Евросоюз пересматривает историю Великой войны в поисках антирусской идентичности

ЭкспертОбщество

Иерусалим в центре войны за правду

Евросоюз пересматривает историю Великой войны в поисках антирусской идентичности. Россия отвечает жесткой риторикой и архивными фактами

Кристиана Денисенко, Тихон Сысоев, Петр Скоробогатый

Зал Имен в Мемориальном комплексе Яд Вашем, Иерусалим

Ясно и прохладно было в зимнем Иерусалиме, когда в его пределы въезжали короли и президенты, премьеры и парламентарии, бесконечные дипломатические делегации и именитые светские особы. Давно уже на вечно суетных улочках древнего города не было так пусто и спокойно. Более десяти тысяч израильских полицейских так позаботилось о безопасности проведения V Всемирного форума памяти холокоста, что напрочь перекрыли едва ли не половину всех городских дорог.

Семидесятипятилетие освобождения советскими войсками Освенцима стало чуть ли не главным событием для Иерусалима за многие годы. Особенно много эта годовщина значила для израильского премьера Биньямина Нетаньяху. То был не только пышно обставленный жест, подчеркивающий трагическую идентичность израильских граждан, но и повод заручиться поддержкой мировых лидеров перед лицом усиливающегося Ирана и происходящей реконфигурации Ближнего Востока. Незадолго до форума Нетаньяху даже сравнил нацистскую политику по уничтожению евреев с той экзистенциальной угрозой, которая, по его мнению, исходит теперь от Тегерана. А затем, выступая на форуме, и вовсе назвал Иран главным очагом современного антисемитизма.

За последние месяцы подобные исторические аналогии и вообще большая война за историю, ее трактовки и извращения стали фактором большого геополитического сражения. Важнейшая его часть пришлась на величественные траурные мероприятия в Иерусалиме.

Униженные и оскорбленные

Политические разногласия проявились уже в ходе подготовки к израильскому саммиту. Так, Владимир Зеленский, например, расстроился, что ему не дадут слово, и чуть было не отказался от поездки вовсе — «чтобы не занимать чужие места», выдавил из себя украинский президент, всецело и публично поддерживающий героизацию украинских фашистов и националистов. Потом все-таки приехал, но на форум так и не пошел — дескать, зал и так маленький, так что «пусть туда лучше попадут настоящие герои». В итоге в зале были пустые кресла. Как и на пресс-конференциях самого Зеленского.

Польский президент Анджей Дуда и вовсе проигнорировал приглашение. Польша в этом году практически свернула все памятные мероприятия, отказавшись вспоминать даже день освобождения Варшавы. На кулуарных встречах немцы были более уважаемыми гостями, чем русские. А превратить сам Всемирный форум памяти холокоста в большой геополитический ивент полякам не дали — событие состоялось в Иерусалиме. Впрочем, о Польше не забывали — в свете резкого натяжения российско-польских отношений и очередной ревизии итогов Второй мировой войны.

Польша с большим рвением вспоминает не об освобождении и холокосте, а о первом дне Второй мировой войны. В минувшем сентябре в Варшаву прибыли лидеры четырех десятков стран. Среди них не было только Дональда Трампа и Владимира Путина. Американский лидер отказался от приглашения из-за урагана Дориан и прислал вместо себя вице-президента Майка Пенса, а вот российского лидера просто не пригласили.

Как заметил тогда перед собравшимися Анджей Дуда, Россия — реальный источник угрозы новой войны. И вообще, напомнил он, СССР 17 сентября 1939 года сам вторгся в их страну, уничтожил свыше 22 тысяч польских офицеров, а затем в 1945 году оккупировал страну. Так что «Вторая мировая война не закончилась до 1989 года», глубокомысленно заключил польский лидер, призвав «союзников свободного Запада» предотвратить новую агрессию. С чьей стороны, президент не сказал, но контекст давал элементарную подсказку: от одной грозной северной страны. Потом у Вечного огня еще много говорилось о жертвах «советского плена» и послевоенной «оккупации». Никто так и не решился упомянуть о шестистах тысячах советских солдат, погибших за освобождение Польши.

В каком-то смысле ничего сенсационного в высказываниях Анджея Дуды не было. Как только рухнул Советский Союз, позиция Варшавы относительно войны и советизации Польши в поствоенный период была обнародована официальными лицами без замедлений. С российской стороны, сначала от Михаила Горбачева, затем от Бориса Ельцина, так же быстро были принесены все возможные извинения и осуществлены все возможные расшаркивания. В последующие годы антисоветский дискурс в Европе не вызывал особенной реакции, пока Россия была не в фокусе международной повестки и, не влезая в нее, занималась внутренними реанимационными процедурами.

