Артемий Драгунский поговорил со своим дядей Денисом Драгунским о детстве и семье

Правила жизниРепортаж

«Мы поэты чего-то оптимистического»

По просьбе «Правил жизни» режиссер Артемий Драгунский поговорил со своим дядей, писателем Денисом Драгунским, о детстве, о семье и об отце в частности, а также о том, что для них значит слово «династия».

Артемий Драгунский: Я всегда обращал внимание, что каждый раз, когда я встречаюсь с тобой, то чувствую себя… Ну, не полным тупицей, но, скажем так, ощущаю существенную интеллектуальную брешь. Ты когда-нибудь испытывал что-то подобное в моем возрасте?

Денис Драгунский: Конечно, испытывал. Особенно когда был помладше. В возрасте 15–16 лет. К отцу приходили друзья. Писатели, художники, литературоведы. Они в разговорах называли какие-то имена, даты. А я спрашивал: «А это кто? А это про что?» Иногда притворялся, что тоже что-то понимаю. Бывали и смешные случаи. Однажды папа с друзьями обсуждали классических итальянских композиторов. И я тоже назвал кого-то, а папа засмеялся, потому что оказалось, это советский композитор с итальянской фамилией, наш современник. Мне было ужасно стыдно. Когда я был постарше (мне было лет 20–30), вокруг тоже были разные знатоки, эрудиты. Но я не робел, а пытался получить от этих людей все что мог. Не стеснялся задавать вопросы. Наоборот. Сейчас жалею, что каких-то вопросов не задал. Например, я хорошо общался с Алексеем Михайловичем Файко, который жил на одной площадке с Булгаковым. А потом я узнал, что, оказывается, они дружили. Булгаков ему читал «Мастера и Маргариту». И я подумал: «Почему когда я бывал у Файко, то в основном рассказывал ему какую-то чушь про свою мальчишескую жизнь? Не задавал никаких вопросов».

Артемий: Ты недавно подарил мне свою книжку «Подлинная жизнь Дениса Кораблева». Замечательная книжка, я ее буквально за неделю прочитал. Там ты говоришь, что обожал разговаривать с отцом. Всегда гулял с ним. Но в результате получилось так, что говорил ты, а не он. Ты жалеешь, что многого о нем не узнал. О чем бы ты спросил его сейчас, если бы такая возможность выдалась?

Денис: Я бы с ним записал, что называется, десять интервью. Конечно, расспросил бы его о детстве, о жизни в Гомеле. Какой был дом, какой абажур, какая кухня, какая столовая. Расспросил бы его о жизни. Он мне рассказывал немного о своем отчиме Ипполите Войцеховиче, начальнике Гомельской милиции. Спросил бы, как они жили с Михаилом Рубиным, актером, вторым отчимом. Ну и конечно, я бы его попросил подробно рассказать о его артистической жизни: с кем он дружил, как он общался с людьми, с композиторами, для песен которых писал слова. Может, поспрашивал его о каких-то интимных подробностях. Потому что многие мои знакомые и друзья, которые лет на тридцать постарше, частенько намекали: «Какие романы были у твоего отца!» А я с юношеской брезгливостью говорил: «Не хочу этого знать!» А сейчас хотел бы, но увы. Я говорил бы с ним о жизни, о плоти и крови жизни.

Артемий: Вот что еще любопытно про нашу семью – наши с тобой предки (например, родители твоих родителей) были потрясающе смелыми и предприимчивыми людьми. Например, твой прадед, цыган Харитон, ушел из табора, женился на русской женщине и начал совершенно новую жизнь. А твой дед по линии отца – Юзеф Перцовский – был настолько лихой, что грабил лавку собственного отца и даже по случайности ранил в ногу бабушку Риту.

Кроме того, была история с тем, как вы получили московскую прописку. Может быть, ты напомнишь, как там все обстояло?

Денис: С московской пропиской была проблема. Мой папа когда-то был прописан в квартире, где жили его мать (бабушка Рита) и его брат, который погиб на войне. Потом мой папа женился и, собственно, прописался у своей первой жены. А позже он познакомился с моей мамой. Влюбился, женился. Оттуда, естественно, выписался, а в старую квартиру его не прописывали. Потому что в этот момент в Москве проходила кампания по борьбе с космополитизмом – проще говоря, антисемитская. Он просто потерял московскую прописку, его могли выселить куда угодно. Когда он приходил в милицию, ему говорили: «Товарищ Драгунский, а что вы так к Москве прицепились? Есть много хороших городов: Бердичев, Жмеринка, Конотоп или Одесса, например. Прекрасный творческий город. Езжайте туда, работайте, живите».

