Никогда не жалуюсь и воспринимаю как дар все, что со мной происходит

Караван историйРепортаж

Мария Куликова: «Ваня раньше был уверен, что его мама — врач»

Никогда не жалуюсь и воспринимаю как дар все, что со мной происходит. Да и на что мне жаловаться? Играю прекрасные роли в рейтинговых проектах. Сама чем-то похожа на своих героинь — такая же «правильная». Друзья в шутку называют пионером-героем...

Беседовала Елена Ланкина

На Марии: платье Alena Akhmadullina

В последнее время стала задумываться о том, что практически все мы, жители социальных сетей, ведем двойную жизнь — офлайн и онлайн. В Сети мы всегда немножко «с плюсом» — лучше, чем в действительности. Нас устраивает эта красивая, но фальшивая декорация. Я не исключение. Таковы правила игры. Хотя отгораживаясь от реальности, мы зачастую лишаем себя поддержки близких.

Если судить о жизни друзей и знакомых по «Фейсбуку (соцсеть признана в РФ экстремистской и запрещена)» и «Инстаграму (соцсеть признана в РФ экстремистской и запрещена)», у них все прекрасно. При личном общении всплывают какие-то проблемы. Мне в таких случаях безумно жаль, что из-за красивых картинок, создающих видимость благополучия, я ни о чем не догадывалась и не помогла.

У некоторых людей из-за такого двойного существования не складывается личная жизнь. Они одиноки и несчастны, но всеми силами стараются убедить мир в обратном. И окружающим даже в голову не приходит, что их надо куда-то вытащить, с кем-то познакомить.

Конечно, без соцсетей современная жизнь невозможна. И я, занимаясь публичной профессией, вряд ли смогу без них обойтись. Но хочу быть честной со своими подписчиками и говорить о том, что действительно волнует.

Открытые и искренние люди уязвимы, особенно в Сети. Там любой желающий может покопаться в их личной жизни и высказать свое мнение, не заботясь о чьих-то чувствах. Пока не совсем понимаю, как быть. Как соблюсти баланс между публичностью и приватностью? Не очень получается, честно говоря.

— Поэтому вы не рассказываете о своей личной жизни и любимом мужчине?

— Просто не знаю, что можно рассказать! Да и повода не вижу. Мы вместе почти пять лет, и у нас все хорошо.

В жизни бывают разные периоды. Когда-то я дала огромное количество интервью, посвященных своей счастливой семейной жизни с Денисом Матросовым. Сейчас это кажется странным. Наверное, надо было больше времени уделять друг другу, а не рассказывать, как у нас все здорово. Самое важное — отношения между людьми. Афишировать их ни к чему. Хотя сама невероятно тепло отношусь к «семейным» публикациям и радуюсь за актрис, выкладывающих в соцсетях фото возлюбленных. Но я человек позитивный, а на просторах Интернета хватает не очень доброжелательных людей.

Мы не прячемся, часто ходим в кино и театры. Ведем себя естественно и не скрываем своих чувств, не шарахаемся друг от друга, чтобы не дай бог не увидели вместе. Как-то улетали в отпуск из Шереметьево, а там как раз снимали рекламный фильм об аэропорте. Рекламщики обрадовались, когда нас увидели, попросили поучаствовать в съемках. Мы спокойно ответили на несколько вопросов, не стали делать вид, что каждый сам по себе.

По-моему, личную жизнь нужно оставлять в границах своего дома, давая чужим людям как можно меньше поводов для обсуждения. Возможно, со временем мое настроение изменится и я захочу на весь мир раструбить о своем счастье. Когда-то мы с Денисом считали, что это необходимо, это часть профессии. А теперь я понимаю: каждый сам делает выбор.

— Хорошо — давайте про работу. В каких проектах вы сейчас заняты?

— Во-первых, в восьмисерийной «Теореме Пифагора», где моим партнером стал обожаемый Егор Бероев. В последний раз с ним работали около пятнадцати лет назад у Дмитрия Ханановича Астрахана. Опять встретились — и будто не было этих лет. Еще в проекте занята блестящая Нина Усатова. История интересная, я играю неоднозначную героиню. В общем, много приятных сюрпризов для меня как для актрисы, и я благодарна за них судьбе!

Во-вторых, в самом разгаре съемки очередного сезона сериала «Склифосовский». Работаем старой бандой и кайфуем необыкновенно!

— Не приелся этот проект — за восемь-то лет?

— Что вы! Я его очень люблю. Сразу улыбка на лице, как подумаю об этом сериале. Если бы все сезоны снимали подряд, возможно, чувствовалась бы какая-то усталость. Но у нас большие перерывы, мы по полгода не видимся и потом набрасываемся друг на друга с такой радостью! За эти годы сроднились и встречаемся не только на съемочной площадке. Периодически собираемся на даче у нашего художника по гриму Ани Коротеевой, очень доброй и гостеприимной. Все зовут ее мамулей.