Однако увлечение историческими ревизиями усиливалось. Уже в 2009 году глава МИД РФ Сергей Лавров возмущался тому, как «начали переписывать историю, героизировать нацистов, очернять освободителей Европы от фашизма», то есть делать «вещи, вообще стоящие по ту сторону добра и зла». С российской стороны слово «фальсификация» стало звучать все чаще, но ситуация была сбалансированна, оппоненты — сдержанны, а высказывания — более или менее обтекаемы.

Кульминация лжи

В 2009 году Европарламент принял декларацию, в которой провозгласил 23 августа «Общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма во имя сохранения памяти о жертвах массовых депортаций и казней». Напомним, что в этот день в 1939 году был подписан советско-германский договор о ненападении, более известный как пакт Молотова—Риббентропа.

В том же году Парламентская ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ПА ОБСЕ) приняла резолюцию «Воссоединение разделенной Европы», которая приравняла нацистские преступления к преступлениям сталинизма. В частности, в резолюции отмечалось, что советский режим наравне с нацистской Германией несет ответственность за развязывание Второй мировой войны.

Тогда российская делегация в ПА ОБСЕ бойкотировала голосование, выступив против сравнения режимов Сталина и Гитлера. Тогдашний глава российской делегации Александр Козловский заявлял, что резолюция «неправильно трактует историю» и оскорбляет всех россиян. Позже Госдума и Совет Федерации официально осудили документ.

Обвинить Россию в развязывании войны пыталась даже современная Германия — по крайней мере, недвусмысленно на это намекала. В 2015 году во время совместной московской пресс-конференции Владимира Путина и канцлера Германии Ангелы Меркель лидеры двух стран обменялись мнениями о виновниках начала Второй мировой войны. Путин напомнил бундесканцлерин о Мюнхенском соглашении между Германией и европейскими лидерами, результатом которого стало расчленение Чехословакии, добавив, что последующее заключение пакта Молотова—Риббентропа «имело смысл для обеспечения безопасности СССР». В ответ Меркель заявила, что заключение пакта между Германией и СССР «было сделано на противоправной основе».

Кульминацией долгого процесса переписывания Западом истории нашей победы стала резолюция Европарламента, принятая 19 сентября и приуроченная к 80-летию начала войны. Вторая мировая война, значилось в документе, началась «непосредственно в результате [подписания] известного всем нацистско-советского соглашения о ненападении от 23 августа 1939 года, также известного как пакт Молотова—Риббентропа, и его секретных протоколов, согласно которым два тоталитарных режима, которые объединяла цель мировых завоеваний, разделили Европу на две сферы влияния». То есть ответственность за миллионы убитых людей возложили на двоих: на Сталина и на Гитлера, а между сталинизмом и национал-социализмом поставили знак равенства. Такого с официальных европейских трибун еще не звучало.

Почему именно в 2019 году Европа решилась пересмотреть события 80-летней давности? «Резолюция Европарламента от 19 сентября — это попытка вновь создать внешнего врага, чтобы облегчить свою внутреннюю консолидацию, в том числе в вопросах исторической памяти. Не случайно в той же резолюции депутаты призывают синхронизировать школьные программы стран — членов ЕС по истории, “ввести единое обучение нашей общей европейской истории”, — рассказывает Светлана Погорельская, старший научный сотрудник ИНИОН РАН и Института Европы РАН, кандидат политических наук, доктор философии Боннского университета. — ЕС неоднократно старался создать “единую культуру исторической памяти”, но пока безуспешно. Между тем эта культура как часть политической культуры стран — членов Евросоюза — один из залогов интеграции. Историческая память ЕС глубоко конфликтна, у стран — жертв германской агрессии до сих пор существуют претензии к немцам, муссируется память об ужасах нацистской оккупации, немцы же начали пересматривать историю и смелее артикулируют свои ответные претензии. К ним принадлежат, например, память о насильственной франкофонизации Эльзаса или память об изгнании немцев из судетских областей Чехословакии, сопровождавшемся зверствами чехов по отношению к штатскому населению. Вступая в ЕС, Чехия настояла на сохранении декретов президента Эдварда Бенеша 1946 года, легализовавших экспроприацию судетско-немецкого населения. Польша считает, что немцы должны доплачивать ей репарации за ее страдания, немцы же, наоборот, вспоминают Силезию, отторгнутую от Германии. И это лишь некоторые примеры. В условиях конфронтации блоков внутриевропейские конфликты исторической памяти могли быть вытеснены как менее существенные перед лицом угрозы со стороны “русских”».