Дело кончилось тем, что мама решила пойти на прием к одному человеку. Он был депутатом Верховного Совета РСФСР. Но главное – он был ее знакомым с детства. Мама жила в доме на улице Грановского, в подвальной комнате в коммунальной квартире. А этот парень приходил в этот же дом к своим друзьям. В общем, они виделись во дворе. И вот она к нему пришла: «Ты меня помнишь?» – «Помню». – «Помоги, моего мужа не прописывают». И хотя это совершенно не входило в его компетенцию, он просто взял заявление, написал: «Прописать!» (с восклицательным знаком). И подпись – «Василий Сталин». И все. Моему папе, разумеется, тут же пожали руку в милиции. Вот такая интересная была жизнь в Советском Союзе.

Артемий: Это удивительная история, которую я прежде не знал. Но которая абсолютно точно рифмуется с бабушкой Аллой. Она была невероятно пробивной человек.

Денис: Да! Помню, как после папиной смерти, еще в советские времена, она пробивала переиздания «Денискиных рассказов».

Артемий: Позднее вы переехали как раз на Грановского. Центрее жилого дома, наверное, в Москве не было и нет.

Денис: Кроме как внутри Кремля.

Артемий: Значит, переехали на Грановского (сейчас Романов переулок. – «Правила жизни»), потому что твой дед Василий Харитонович…

Денис: Мой дед, а твой прадед!

Артемий: Именно так! Он работал в государственном гараже и возил разных видных деятелей Советского Союза. Денис: Он возил знаменитого Лайонса, американского корреспондента, который потом написал книгу «Командировка в утопию». Там дедушка пару раз упоминается. Возил писателя Бориса Пильняка. Каких-то людей из Верховного Совета. Дедушка иногда мог позволить себе несколько фраз по-английски, так что я не удивлюсь, если он был как-то связан с ЧК. Он возил Лайонса, автора «клеветнической» книги, которого проклинали в Советском Союзе. Но с дедушкой ничего не произошло. Он возил Пильняка – Пильняка расстреляли. С дедушкой опять ничего. Очевидно, начальство дедушке доверяло, мягко говоря.

Артемий: Еще была забавная история у гостиницы «Метрополь».

Денис: Да. Дедушка стоял возле машины с друзьями-шоферами. Вдруг выскочил пьяный Есенин. Дедушка был наполовину цыган: смугловатый, большеглазый, с орлиным носом. Есенин схватил его за грудки и сказал: «У, жиды, житья нет от жидов! Кругом жиды!» Я спрашивал: «Дедушка, а ты ему дал в глаз?» Он говорил: «Нет, конечно. Во-первых, пьяный в доску. Во-вторых, Есенин, я же вижу. Как-то неудобно».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Антидворянец: Императорский яхт-клуб Антидворянец: Императорский яхт-клуб

Самые свежие сплетни столетней давности. В этот раз – об Императорском яхт-клубе

Правила жизни
Как правильно выбрать температуру для стирки: важные советы работников прачечной Как правильно выбрать температуру для стирки: важные советы работников прачечной

Подход «одна температура стирки подходит для всего» может повредить вещам

VOICE
Параллельные люди Параллельные люди

С какими альтернативными человечествами мы могли бы делить Землю?

Вокруг света
Осторожно: огнеопасно! Осторожно: огнеопасно!

Музыкант и диджей Дельфин — о том, как важно чувствовать сегодняшний момент

Grazia
Что нужно обязательно сделать с автомобилем, если вы уезжаете на длительное время Что нужно обязательно сделать с автомобилем, если вы уезжаете на длительное время

Перед тем, как оставить автомобиль без движения, нужно о нём позаботиться

Maxim
Это буквально мы Это буквально мы

Кто такие «Иксы», «Игреки» и зумеры и как им жить (в том числе вместе)?

VOICE
Не стучись в мою дверь: 5 сериалов-антологий в жанре ужасов Не стучись в мою дверь: 5 сериалов-антологий в жанре ужасов

Хорроры-антологии, которые не позволят вам от себя оторваться

Правила жизни
Как защитить свои аккаунты в социальных сетях: проверьте, все ли методы вы используете Как защитить свои аккаунты в социальных сетях: проверьте, все ли методы вы используете

Наличие пароля еще не говорит о том, что ваш аккаунт полностью защищен

ТехИнсайдер
Перед менопаузой есть «перименопауза». Вот как это влияет на психику женщин! Перед менопаузой есть «перименопауза». Вот как это влияет на психику женщин!

