История международных и локальных, музейных и политических арт-дел

EsquireИстория

Холст, масло, арест. Как искусство больше 100 лет становится заложником политики и идеологии

Марина Анциперова|Ксения Коробейникова

Демонстрация перед Исаакиевским собором во время Октябрьской революции, Петроград, 1917 год. Keystone / Getty Images

Опасения насчет возвращения коллекции Морозовых из Фонда Луи Вюиттон, произведений Эрмитажа и других зависших на Западе российских культурных ценностей заставили обратиться к истории. Искусство, а особенно искусство уровня национального достояния, уже не раз приобретало статус «заложника», когда возникали к тому политические и юридические предпосылки, — фактически становилось разменной монетой в отношениях между государствами и не только. Особенно в случае спорной принадлежности/происхождения коллекции, лазеек в законодательстве и отсутствия выстроенной системы гарантий, которые бы обеспечивали возвращение или отстаивание коллекций. Национализации, конфискации, аресты — изучим столетнюю историю международных и локальных, музейных и политических арт-дел.

1918

Пришла Октябрьская революция, а за ней и национализация с декретами советской власти: конечно, в первую очередь это коснулось самых знаковых собраний — коллекции Ивана Морозова и Сергея Щукина, включающих десятки Ван Гогов, Матиссов, Пикассо и других первых имен французской школы. В 1923 году собрания объединили под крышей Государственного музея нового западного искусства, который стал первым в мире музеем современного искусства (нью-йоркский МоМА возник только через пять лет) и прожил до 1948 года.

Его расформировал Сталин по идеологическим соображениям — за формализм и буржуазность: в постановлении коллекцию обвиняли в «низкопоклонстве перед упадочной буржуазной культурой эпохи империализма» и утверждали, что она «нанесла большой вред развитию русского и советского искусства». Если в Декрете 1918 года она характеризовалась как «исключительное собрание великих европейских мастеров», которое «по своей высокой художественной ценности имеет общегосударственное значение в деле народного просвещения», то теперь была объявлена общественно вредной и социально опасной и распалась. Работы между собой распределили Пушкинский и Эрмитаж, а в здание Музея на Пречистенке въехала Академия художеств СССР — главный оплот социалистического реализма, который набирал обороты.

Залы Государственного музея нового западного искусства, Москва, 1930-е / newestmuseum.ru

1927

За пределами России самое большое собрание работ Казимира Малевича хранится в амстердамском музее Стеделийк. Художник оставил их во время командировки, думая, что на время, а оказалось — навсегда. Ему тогда надо было срочно вернуться на родину (где его позднее арестовали), и он, беспокоясь о сохранности картин, оставил их на передержку другу, архитектору Хуго Херингу. Тот долгие годы берег работы, даже спас их от сожжения нацистами, когда те расправлялись с «дегенеративным искусством». Забрать работы Малевич так и не смог, потому что умер в 1935-м. А через 20 лет директор Стеделийка предложил Херингу продать коллекцию, на что тот согласился.

Но не согласны со сделкой оказались наследники художника, ведь Херинг по закону не являлся правообладателем коллекции. После многолетней судебной тяжбы в 2008 году они оспорили сделку и получили компенсацию в виде пяти работ. Теперь в музее экспонируется 29 произведений Малевича. Похожим образом и МоМА досталось семь его картин.

«Супрематическая композиция», Казимир Малевич, музей Стеделейк, Амстердам, 1916 год. VCG Wilson Corbis via Getty Images

1933–1945

Сосчитать количество работ, за эти годы конфискованных нацистами, просто невозможно. Только проект Looted Art составил базу из 25 тысяч объектов (в 15 странах). База продолжает пополняться: в мюнхенском доме одного только Корнелиуса Гурлитта, арт-дилера, сотрудничавшего с нацистами, после его смерти в 81-летнем возрасте нашли 1400 произведений, включая картины Марка Шагала и Анри Матисса.

Солдаты выносят картины, похищенные нацистами, из замка Нойшванштайн, ГерманияBettmann / Getty Images

Одно из самых известных хранилищ, куда нацисты отправляли награбленные сокровища, располагалось во французской галерее Jeu de Paume. Историк искусства Роз Валлан секретно сохранила запись о 20 тысячах произведений, которые здесь побывали. Эти данные помогли потом в поисках работ, но, как выяснилось, многие из них были уничтожены: те, что считались «дегенеративным искусством». К примеру, работу Клода Моне так и не нашли, и предполагается, что ее уничтожили.