В интеллектуальных кругах Европы популярна следующая точка зрения: есть академический взгляд на исторические процессы, он не может быть принесен в жертву геополитике, поэтому никогда не будет переписан. Трагическую и одновременно триумфальную роль СССР во Второй мировой войне никто не ставит под сомнение. Речь лишь в нюансах, оттенках — с каким усердием Молотов подписывал пакт с Германией, как сурово Советы оккупировали Восточную Европу и т. д. Все это приведет к одному результату: уже через пять—десять лет академический подход к истории Второй мировой войны будет пересмотрен, учебники переписаны, Россия будет сначала исключена из числа стран-победителей, а затем получит статус страны-агрессора и займет место кающихся немцев. Такое идеологическое расхождение между Россией и Евросоюзом проложит куда более глубокую пропасть, чем санкции, контрсанкции, «Северный поток—2» и даже расширение НАТО. По этим вопросам еще можно вести дипломатию. Но взгляд на историю Великой Отечественной войны может быть лишь один.

Ответ Путина Именно поэтому Владимир Путин в последние два месяца особенно жестко и бескомпромиссно высказывается на тему исторического ревизионизма. Сначала на конференции с журналистами. Затем на встрече с лидерами стран СНГ российский президент прочел часовую историческую лекцию: с множеством документов, выстроенной на них хроникой, именами и оценками. Пакт Молотова—Риббентропа, говорил тогда Путин, был последним в череде иных договоров о ненападении, подписанных другими странами с гитлеровской Германией. С Польшей такой договор был заключен в 1934 году, с Англией и Францией — в 1938-м, с Литовской Республикой и Латвией — в июне 1939-го. Говорил он и о Мюнхенском соглашении, которое, как единым хором твердили позднее историки, фактически и развязало руки Гитлеру. Вспомнил российский президент и захват Тешинской области в Чехословакии польскими войсками 1 октября 1938 года совместно с немецкой аннексией Судетов.

Через четыре дня на расширенном заседании коллегии Минобороны РФ президент назвал Юзефа Липски, польского посла в Германии в 1934–1939 годах, «антисемитской свиньей» за то, что тот открыто солидаризировался с нацизмом в его антисемитской политике. Такая жесткая реакция Владимира Путина была, конечно, беспрецедентной: и по тому вниманию, которое он уделил резолюции Европарламента, и по тому, с какой тщательностью стали поднимать из архивов документы, и по резкому тону, который, как казалось, остался где-то в начале 2000-х годов. От мягкой российской риторики конца 1990-х — начала 2000-х по отношению к спорным заявлениям относительно Великой Отечественной войны не осталось и следа.

Двадцать третьего января на церемонии открытия памятника героям блокадного Ленинграда в Иерусалиме Владимир Путин провел еще несколько знаковых параллелей: между снятием блокады Ленинграда и освобождением «лагеря смерти» (оба события произошли с разницей ровно в один год); поставил в один ряд драматичность блокады Северной столицы и холокост; наконец, уравнял шовинизм, антисемитизм и русофобию. А уже на форуме Путин, вновь апеллируя к историческим документам, рассказывал о тех записках, которые оставили советские военнослужащие, когда вошли в Освенцим, и недвусмысленно напомнил, что уничтожению евреев нацистами активно помогали пособники на Украине, в Литве и Латвии. Неудивительно, что лидеры этих стран проигнорировали форум или потерялись на иерусалимских улочках: чернить память советского солдата проще, чем вспоминать о своем грязном прошлом. А вот задачу отрезвить европейских лидеров Владимир Путин исполнил, хотя бы на короткое время. Президент Франции Эммануэль Макрон заметил: «Нам нужно собраться и говорить вместе. Мы должны обеспечить устойчивость мирового порядка, который опирается на международное право и права человека».

Церемония открытия памятника жителям и защитникам блокадного Ленинграда «Свеча Памяти»

Организаторам форума удалось провести удивительно трогательные мероприятия. У всех присутствующих и наблюдающих, включая Владимира Путина и других мировых лидеров, стояли в глазах слезы. В этой атмосфере оказалось стыдно переводить исторические трагедии в геополитические баталии.

