Юрий Шлыков — о том, как разговор с Кирой Муратовой перевернул его жизнь

Коллекция. Караван историйЗнаменитости

Юрий Шлыков: «Когда подал Любимову заявление об уходе, ор стоял, наверное, неделю...»

Разговор с Кирой Муратовой перевернул мою жизнь. Я ушел из Театра на Таганке. Понял, что если при виде меня не загорается глаз у Юрия Петровича Любимова, бессмысленно чего-то ждать, на что-то надеяться, и решил, что моя карьера театрального артиста закончена.

Елена Ланкина

Фото: Дамир Юсупов

едавно прочитала в интервью одной вашей коллеги: «Актер не может объяснить, почему он актер. Зачем натягивает на себя чужую маску, что с годами особенно трудно. Это как заболевание». Что вы об этом думаете, Юрий Вениаминович?

— Ну, сколько умов, столько и мнений. Раньше абитуриентов, поступающих в театральное училище, педагоги иногда спрашивали, зачем они туда пришли, и многие признавались, что им просто интересно попробовать. Кто-то поступал за компанию, кто-то участвовал в самодеятельности. Четкого представления об актерской профессии и понимания своего призвания не было почти ни у кого.

Я никогда не думал, что поступлю в Театральное училище имени Щукина. Более того — не знал о его существовании и о том, какое отношение оно имеет к Театру Вахтангова. Хотя благодаря чудесным школьным учителям, два раза в месяц водившим нас на разные спектакли, можно сказать, был «завзятым театралом». Мы посещали и ТЮЗ, и Центральный детский, и Малый, и Ермоловский. Но в Театре Вахтангова не были никогда, потому что в 60-е годы, время его расцвета и безумной популярности, попасть туда было невозможно.

Мама моя одно время преподавала в школе литературу, и дома была хорошая библиотека. Я много читал, знал уйму стихов и считался лучшим чтецом не только в классе, но и в школе. Постоянно участвовал в каких-то конкурсах и мероприятиях. Не могу сказать, что был типичным гуманитарием, но после школы решил поступать на истфак МГУ.

Однажды, вскоре после окончания выпускных экзаменов, поехал прогуляться в центр, и ноги сами привели в проезд Художественного театра. Около Школы-студии МХАТ я увидел группу молодых людей, которые что-то горячо обсуждали. Заинтересовался, спросил, что происходит, и услышал: «Слушай, иди на второй этаж!» Поднялся наверх. Девушка, сидевшая за столиком, очень строго спросила: «Паспорт при себе? Давайте». Куда-то записала мои данные: «Ждите». Я присел рядом с другими ребятами у дверей в какую-то аудиторию. Время от времени из нее выходили люди — в основном в расстроенных чувствах, со слезами. Спросил у соседа, что нужно делать. Он посмотрел так, словно я оскорбил его до глубины души: «Прочитать стихи, басню и прозу, и тебе скажут, способный ты или нет». Стихов, басен и прозы я знал немало. Почти каждый месяц где-то выступал.

В аудиторию запускали десятками. Прослушивала нас какая-то женщина. Как я потом узнал — знаменитый педагог Школы-студии МХАТ Евгения Николаевна Морес. Из нашей десятки она оставила меня и еще одного мальчика из Свердловска и сказала: «Допускаю вас на второй тур, следите за расписанием». Я ничего не понял. Свердловчанин объяснил, что на втором туре нужно будет опять читать стихи, басню и прозу. И предложил подстраховаться — пойти в «Щуку».

— Обычно абитуриенты поступают сразу во все театральные вузы.

— Да, но я не понимал, можно так или нельзя, и не знал, что такое «Щука». Через пару дней мы встретились, и этот парень отвел меня в Театральное училище имени Щукина. Прослушивал нас какой-то человек в очках, бесконечно смоливший сигарету и как две капли воды похожий на гайдаевского Шурика, но пожившего. Это был Альберт Григорьевич Буров, тоже знаменитый педагог. Ему тогда было всего тридцать шесть, но мне он казался каким-то глубоким ветераном. Абитуриентов Буров слушал стремительно:

— «Мороз и солнце, день чудесный...»

