда она переехала в Москву. Она была старше многих своих однокурсников. А курс ее был талантливым: Володя Качан, Леня Филатов, Саша Кайдановский, Борис Галкин, Иван Дыховичный... Все они были очень дружны.

Особенно мама подружилась с Кайдановским, Каином, как его звали все друзья. Он ее очень жалел, потому что сам, когда разошлись родители, месяц провел в детдоме и знал, что это такое. А еще к тому же они оба были провинциалами: он из Ростова-на-Дону, она из Харькова. А в Москве к провинциалам относились свысока. Надо было всегда быть на голову выше во всем: в таланте, трудолюбии и упорстве.

Мама рассказывала, что однажды Кайдановский пришел к ней в общежитие и предложил:

— Нина, давай, я буду твоим братом.

— Как это? По суду, что ли?

Он рассердился:

— По какому суду? Давай разрежем себе руки, сольем кровь в чашку и выпьем. И будем кровными родственниками.

Он был человеком начитанным, видимо, где-то в умных книжках про это вычитал.

После ритуала братания Кайдановский всегда заступался за «кровную сестру». А еще их роднило то, что оба были предельно честными. Кайдановский ненавидел актерство в жизни, мама, думаю, этому научилась у него.

Олеся Рудакова. Фото: из архива О. Рудаковой

Однажды зимой Саша, Гена Матвеев и мама после последнего экзамена зашли в шашлычную. Вышли на улицу, а в сугробе пьяный человек лежит. Они стали его поднимать, тут подъехала милиция: «Ваши документы. Вы что это делаете?» Милиционеры решили, что троица хочет обчистить карманы пьяницы, скрутили их и отвезли в отделение. Кайдановский стал возмущаться: «На каком основании нас задержали? Вы сталинисты какие-то!» Из-за стойки выскочили два милиционера и в ярости стали его избивать. Мама кинулась их разнимать. В потасовке ей кто-то двинул кулаком в лицо. Подскочил Гена. И тут началось! Сашу с Геной избили. Мама побежала к Вере Константиновне просить защиты. Педагог стала звонить по всем инстанциям и просить за своих студентов. На следующий день суд вынес приговор: арест на 15 суток. Когда «заключенных» сажали в машину, Вера Константиновна громко крикнула: «Сашенька, милый, ты там внимательно смотри, такого ты не увидишь нигде! И запоминай характеры!» На что Саша улыбнулся и подмигнул: «Ну что, едем на занятия. Характеры изучать».

Кайдановский был очень талантливым и образованным человеком, на курсе только Леня Филатов мог помериться с ним эрудицией. Он привил маме любовь к литературе, водил ее к своим друзьям, скульпторам, художникам, на концерты классической музыки. Как мама говорила: «Рядом с ним нельзя было дурой сидеть. И я, заразившись, стала работать. Читать, думать, что делаю. И зачем...»

У них на курсе были невероятно красивые девушки. Они все играли рабынь в знаменитом спектакле «Принцесса Турандот». А мама была на их фоне серой мышкой. И вдруг Кайдановский предлагает:

— Хочу сделать отрывок из «Гамлета». Можешь сыграть Гертруду?

Мама обалдела:

— Ну какая я Гертруда? Посмотри на мои крестьянские руки. Я же штукатур!

А он стоит на своем:

— В тебе что-то королевское есть.

И они на первом курсе сыграли отрывок из Шекспира. Все потом восхищались: «Как он Русланову открыл!»

Я была влюблена в маминого друга. Помню, как мы с мамой однажды пришли к Кайдановскому в его знаменитую коммуналку на Поварской. Зашли после школы его проведать, он болел. Меня, восьмилетнюю девочку, поразила его огромная черная комната с высоким потолком, расписанным ангелами и амурами. Я ходила по ней, задрав голову, и любовалась ими. Кайдановский, едва взглянув на меня, вдруг сказал, что я — дьявол в ангельском обличье. Хотя я вроде ничего такого не делала: посуду не била, не капризничала. Наверное, поэтому я в него и влюбилась, что он был странным и непонятным.

Это была эпоха по-настоящему творческих личностей. Кайдановский поставил поэтический спектакль по Пушкину, который пользовался большим успехом. Там участвовали все: Леня Филатов, Борис Галкин, Саша и мама. Они все боготворили Пушкина. И всерьез воспринимали Щукинское училище как Царскосельский лицей.

Нина Русланова, 60-е годы. Фото: из архива О. Рудаковой

— Как познакомились ваши родители?

— Щукинцы часто выступали с шефскими концертами на разных площадках. Однажды мамин курс в качестве культурного обмена показывал спектакль на сцене актового зала МГУ. Там и познакомились мои родители. Геннадий Рудаков (так зовут моего папу) учился в МГУ на физическом факультете. Он как увидел маму на сцене, так сразу в нее и влюбился. Мама была беленькая, худющая, ходячий дистрофик. А папа был еще худее мамы. Представляете, какая прекрасная парочка получилась?! Помню, как лет в четырнадцать я не могла влезть в мамину юбку, которую она носила в двадцать пять. Я завидовала ей черной завистью...