Российское орудие правды Россия только начала масштабную кампанию по борьбе с фальсификациями истории, хотя, наверное, несколько запоздало. 18 января 2020 года во время встречи с ветеранами Великой Отечественной войны и представителями патриотических организаций в СанктПетербурге Владимир Путин пообещал создать самый полный комплекс архивных материалов о Второй мировой войне. Таким образом президент намерен «защитить правду о Победе» и пресечь дальнейшую фальсификацию истории, о чем он заявил в достаточно жесткой форме. «Мы заткнем поганый рот, который открывают некоторые деятели за бугром, чтобы достичь сиюминутных политических целей», — сказал Путин.

Доступ к архивному центру и сайту с документами будет открыт как для россиян, так и для иностранцев. В качестве успешного примера подобной политики исторической гласности Путин привел действия Израиля, власти которого не дают забыть о геноциде евреев, и поблагодарил их за открытие памятника жертвам блокады Ленинграда.

Пока неясно, какие именно документы и в каком количестве будут представлены в новом архивном центре. Все там просто не поместится. Если собрать все исторические материалы по Второй мировой войне, расположенные на территории России, ими можно в буквальном смысле проложить путь от Москвы до Берлина. Резонно было бы ограничиться сайтом с удобной информационнопоисковой системой и оцифрованными документами в открытом доступе. Но судя по нынешнему опыту оцифровки российских архивов, на это уйдет уйма времени.

Есть и другая проблема. Исторические документы о войне рассредоточены сегодня по российским ведомствам (ФСБ, МВД, МИД и Минобороны) и их архивам в десятках российских городов. Нередко возникает неразбериха, когда потерянные на местах региональные документы «всплывают» на уровне администраций городов. К примеру, пару лет назад во время ремонта одного из административных зданий Волоколамска случайно нашлись важные документы о битве под Москвой.

Возникает также вопрос, будут ли рассекречены архивные документы, на которых стоит гриф «Секретно». После так называемой архивной революции 1990-х в открытый доступ попало множество официальных документов советского периода, в том числе времен Второй мировой войны. Но засекреченных материалов еще много. В первую очередь к ним относятся документы, хранящиеся в Центральном архиве Министерства обороны (ЦАМО), Центральном архиве ФСБ (ЦА ФСБ) и Архиве президента Российской Федерации (АП РФ).

Сегодня право рассекретить хроники Второй мировой войны есть у Межведомственной комиссии по защите государственной тайны. На днях с ее отмашки Минобороны рассекретило ряд документов в честь 75-летней годовщины освобождения Варшавы. В них содержатся сведения о «Варшавском восстании, освобождении Красной армией столицы Польши, о зверствах, творимых немецко-фашистскими захватчиками на польской земле, и о той помощи, которую победители бескорыстно оказывали освобожденным», говорится на сайте Минобороны. Помимо приказов и наградных материалов здесь представлены фотографии, боевые донесения, вырезки из газет и письменные обращения командующих войсками. Например, рассекречено обращение генерала дивизии Войска Польского Юлиана Скоковского к Сталину, в котором польский генерал благодарит Красную армию за помощь во время Варшавского восстания в сентябре 1944 года.

Обращение генерала дивизии Войска Польского Юлиана Скоковского к Иосифу Сталину

Защищать память о Великой Отечественной войне Путин взялся лично. Президент заявил о намерении написать и опубликовать статью на архивных материалах. «Все разложено по годам, по месяцам, чуть ли не по дням, как происходил процесс умиротворения Гитлера. Сталин не запятнал себя прямыми контактами с Гитлером, а руководители Франции, Великобритании с ним встречались и бумажки подписывали», — объяснил президент.

Иерусалим — Москва

Фото: Алексей Никольский /тасс, Abir Sultan/epa\tass

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Плохое электрическое равновесие Плохое электрическое равновесие

Недореформированная российская энергетика живет по запутанному клубку правил

Эксперт
Правительство цифровизации Правительство цифровизации

Будет ли в госполитике место живому человеку

Русский репортер
Кризис управления Кризис управления

Государство не может потратить триллионы рублей, но продолжает отъем денег

Forbes
Правила жизни Коби Брайанта Правила жизни Коби Брайанта

Баскетболист, чемпион НБА, Лос-Анджелес

Esquire
Заведи себе банк Заведи себе банк

Торговые сети предпочитают создавать собственные банки

Эксперт
Новый Audi Q3. Как VW Tiguan, только лучше Новый Audi Q3. Как VW Tiguan, только лучше

Брифинг перед тест-драйвом нового Audi Q3 в Неаполе получился многообещающим

4x4 Club
Чумной форт Чумной форт

История вакцинации против опасных инфекционных заболеваний

Дилетант
Практические советы для конструктивного общения в паре Практические советы для конструктивного общения в паре

Эти практические советы помогают улучшить навыки общения в семье

Psychologies
Тайны снов в вопросах и ответах Тайны снов в вопросах и ответах

Что означают таящиеся во снах символы и образы?