— Спасибо, достаточно.

— «Вороне где-то Бог послал кусочек...»

— Спасибо.

Меня Буров выслушал от начала до конца, оставил одного и, смоля сигарету, тихо спросил, как разведчик разведчика: «Документы при себе?» Я протянул аттестат. В тот день собирался отнести его в приемную комиссию истфака. Буров подозвал какую-то женщину и кивнул на меня: «Третий тур». После чего мой аттестат перешел в ее руки. А у меня не осталось другого выхода, как поступить в театральный вуз.

Накануне третьего тура приснился страшный сон. Как будто по проспекту Мира (я жил у ВДНХ) ездит милицейская машина с мигалкой и рупором на крыше, который объявляет: «Тот, кто хочет поступить в Театральное училищеимени Бориса Васильевича Щукина, должен первым доползти на карачках от ВДНХ до Ленинских гор. Сбор у монумента «Покорителям космоса». При себе иметь спортивную форму». Я бегу домой, надеваю майку и трусы и мчусь к ракете. Народу видимо-невидимо. Кое-как пробиваюсь в последний ряд, получаю номер 17536, и в это время взлетает рука стартера. Выстрел, и я начинаю корячиться по проспекту Мира. Прохожу «Гознак», метро «Щербаковская», Крестовский мост. Корячиться очень тяжело, но я постепенно продвигаюсь к голове колонны. И вот уже справа Рижский вокзал, потом метро «Проспект Мира», Садовое кольцо. Наконец я вползаю на Крымский мост, откуда рукой подать до Ленинских гор. Собираю последние силы, делаю рывок — и просыпаюсь в холодном поту! Не понимая, докорячился я до финиша или нет.

«Буров подозвал какую-то женщину и кивнул на меня: «Третий тур». После чего мой аттестат перешел в ее руки. А у меня не осталось другого выхода, как поступить в театральный вуз». Дипломный спектакль Щукинского училища по пьесе «Старший сын». Сергей Проханов, Юрий Шлыков, Наталия Санько, Владимир Обрезков, Игорь Янковский, 1973 год. Фото: из архива Ю. Шлыкова

— Чем все закончилось, так и не узнали?

— Нет! Сон не продолжился. Поэтому я решаю пойти последним, когда вызовут нашу десятку: «Послушаю, как все читают, и как дам дрозда!» Прихожу в училище. Поднимаюсь в гимнастический зал, где проходит конкурс. Посередине за бесконечно длинным, как мне кажется, столом сидит просто огромная приемная комиссия. В центре — Кутузов из фильма «Война и мир». Я не знаю, что это ректор Щукинского училища Борис Евгеньевич Захава. «Кутузов» внимательно осматривает каждого из нас, останавливает взгляд на мне и говорит: «Ну, вот с вас-то, молодой человек, мы и начнем!» Как я читал, не помню, но меня допускают к экзаменам по общеобразовательным предметам.

— То есть вы фактически поступили?

— Нет, мог слететь и на общеобразовательных предметах. Тогда были серьезные экзамены, а после них коллоквиум, на котором проверяли общий кругозор абитуриента. Вопросы задавали самые неожиданные. Меня спросили:

— Как вы думаете, почему у Чехова так много маленьких рассказов и нет ни одного романа?

Мозг сразу замкнуло. Вдруг я вспомнил книжку «Индийские легенды», которую читал когда-то, и от волнения заговорил не своим голосом:

— Маленькую птичку колибри спросили:

— Почему у тебя такие короткие песни?

Она ответила:

— Потому что я хочу спеть их все.

Кто-то сказал:

— Все, спасибо.

Я поступил. Сейчас понимаю, какое это было счастье, ведь я попал на курс профессора Веры Константиновны Львовой, начинавшей преподавать еще при Вахтангове и систематизировавшей все его лекции. Всю методику Щукинского вуза мы фактически получили из ее рук. Она преподавала и Михаилу Ульянову, и Юлии Борисовой, и многим другим выдающимся актерам.