Наработанные отношения помогают в кадре — не надо ничего сочинять «по ходу пьесы». Ведь зачастую приходишь на съемку и слышишь: «Маша, познакомьтесь, это Вася! Он будет играть вашего мужа, с которым вы пятнадцать лет в браке». Думаешь: «Елки-моталки! Как же за три минуты наладить контакт с человеком, которого впервые видишь?» На съемках «Склифосовского» все иначе. Мы знаем сильные стороны партнеров, их примочки и подсказываем друг другу нюансы. Не работа, а сплошное удовольствие!

Знаете, что на «Склифосовском» является главной производственной проблемой? Очень сложно собрать на площадке главных героев. В кадре их обычно сразу несколько. Играют очень востребованные артисты, график которых расписан на полгода вперед. У меня еще в октябре продюсеры «забрали» февраль и март — велели эти месяцы никому не отдавать.

На Марии: платье Alena Akhmadullina, туфли Jimmy Choo

— За восемь сезонов вы, наверное, уже поднаторели в медицине?

— О да! Если кто-нибудь из знакомых начинает жаловаться на недомогание, говорю со знанием дела: «Знаешь, если бы я была доктором, посоветовала бы проверить это и это». Зачастую мои предварительные «диагнозы» подтверждаются.

На съемках мы добиваемся максимальной достоверности и постоянно советуемся с профессионалами. Докапываемся до мельчайших подробностей, буквально вскрываем мозг: «А это правда? Неужели такое возможно?» Иногда читаем сценарий и не можем поверить в реальность происходящего. Медики уверяют: «Да это довольно распространенное явление. Ничего особенного!»

У нас два прекрасных консультанта — Костя Лукич и Маша Киселева. Сначала они просто помогали на съемках, но вскоре выяснилось, что у обоих есть актерские способности, и режиссер Юлия Краснова доверила им небольшие роли. Насколько понимаю, для настоящих врачей это своего рода отдушина, развлечение.

Мы у них консультируемся не только по работе. Я даже в шутку предложила организовать им кабинет, поскольку все постоянно бегают к Косте и Маше с вопросами. И после съемок звонят, если возникает проблема. Этой осенью моему сыну Ване пришлось удалить аденоиды. Костя подсказал, куда лучше обратиться, и все прошло удачно.

Играть врачей нелегко! Приходится заучивать довольно сложные тексты, изобилующие непонятными терминами. К счастью, я запоминаю их без особых проблем. Когда коллега не может выдать без запинки очередную порцию медицинской абракадабры, Юля Краснова шутит:

— Отдай Куликовой!

— Ну, привет! Свой текст еле вызубрила. Куда столько? — возмущаюсь я.

Ко мне у режиссера другая претензия: дескать, слишком мягкая, говорю с извиняющимися интонациями. Моя героиня должна быть более жесткой и строгой. Увы, не всегда удается сделать ее такой, особенно после паузы в съемках. «Куда ты дела Нарочинскую? — ворчит в таких случаях Юля. — Ну-ка, давай возвращай!»

На Марии: платье Alena Akhmadullina, туфли Jimmy Choo

— Вы играете сугубо положительные роли. Другие не предлагают?

— Довольно редко. И для меня это событие. Недавно снялась в многосерийном детективе «Смерть в объективе», где в кои-то веки доверили не социальную героиню, а женщину с судьбой. Она остается загадкой практически до самого финала. Только тогда в ходе моего монолога на три страницы раскрываются все тайны. До этого момента зритель не понимает, что происходит. С нетерпением жду выхода проекта.

— Некоторые актеры довольно пренебрежительно относятся к сериалам выходного дня, считают недостойными своего таланта. Вы в них часто снимаетесь и, судя по всему, никакого дискомфорта не испытываете?

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Клавдия Коршунова: «Как в самом начале пути...» Клавдия Коршунова: «Как в самом начале пути...»

В юности у меня была странная фантазия

Караван историй
Любить «по-взрослому»: как общаться, чтобы отношения стали крепче Любить «по-взрослому»: как общаться, чтобы отношения стали крепче

Обвиняя друг друга, мы можем разрушить даже самые ценные отношения

Psychologies
Бри Ларсон. Возмутительница спокойствия Бри Ларсон. Возмутительница спокойствия

Бри Ларсон — женщина-боец, нравится это кому-то или нет

Караван историй
Пластик-шейминг и другие поводы (не)заслуженно пристыдить знакомых Пластик-шейминг и другие поводы (не)заслуженно пристыдить знакомых

Ликбез по новым видам шейминга, чтобы попытаться оправдать пристыженных

РБК
Анна Дубровская: «Справедливости в театре не существует» Анна Дубровская: «Справедливости в театре не существует»

После схода ледника и пропажи съемочной группы мне приснился Бодров...