Национальная галерея Же-де-Пом в бывшем королевском саду Тюильри, Франция, 1950-е. Roger Viollet via Getty Images
Американские солдаты рассматривают картины, найденные в Рейхсбанке. В том числе знаменитое полотно Эдуарда Мане «В зимнем саду», Германия, 1945 год. Bettmann / Getty Images 

Но многое и уцелело, потому что было надежно спрятано: из самого важного — «Мона Лиза», которую пять раз перевозили по стране, чтобы было сложно отследить ее местонахождение. Это было довольно рискованно: портрет хрупкий и сейчас едва ли может покидать стены Лувра чаще чем раз в четверть века. В последний раз картину вывозили в 1974-м, когда благодаря стараниям тогдашних директора Пушкинского музея Ирины Антоновой и министра культуры Екатерины Фурцевой «Джоконда» оказалась в Москве.

Солдаты выносят картины, похищенные нацистами, из замка Нойшванштайн, Германия. Bettmann / Getty Images

1977

Легендарный коллекционер русского авангарда Георгий Костаки до последних дней пребывания в СССР мечтал открыть музей современного искусства в Москве. Не сложилось: повлияли и бюрократические препоны, и сложности в поисках подходящего здания, и возросшие политические риски. В середине 1970-х началась «зачистка» коллекционеров, их запугивали, отнимали коллекции, судили и иногда даже сажали. Досталось и Костаки: дачу подожгли, а квартиру обокрали. Тогда он решил уехать на историческую родину в Грецию, где можно было продать второстепенные вещи и обеспечить семье благополучную жизнь. За возможность вывезти бо́льшую часть вещей (легально и беспошлинно) советская власть получила от коллекционера остаток собрания (меньшую, но лучшую часть, по мнению специалистов) и распределила полученное между Третьяковкой, Музеем Рублева и «Царицыно».

Так и случился знаменитый «дар Костаки», который вместе с тем позволил не распылить сокровища по миру (чего не скажешь про судьбу собрания другого значительного собирателя и друга Костаки Николая Харджиева). Если говорить о юридической стороне вопроса, то после передачи «дара» специальным решением Секретариата ЦК КПСС семье Костаки разрешили выехать и оставшуюся часть коллекции «в порядке исключения вывезти из СССР за границу». В ответ на готовность сотрудничества власть гарантировала коллекционеру «в случае соответствующего обращения разрешить Костаки и членам его семьи возвращение в СССР с правом на постоянное жительство».

Крупнейший коллекционер русского авангарда Георгий Костаки на фоне своей коллекции, 1970-е. Фото из архива семьи Костаки

1987

«Дело» Александры Томилиной началось примерно за 30 лет до этого года, когда она познакомилась с Наталией Гончаровой и Михаилом Ларионовым, будучи их соседкой по парижскому дому. Почти 30 лет она была натурщицей художника и состояла с ним в близких отношениях, а после смерти Гончаровой стала его второй супругой и впоследствии получила в наследство все работы не только мужа, но и художницы. Наследников у Томилиной не было, и в своем завещании по просьбе Ларионова она все до последней картины отписала в пользу Советского Союза.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Александр Паль: Испытание верностью Александр Паль: Испытание верностью

Александр Паль – новый русский, в котором каждый сегодня узнает «своего»

СНОБ

У каждой пары есть свой маленький ритуал

Playboy
Зигзаг удачи: история Эдди Чапмена — разведчика, обманувшего абвер Зигзаг удачи: история Эдди Чапмена — разведчика, обманувшего абвер

Эдди Чапмен — вор, мот, уголовник, бабник и двойной агент

Esquire
Онлайн-обучение не будет прежним: как искусственный интеллект изменит российские школы Онлайн-обучение не будет прежним: как искусственный интеллект изменит российские школы

Мы быстро привыкли к возможностям современных технологий

Популярная механика
Обвалилось всё: самые большие кризисы в истории фондового рынка Обвалилось всё: самые большие кризисы в истории фондового рынка

Фондовому рынку уже больше ста лет, и за это время он повидал немало кризисов

Популярная механика
Если на свидание пришел совсем не тот, кого ты ждала Если на свидание пришел совсем не тот, кого ты ждала

Истории знакомств пошли не по плану. Зато было весело!

Лиза
36 вопросов, чтобы (снова) влюбиться 36 вопросов, чтобы (снова) влюбиться

Этот опросник способен (заново) воспламенить сердца меньше чем за час!