Psychologies
Бьюти-агенты Бьюти-агенты

Подборка натуральных косметических ингредиентов, которые действительно работают

Лиза
Кейт vs Меган: кто станет «Королевой сердец» Кейт vs Меган: кто станет «Королевой сердец»

Война в благородном семействе может разгореться нешуточная

Лиза
Битвы за альфу: как мужские движения представляют себе женщин Битвы за альфу: как мужские движения представляют себе женщин

«Женщина. Учебник для мужчин»: почему эту популярную книгу точно не стоит читать

Cosmopolitan
К 100-летию Федерико Феллини: режиссер в цитатах об искусстве и жизни К 100-летию Федерико Феллини: режиссер в цитатах об искусстве и жизни

Предлагаем познакомиться с мироощущением Федерико Феллини через цитаты режиссера

РБК
От iPad до инвалидного джойстика: главные гаджеты 2010-х От iPad до инвалидного джойстика: главные гаджеты 2010-х

Десять важных гаджетов, которые произвели настоящую революцию в своей отрасли

Популярная механика
Али акбар! История жизни великого боксера Мохаммеда Али Али акбар! История жизни великого боксера Мохаммеда Али

Он дрался с медведем, тренировался под водой и придумал рэп

Maxim
7 главных признаков, которые отличают хорошего начальника от плохого 7 главных признаков, которые отличают хорошего начальника от плохого

Приготовься оценить свое руководство

Playboy
Дрянная девчонка Дрянная девчонка

От сериала «Дрянь» до бондианы — история успеха Фиби Уоллер-Бридж

Vogue
Нарасхват: бренд, с которым в этом сезоне дизайнеры сотрудничали чаще всего Нарасхват: бренд, с которым в этом сезоне дизайнеры сотрудничали чаще всего

Триумфальное шествие adidas началось в Лондоне

GQ
Невидимый часовой: как определить и укрепить личные границы Невидимый часовой: как определить и укрепить личные границы

Где проходят личные границы и почему их регулярно нарушают?

Psychologies
Как тюльпаны в XVII веке чуть не уничтожили экономику Голландии Как тюльпаны в XVII веке чуть не уничтожили экономику Голландии

Неожиданный экскурс в экономический кризис XVII века

Maxim
7 вопросов Геннадию Менжулину, климатологу 7 вопросов Геннадию Менжулину, климатологу

Геннадий Менжулин о потеплении

Русский репортер
Мумификация ХХ века Мумификация ХХ века

Подобия ленинского мавзолея в XX веке были во многих коммунистических странах

Дилетант
Расслабься и получай удовольствие: 7 поз с веревками и путами Расслабься и получай удовольствие: 7 поз с веревками и путами

Связать кого-то или позволить кому-то связать себя — это большое доверие

Cosmopolitan
«Как тебе такое, Iron Mask?»: фрагмент нового романа Игоря Савельева «Как тебе такое, Iron Mask?»: фрагмент нового романа Игоря Савельева

Первая глава романа Игоря Савельева, где Алекс пакует вещи в общежитии

Esquire
Бремя тропиков: что угрожает туристам в экзотических странах Бремя тропиков: что угрожает туристам в экзотических странах

Как не стать жертвой фауны под тропическим солнцем

РБК
Актриса непростого ремесла Актриса непростого ремесла

Катрин Денев — о кино и сельскохозяйственных выставках

GQ
Негативные мысли о себе: техника разворота на 180 градусов Негативные мысли о себе: техника разворота на 180 градусов

Как быстро и эффективно оспорить собственные представления о себе?

Psychologies
Они позорят свой район! Они позорят свой район!

Архитектурная доска позора

Maxim
Что известно о Михаиле Мишустине и чего ждать в 2024 году: разбираемся, что происходит в российской политике Что известно о Михаиле Мишустине и чего ждать в 2024 году: разбираемся, что происходит в российской политике

Почему выбор пал на премьера-технократа и каким будет транзит власти в 2024 году

Esquire
Между нами, девочками Между нами, девочками

Аглая Тарасова и Юлия Хлынина о конкуренции, отношениях с актерами и свадьбе

Cosmopolitan
Открыть в приложении