Львова относилась к нам, как к своим детям. Приглашала домой, где первым делом обязательно кормила. Потом мы что-то обсуждали, искали материал для отрывков, отмечали праздники и дни рождения. Периодически занимали деньги у Веры Константиновны, которые не всегда могли отдать, а она это понимала, и никогда не напоминала о долгах. Но педагогом была очень строгим. «Ну, ничего» было ее высшей оценкой. Мы никогда не слышали «хорошо» или «отлично».

— Кто с вами учился?

— Курс у нас был очень талантливый. Наиболее известны Сережа Проханов, «усатый нянь». Саша Трофимов, игравший кардинала Ришелье в «Трех мушкетерах», Игорь Янковский из знаменитой актерской династии, Наталия Санько, ставшая моей женой. Я вам скажу, если на курсе вырастают пять постоянно работающих актеров, это блестящий результат. С нашего их вышло намного больше.

«Когда решили пожениться, я сразу сказал: «Наташа, будем жить на то, что я смогу заработать, и только. Согласна?» Считал, что в семье за все отвечает мужчина. Был так воспитан. Наташа сказала да». Свадьба Юрия Шлыкова и Наталии Санько, 5 ноября 1973 года. Фото: из архива Ю. Шлыкова

— Ваш роман с Наталией начался в училище?

— На втором курсе. В театральном институте есть такой раздел, как самостоятельная работа, когда студенты готовят отрывки, а преподаватели смотрят, как они понимают и осваивают школу. В таких работах люди часто сближаются, потому что подолгу общаются, репетируют, зачастую до утра. Такое случилось и с нами.

Мы готовили отрывок из рассказа Генриха Белля «Долина Грохочущих копыт». Он о любви и грехе, достаточно смелый для того времени, но очень красивый и поэтичный. До этого мы не чувствовали особой симпатии, но в ходе работы и бесконечных разговоров об отношениях мужчины и женщины взглянули друг на друга по-новому. Отрывок наш имел успех, его еще долго помнили в училище.

На четвертом курсе мы с Наташей решили пожениться, потому что уже не могли расстаться. Никогда не забуду, как провожал ее вечерами до дома на Новослободской улице. Мы так долго общались у подъезда, что к себе мне приходилось идти пешком. Транспорт уже не ходил. Иногда я добирался до дома под утро и чувствовал себя абсолютно счастливым. Мама моя это видела и не задавала никаких вопросов.

Перед свадьбой Наташа решила познакомить меня со своими родителями. Я о них ничего не знал и никогда не интересовался, кто они, чем занимаются. Да это никого из нас не волновало. И вот прихожу, звоню. Дверь открывается, и я вижу генерала в форменной рубашке с погонами, на которых три большие звезды. На груди у него орденские планки и звезда Героя Советского Союза. В тот день я узнал, что Наташин отец — генерал-полковник артиллерии.

— Как вас встретили будущие тесть и теща?

— Хорошо. И Наташин отец Иван Федосеевич, и мама Елена Дмитриевна, кстати, в прошлом актриса Театра Советской армии. Прошли в гостиную, сели за стол. Мы с генералом с одной стороны, Елена Дмитриевна и Наташа — с другой. За их спинами висело огромное зеркало. Сначала вели светские разговоры, и я думал, что времени до репетиции у нас не очень много, часок посидим с Наташей и пойдем. Тут Елена Дмитриевна предложила попробовать ее настойку из черноплодки. Я не знал, что это зелье действует как димедрол. Выпили бокал, второй... Опьянения я не чувствовал, но проснулся на плече у генерала, продолжавшего как ни в чем не бывало вести беседу. Оторвав голову от его плеча и посмотрев в зеркало напротив, я обнаружил на щеке отпечаток трех генеральских звезд. Стало так неловко! Наташины родители сделали вид, что ничего не произошло.

Когда решили пожениться, я сразу сказал: «Наташа, будем жить на то, что я смогу заработать, и только. Согласна?» Я считал, что в семье за все отвечает мужчина. Был так воспитан. Наташа сказала да.