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Алиса Фрейндлих о Товстоногове, Рязанове и других легендарных коллегах Алиса Фрейндлих о Товстоногове, Рязанове и других легендарных коллегах

Алиса Бруновна вспомнила тех, с кем работала и была связана долгие годы

Караван историй
«Рождение советской женщины. Работница, крестьянка, летчица, бывшая; и другие в искусстве 1917-1939 годов» «Рождение советской женщины. Работница, крестьянка, летчица, бывшая; и другие в искусстве 1917-1939 годов»

Образ революционерки и вестницы новой власти в советском искусстве

N+1
Иван Панфилов: «Дело, которым занимались родители, давалось им не только радостно и легко, но порой мучительно и трудно» Иван Панфилов: «Дело, которым занимались родители, давалось им не только радостно и легко, но порой мучительно и трудно»

Мама взяла за руку: «Ванюша, как же так? Ты поедешь в Гавану один?»

Коллекция. Караван историй
Дарья Златопольская: «Любовь — это улица с односторонним движением» Дарья Златопольская: «Любовь — это улица с односторонним движением»

Я работаю с детьми, очень за них переживаю и всегда пытаюсь включаться

Коллекция. Караван историй
Людмила Поргина «Ленком». Коллеги Людмила Поргина «Ленком». Коллеги

Судьба подарила мне театр «Ленком», где я встретила свою любовь

Караван историй
Деревня зовет домой Деревня зовет домой

Чем встречает горожан тверская земля и как найти спасение древним русским храмам

Эксперт
Михаил Светин. Грустный клоун Михаил Светин. Грустный клоун

Хочу быть артистом, хочу быть известным, Боженька, помоги

Коллекция. Караван историй
Так было или не было? Так было или не было?

7 самых известных мифов в истории человечества

Лиза
8 фильмов о путешествиях, которые меняют жизнь 8 фильмов о путешествиях, которые меняют жизнь

Герои этой киноподборки отправляются в походы и полеты

Psychologies
Политическое крещение Политическое крещение

Что побудило закоренелого язычника и развратника перейти в христианскую веру?

Дилетант
Мария Шумакова: «В 30 лет, как только я разобралась в себе, у меня началась счастливая жизнь» Мария Шумакова: «В 30 лет, как только я разобралась в себе, у меня началась счастливая жизнь»

Люди, которые не видели меня восемь лет, говорят: «Ничего себе! Ты другая!»

Коллекция. Караван историй
Они ушли на взлете: 12 лет назад под Ярославлем разбился самолет с хоккейной командой «Локомотив» Они ушли на взлете: 12 лет назад под Ярославлем разбился самолет с хоккейной командой «Локомотив»

История «небесной команда»: что с ней произошло?

ТехИнсайдер
Тень сомнений Тень сомнений

Кажется, что вскоре техника будет неотличима от магии, а мир наполнится чудесами

Правила жизни
Наука в России: «Открываются очень большие перспективы» Наука в России: «Открываются очень большие перспективы»

Как достигнуть научного и технологического суверенитета в стране?

ФедералПресс
Атмосфера дзен Атмосфера дзен

Актуальный микс современности и классики с природными мотивами

Идеи Вашего Дома
Алексей Федоров: «Идея квантовых технологий уже необратимо изменила мир» Алексей Федоров: «Идея квантовых технологий уже необратимо изменила мир»

Когда ожидать квантового превосходства и какие изменения оно повлечет в будущем

РБК
Совершенно запретно Совершенно запретно

Как Джон Хьюстон по заказу военных снял антивоенный фильм

Weekend
Обвисшая грудь у мужчин: что это значит и как убрать? Обвисшая грудь у мужчин: что это значит и как убрать?

Разбираемся, почему у мужчин отвисает грудь и как с этим бороться

Maxim
Рустам Айнетдинов: «У образования будущего не будет конечной точки» Рустам Айнетдинов: «У образования будущего не будет конечной точки»

Как нейросети и другие технологии помогут с выбором верного жизненного пути

РБК
Лесные барабанщики Лесные барабанщики

Лес в середине лета затихает, но только кажется безжизненным

Наука и жизнь
Музей на свалке Музей на свалке

Экспозицию этого музея сравнивают с машиной времени

Отдых в России
С видом на будущее С видом на будущее

Большая уютная квартира для семьи из трех поколений

SALON-Interior
АПК зовут в Африку АПК зовут в Африку

В чем потенциал сотрудничества со странами Африканского континента

Агроинвестор
Сцены из двух супружеских жизней Сцены из двух супружеских жизней

«Вычитание»: триллер о двойниках, слишком повернутый на собственной драматургии

Weekend
«День сурка» с наночастицами «День сурка» с наночастицами

Почему ученые не могут разработать лекарство от ВИЧ?

Знание – сила
Татьяна Лютаева: «Мне никогда не бывает скучно ни с собой, ни с окружающим миром» Татьяна Лютаева: «Мне никогда не бывает скучно ни с собой, ни с окружающим миром»

Подлинный триумф Татьяны Лютаевой состоялся на кинофестивале в Афинах

Караван историй
Смертельный челлендж: в США подросток умер от одного ломтика острых чипсов Смертельный челлендж: в США подросток умер от одного ломтика острых чипсов

Эти чипсы настолько острые, что могут привести к летальному исходу

ТехИнсайдер
Нет повода не выжить Нет повода не выжить

Алексей Зимин нашел способ принимать неизбежное и повод выпить за это

Men Today
Философы освещения. Кто придумал лампу накаливания Философы освещения. Кто придумал лампу накаливания

История Александра Лодыгина, изобретателя лампы накаливания

СНОБ
«Риски существенно преувеличены» «Риски существенно преувеличены»

Торговый оборот России со странами Африки в 2022 году составил 18 млрд долларов

FP. BusinessReview
Открыть в приложении