Караван историй
Одна вокруг света. Знаменитые ливанские виноградники и кедр Одна вокруг света. Знаменитые ливанские виноградники и кедр

59-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки

Forbes
Агата Муцениеце: «Я не утрачу веру в любовь несмотря ни на что» Агата Муцениеце: «Я не утрачу веру в любовь несмотря ни на что»

Было бы нечестно скрыть от поклонников факт расставания Агаты Муцениеце и Павла

Караван историй
Роботы на заводах: к 2025 возьмут на себя четверть задач и будут понимать нас с полуслова Роботы на заводах: к 2025 возьмут на себя четверть задач и будут понимать нас с полуслова

Рынок роботов к 2030 году достигнет $277 млрд, причем растут разные его сегменты

Forbes
Ян и Елизавета Цапник: «В нашем доме никакие темы не замалчиваются» Ян и Елизавета Цапник: «В нашем доме никакие темы не замалчиваются»

Мне главное, чтобы Лизочка была счастлива

Караван историй
Мини-каникулы: как правильно провести выходной день Мини-каникулы: как правильно провести выходной день

Несколько отличных идей, как провести выходные дни с пользой и удовольствием

Cosmopolitan
Горшочек, вари! Горшочек, вари!

Китайцы уже несколько столетий самой полезной утренней едой считают рисовую кашу

Вокруг света
Токсичность в коллективе: как распознать и обезвредить Токсичность в коллективе: как распознать и обезвредить

Какие они — токсичные сотрудники, как их распознать и вовремя «обезвредить»

Psychologies
Понять и простить Понять и простить

Психологические травмы, нанесенные в раннем возрасте, сбивают ориентиры

Cosmopolitan
Гаганавты и гуманоид Гаганавты и гуманоид

«Огонек» присмотрелся к особенностям индийского пути к звездам

Огонёк
Франсиско Гойя. Махо, махи, промахи и взмахи Франсиско Гойя. Махо, махи, промахи и взмахи

Жизнь, цели и пристрастия художника Франсиско Гойи

Караван историй
Сэм Мендес: «Они не хотят друг друга убивать, но должны. Вот что такое война» Сэм Мендес: «Они не хотят друг друга убивать, но должны. Вот что такое война»

Интервью с главным претендентом на «Оскар» 2020

Maxim
Необходимая оборона: что значит переквалификация обвинения сестрам Хачатурян Необходимая оборона: что значит переквалификация обвинения сестрам Хачатурян

Сестрам Хачатурян переквалифицируют обвинение с убийства на необходимую оборону

Forbes
Хождение инноваторов по банкам: почему hi-tech компаниям легче получить кредит за границей, чем в России Хождение инноваторов по банкам: почему hi-tech компаниям легче получить кредит за границей, чем в России

«Исписали тонны бумаги, но кредита так и не получили»

Forbes
“Для женщин после 45”: зачем нам устанавливают возрастные лимиты в одежде “Для женщин после 45”: зачем нам устанавливают возрастные лимиты в одежде

Чего на самом деле стоит дискриминация по возрасту модной индустрии

Cosmopolitan
На страже короны На страже короны

Телохранители героини «Татлера» эволюционировали внешне и по функционалу

Tatler
Что вам нужно знать о ювелире Алане Крокетти Что вам нужно знать о ювелире Алане Крокетти

Мне хочется верить, что мои украшения – больше, чем дань сиюминутной моде

GQ
7 причин, почему ты порой не можешь кончить и что с этим делать 7 причин, почему ты порой не можешь кончить и что с этим делать

Неспособность кончить не менее неприятна, чем слишком быстрый финиш

Playboy
25 фактов об Антарктике 25 фактов об Антарктике

Самая холодная, самая ветреная и самая пустая — Антарктика

Maxim
Уроки дела Nginx. Как запустить стартап, работая в корпорации, и не потерять все Уроки дела Nginx. Как запустить стартап, работая в корпорации, и не потерять все

Как предпринимателю не дойти до суда с бывшим работодателем

Forbes
Gram — не пончики и не апельсины: власти США объяснили, почему судятся с Павлом Дуровым Gram — не пончики и не апельсины: власти США объяснили, почему судятся с Павлом Дуровым

Почему Gram – это ценная бумага, а аргументы Telegram — несостоятельны

Forbes
Темный лорд на службе Кремля: путь Суркова от суверенной демократии к Новороссии и далее к медитации Темный лорд на службе Кремля: путь Суркова от суверенной демократии к Новороссии и далее к медитации

Владислав Сурков так и не стал Карлом Марксом и Михаилом Сусловым путинизма

Forbes
Народная модернизация «сверху» Народная модернизация «сверху»

Владимир Путин предлагает иной концепт государства, ориентированный на человека

Эксперт
Королева против: самые громкие скандалы Елизаветы II с членами семьи Королева против: самые громкие скандалы Елизаветы II с членами семьи

Отношения внутри королевской семьи никогда не были простыми

Cosmopolitan
Ручная работа Ручная работа

Действительно ли ревитоника и фейсфитнес замедляют старение?

Лиза
От скальпеля до киберножа: как изменилось лечение рака печени и поджелудочной железы в России за 30 лет. Рассказывают хирурги-онкологи из государственного онкоцентра и частной клиники От скальпеля до киберножа: как изменилось лечение рака печени и поджелудочной железы в России за 30 лет. Рассказывают хирурги-онкологи из государственного онкоцентра и частной клиники

Хирурги-онкологи рассказывают о раке печени и поджелудочной железы

СНОБ
Открыть в приложении