По нынешним меркам свадьба у нас была очень скромная, но счастливая. Расписались мы в Свердловском ЗАГСе рядом с кинотеатром «Форум» и сразу помчались в училище. В тот день играли спектакль «В дороге» по пьесе Розова, и по его окончании объявили ребятам, что поженились. Праздновали в маленькой гримерке. Мы принесли вино, закуски. Собрался весь курс. Дарили нам то, что оказалось под рукой — значки, ручки, брелки. Но это не имело значения, потому что все искренне радовались за нас и мы были счастливы. Сейчас свадьба — какая-то ярмарка тщеславия, а по-моему, важен не антураж, а внутренний настрой, остающийся в памяти навсегда.

Поселились мы в хрущевке на краю Москвы, в маленькой комнате, которую снимали у одной старушки. Там стояли колченогий диван и пара стульев, зато у нас был проигрыватель, на который мы каждый день ставили пластинку с песней Давида Тухманова «Как прекрасен этот мир». Он был действительно прекрасен, несмотря на то что в комнате было ужасно холодно, старушка периодически не пускала нас в ванную, и продукты из-за отсутствия холодильника приходилось вывешивать в сетке за окно, где их склевывали птицы.

Правда, мы все время просыпали и опаздывали в училище. Когда влетали в аудиторию, все переглядывались: «Ну, понятно, молодожены». С тех пор прошло почти полвека. Пятого ноября будем праздновать нашу золотую свадьбу. Время пролетело так быстро...

Конечно, случались и конфликты, и кризисы. Но в какой-то момент я понял — человеку не просто так дается счастье. Вот вы влюблены, вас притягивает друг к другу, и вы считаете, что это навсегда и ни о чем не задумываетесь. А потом вдруг однажды оказывается, что все ушло, все надоело и некогда любимый человек раздражает. Чтобы этого не произошло, нужно поддерживать огонь своей любви, что-то придумывать, чтобы у вас были общие интересы. Время, общение, эмоции, события — вас должно связывать очень многое, иначе чувства уходят, иссякают. Жизнь — это тоже творчество. И наши дочери это понимают. Старшая Анна в браке уже двадцать четыре года, младшая Ксения — пятнадцать...

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Наталья Гундарева в один миг рассталась с любимым, узнав о его предательстве Наталья Гундарева в один миг рассталась с любимым, узнав о его предательстве

Друзья рассказывают о Наталье Гундаревой

Коллекция. Караван историй
Усталость, осознанность и поиски вечной любви: какими стали знакомства Усталость, осознанность и поиски вечной любви: какими стали знакомства

Приложения для знакомств часто вызывают расстройства и делают людей заложниками

РБК
Подпоручик, маршал, палач, жертва Подпоручик, маршал, палач, жертва

Как самонадеянность привела Тухачевского к гибели

Дилетант
Ученые перечислили три объективных и научных способа измерить уровень физической формы Ученые перечислили три объективных и научных способа измерить уровень физической формы

Как корректно оценивать свою физическую форму?

Inc.
Наталия Аринбасарова: «Не знаю, кого больше любила — Кончаловского или его маму» Наталия Аринбасарова: «Не знаю, кого больше любила — Кончаловского или его маму»

«Дома родители нас наставляли, что надо быть честным, трудолюбивым и скромным»

Караван историй
Даешь витамины! Даешь витамины!

Каких нутриентов не хватает нам осенью и как восполнить их недостаток

Лиза

Необычная история неуловимой и нераскаявшейся преступницы

VOICE
У ямников выявили генетическую предрасположенность к рассеянному склерозу У ямников выявили генетическую предрасположенность к рассеянному склерозу

У ямников были распространены гены с рисками развития рассеянного склероза

N+1
Ради Аллы Ларионовой и дочерей Рыбников был готов на все Ради Аллы Ларионовой и дочерей Рыбников был готов на все