Как изменяется психологическое состояние женщины в зависимости от её возраста?

ТехИнсайдер
Как повысить ФПС в Доте 2? Полный гайд на 2024 год Как повысить ФПС в Доте 2? Полный гайд на 2024 год

Как поднять ФПС в Доте и какой он должен быть?

CHIP
Тираннозавры оказались глупее, чем считали ученые Тираннозавры оказались глупее, чем считали ученые

Тираннозавр был не умнее среднестатистической ящерицы или крокодила

ТехИнсайдер
Одна семья Одна семья

Президент РФБ Андрей Кириленко — о том, как спорт объединяет людей

RR Люкс.Личности.Бизнес.
Сказочный мир и нетривиальный сюжет: 5 книг в жанре мифологического фэнтези Сказочный мир и нетривиальный сюжет: 5 книг в жанре мифологического фэнтези

Подборка современных книг, которые оперируют мифами разных народов

ТехИнсайдер
Топографический кретинизм: почему некоторые люди постоянно теряются и как с этим бороться Топографический кретинизм: почему некоторые люди постоянно теряются и как с этим бороться

Топографический кретинизм: что это за расстройство и можно ли от него избавиться

ТехИнсайдер
«Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство»: как сложилась судьба девочки с легендарного плаката «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство»: как сложилась судьба девочки с легендарного плаката

В 7 лет Энгельсина Маркизова сфотографировалась со Сталиным и прославилась

ТехИнсайдер
Янис Чамалиди Янис Чамалиди

Помпейские росписи и работы медиахудожника Rinatto L'Bank в квартире дизайнера

Собака.ru
«Главное – не вовлекайся» «Главное – не вовлекайся»

Перспективы семейных ценностей и династические проблемы современного общества

Правила жизни
Высоцкий, Рыбников и ансамбль «Арсенал». 100 пластинок «Мелодии»: отрывок из книги Высоцкий, Рыбников и ансамбль «Арсенал». 100 пластинок «Мелодии»: отрывок из книги

О том, как записывались эти альбомы и об историческом контексте их появления

СНОБ
Необычные майские Необычные майские

5 вариантов отдыха на праздники – собрали самые интересные идеи

Лиза
Марс в искусстве. Истории о Красной планете в музыке, литературе и театре Марс в искусстве. Истории о Красной планете в музыке, литературе и театре

Как музыканты, писатели и режиссеры изображали Марс в своих работах

СНОБ
Кольцевая линия Кольцевая линия

Автор «Слова пацана» — как все меняется не только за окном, но и в жизни

СНОБ
Союз вкусов: как рестораны создают коллаборации с модными и косметическими брендами Союз вкусов: как рестораны создают коллаборации с модными и косметическими брендами

Из чего сделаны новые гастрономические коллаборации и в чем их смысл

Forbes
Пять выстрелов в мае Пять выстрелов в мае

Симон Петлюра повернул голову к незнакомцу, и прозвучали пять выстрелов

Дилетант
Соль европейской земли Соль европейской земли

Сегодня соль дешева, как пыль, но когда-то ценилась на вес золота

Знание – сила
Как создают огнестойкие материалы Как создают огнестойкие материалы

На рынке огнезащиты интенсивно развиваются два направления

Монокль
Желудочный тракт Желудочный тракт

Любая дорога для настоящего гурмана — путь наслаждений

СНОБ
Капроновый чулок на голове: как попытка переодеть партнершу может быть формой абьюза Капроновый чулок на голове: как попытка переодеть партнершу может быть формой абьюза

Как влияние на стиль одежды партнера может быть формой абьюза

Forbes
Как убрать живот без спортзала Как убрать живот без спортзала

Как убрать живот без диет и изнурительных тренировок

Psychologies
Лучшие сериалы, снятые по мотивам кинофильмов Лучшие сериалы, снятые по мотивам кинофильмов

Превращать любимый фильм в сериал — вовсе не современное изобретение

Maxim
Отрывок из книги «Освенцим. Любовь, прошедшая сквозь ад» Отрывок из книги «Освенцим. Любовь, прошедшая сквозь ад»

Глава из реальной истории о том, как любовь может провести человека через ад

СНОБ
Открыть в приложении