Psychologies
Как разработки StrongArm Technologies снижают количество производственных травм Как разработки StrongArm Technologies снижают количество производственных травм

StrongArm Technologies разрабатывает экзоскелеты для рабочих

Forbes
Микросхемам готовят отечественную печать Микросхемам готовят отечественную печать

Ключевой технологией для изготовления микроэлектроники, является фотолитография

Эксперт
5 лучших адресов 5 лучших адресов

Отличаются ли приложения для знакомств?

Playboy
Федор Федотов. Мой Федор Федотов. Мой

Федор Федотов — о победе в «Ледниковом периоде» и о «Серебряных коньках»

Коллекция. Караван историй
Путь на Олимп Путь на Олимп

Как возродилась древняя традиция Олимпийских игр

Вокруг света
Держим в курсе Держим в курсе

Арсен Айрапетов в деталях рассказывает нам свою историю успеха

OK!
Разгрузить голову: 3 эффективных упражнения Разгрузить голову: 3 эффективных упражнения

Умственный детокс: простые упражнения, которые помогут выдохнуть

Psychologies
Строгость в СССР: что раньше запрещали школьницам, но теперь это в порядке вещей Строгость в СССР: что раньше запрещали школьницам, но теперь это в порядке вещей

Что и почему запрещали в школах Советского Союза?

Популярная механика
10 лучших дорам 10 лучших дорам

Современные сериалы – это праздник для любительниц растянуть удовольствие

VOICE
Как решать конфликт с партнером по бизнесу: разбираем случай из практики Как решать конфликт с партнером по бизнесу: разбираем случай из практики

У Анастасии и Елены общий бизнес. Они обе хотят его развивать, но ссорятся

Psychologies
Палеопатологи диагностировали у женщины XVI–XVII веков паралитический полиомиелит Палеопатологи диагностировали у женщины XVI–XVII веков паралитический полиомиелит

Полиомиелит — болезнь, с которой человечество сталкивалось еще в древности

N+1
Как часто нужно менять постельное белье и стирать одежду: 9 вопросов о гигиене Как часто нужно менять постельное белье и стирать одежду: 9 вопросов о гигиене

Список правил для современной хозяйки, которая действует по науке

Популярная механика
Татьяна Никольская: «Я занимаюсь сужением белых пятен» Татьяна Никольская: «Я занимаюсь сужением белых пятен»

Танец с черным пуделем, дружба с последним обэриутом, Новый год у Довлатова

Arzamas
«По косточкам. Разделываем пищевую индустрию на части» «По косточкам. Разделываем пищевую индустрию на части»

Отрывок из книги Джоанны Блайтмэн — почему не окрашенную еду труднее продать

N+1
Пережить измену: 5 спасительных приемов Пережить измену: 5 спасительных приемов

Вы боитесь, что уже никогда не сможете простить, и что отношения испорчены

Psychologies
Система сборов Система сборов

Как зарабатывает и сколько тратит Всемирное антидопинговое агентство

Forbes
Как распознать ложь по языку тела: рабочие советы от спецагента ФБР Как распознать ложь по языку тела: рабочие советы от спецагента ФБР

На что обратить внимание, чтобы распознать ложь

Cosmopolitan
Жизнь среди других Жизнь среди других

Как помочь ребёнку социализироваться и строить отношения с другими детьми?

Здоровье
8 дешевых способов спасти машину от угона. Советы экспертов 8 дешевых способов спасти машину от угона. Советы экспертов

Как обезопасить авто от угона с помощью обычного светодиода?

РБК
«Нет плохих жанров»: певица Мариам Мерабова о джазе, эстраде и кино «Нет плохих жанров»: певица Мариам Мерабова о джазе, эстраде и кино

Мариам Мерабова — о советском джазе и о том, как важно не бояться провалов

Forbes
Медвежий нянь Медвежий нянь

Почему туристы не вредят заповедникам, а, наоборот, помогают им

Отдых в России
Развод по-шотландски: как один из главных героев битвы при Ватерлоо сражался за личное счастье Развод по-шотландски: как один из главных героев битвы при Ватерлоо сражался за личное счастье

Генри Уильям Пэджет устроил настоящую Санта-Барбару на британский лад

Esquire
Бабушка рядышком Бабушка рядышком

Появление детей вынуждает нас заново проверить на прочность семейные узы

Psychologies
Открыть в приложении