Об отце рассказывает дочь Аллы Ларионовой и Николая Рыбникова Елена Рыбникова

Караван историй
ИИ-тренеры на выбор и геймификация: как работает «умный» фитнес-зал, где нет даже ресепшена ИИ-тренеры на выбор и геймификация: как работает «умный» фитнес-зал, где нет даже ресепшена

Вся работа этого фитнес-зала строится вокруг приложения и LED-дисплеев

VC.RU
«После «Искусства фуги» Баха раскалывается голова». Интервью с пианистом Даниилом Трифоновым «После «Искусства фуги» Баха раскалывается голова». Интервью с пианистом Даниилом Трифоновым

Пианист Даниил Трифонов — о любви к прогрессив-року, важности образного мышления

Esquire
Невербальная коммуникация между мужчиной и женщиной: признаки симпатии Невербальная коммуникация между мужчиной и женщиной: признаки симпатии

Какие подводные камни существуют у невербальной коммуникации между людьми?

Psychologies
Зачем ребенку заниматься спортом Зачем ребенку заниматься спортом

Учитель Артем Григорян о пользе и вреде спорта для детей

СНОБ
Чужая девочка Чужая девочка

Возможно ли полюбить чужого ребенка как своего

СНОБ
Тату во имя науки Тату во имя науки

Как нательное искусство помогает исследовать боль

N+1
Инженерное мастерство и немного безумия. Кто такие Ringbrothers и зачем они это делают? Инженерное мастерство и немного безумия. Кто такие Ringbrothers и зачем они это делают?

Рассказываем о необычной компании Ringbrothers и их рестомодах

4x4 Club
Английский джентльмен и главный хулиган: фильмы Гая Ричи от худшего к лучшему Английский джентльмен и главный хулиган: фильмы Гая Ричи от худшего к лучшему

Непредвзятая оценка фильмографии британца Гая Ричи

Правила жизни
Как правильно париться в бане — три условия Как правильно париться в бане — три условия

Как париться в бане, чтобы максимально оздоровиться

Maxim
Ушить желудок Ушить желудок

Что такое бариатрия и кому действительно это требуется

Лиза
Кто украл кефир? История появления кефира в России Кто украл кефир? История появления кефира в России

Как же в России узнали секрет любимого всеми напитка — кефира?

ТехИнсайдер
По своему желанию По своему желанию

Для женщины важно создавать семью и заводить детей, когда она к этому готова

Лиза
«Друг Отто» «Друг Отто»

«Русский вопрос» с точки зрения Бисмарка

Дилетант
«Мир стремительно меняется, и мы — вместе с ним» «Мир стремительно меняется, и мы — вместе с ним»

Опорный банк госкорпорации «Ростех» Новикомбанк отмечает 30-летний юбилей

Деньги
Миллиардер, филантроп: как жил Чарльз Фрэнсис Фини — основатель Duty Free Миллиардер, филантроп: как жил Чарльз Фрэнсис Фини — основатель Duty Free

Чарльз Фрэнсис Фини заработал миллиарды и раздал их на благотворительность

Правила жизни
Артём Ачкасов: О тюнинге, который не нужен Артём Ачкасов: О тюнинге, который не нужен

Тюнинг — это не всегда рациональное и продуманное решение

4x4 Club
Безалкогольное вино: что это такое и почему оно становится все популярнее Безалкогольное вино: что это такое и почему оно становится все популярнее

В России и мире наметился рост употребления так называемых безалкогольных вин

РБК
Как отличить здоровую самоценность от нарциссического расстройства Как отличить здоровую самоценность от нарциссического расстройства

Как вообще отличить патологический нарциссизм от любви к себе?

Psychologies
8 психологических трюков в ресторанных меню 8 психологических трюков в ресторанных меню

Как заведения стараются повлиять на то, что вы будете заказывать

Psychologies
Родитель на дистанции: как мужчине не потерять связь с ребенком после развода Родитель на дистанции: как мужчине не потерять связь с ребенком после развода

Как после развода отцу поддерживать эмоциональную связь с ребенком?

Psychologies
Тени на экране Тени на экране

Актриса Вера Холодная — один из самых красивых мифов русской культуры

Знание – сила
Открыть в приложении