Он никогда не мечтал сниматься в кино и вообще становиться  актером

Караван историйЗнаменитости

Мадс Миккельсен. Великий и ужасный

Анастасия Костюкович

Фото: Scanpix/Fotodom

Он никогда не мечтал сниматься в кино и вообще становиться актером. И, признаться, вообще понятия не имел, что бы толковое написать в школьном сочинении на тему «Кем я хочу стать, когда вырасту». Пиратом? Крутым, как Брюс Ли? Может, и так, но и это неточно... Родители с серьезным видом никогда не расспрашивали, какая профессия ему по душе. Он перепробовал многие: был уборщиком, барменом, гимнастом, танцовщиком. То, что в итоге сыну простых служащих из рабочего квартала Копенгагена удалось стать «принцем датским мирового кино» — великим и ужасным Мадсом Миккельсеном, можно считать такой же случайностью, как выигрыш в игре в кости. Чего только не бывает!

Мальчик со спичками

Все начиналось красиво, в духе сказок Ганса Христиана Андерсена... В одном королевстве (датском) в большом и красивом городе (Копенгагене) в самом его центре (элитном районе Эстербро) в обычной семье (профсоюзного работника и медсестры) родился мальчик, которого назвали Мадс Диттманн Миккельсен. Ему было четыре года, когда волшебная сказка закончилась, а жизнь перевернулась с ног на голову, как песочные часы. Семья переехала в рабочий квартал Нёрребро, где у Мадса началось настоящее детство, с которым связано большинство настолько ярких воспоминаний, что они не тускнеют с годами.

В первый же день после переезда из престижного тихого Эстербро четырехлетний задира в аккуратном пальтишке, застегнутом на все пуговки, вступил в стычку с самым крутым парнем нового двора. Тот слыл героем с тех пор, как с криком «Я — Тарзан!» выпрыгнул из окна своей квартиры, закрепив веревку за трубу. Конечно же, упал, сломал ногу, но повторил трюк еще раз и только после этого был доставлен в больницу, где ему наложили гипс. Именно к «Тарзану» смело подошел малыш Мадс и прямо заявил, что он был самым сильным мальчиком в центре Копенгагена и теперь намерен отстоять свой титул и здесь. По сути, это была его первая роль в боевике, которую Мадс сыграл блестяще. И заработал свой первый гонорар: удар кулаком пришелся ровно ему в нос. «Добро пожаловать в Нёрребро!»

Такое боевое крещение могло бы кого угодно остановить в деле отстаивания своего права на первенство, но только не Мадса! Даже в компании старшего брата Ларса (разница в полтора года) он всегда был первым и главным — таким уж родился. Вместе они днями напролет пропадали на улице, бегали по крышам, лазили по водосточным трубам, ввязывались в опасные мальчишеские шалости. «Вскоре мы знали этот район Копенгагена как свои пять пальцев», — признается много лет спустя Мадс, когда для съемок документального фильма «Моя жизнь» вернется в кварталы своего детства.

«Там, где я вырос, был самый настоящий рабочий район. Это теперь тут сплошные кофейни, а тогда были пивные, куда в конце рабочего дня набивались суровые парни. В одном из таких заведений я впервые попробовал алкоголь. Кажется, мне было 13 лет, когда старший брат и ребята из школьной гандбольной команды решили купить выпивку. Для нас всех это было незаконно (мне 13, им по 15 — а должно было быть 18 лет). Помню, как я пил, а брат не спускал с меня глаз, ведь он отвечал за меня перед родителями», — смеясь, вспоминает Мадс, для которого нарушать правила с детства было правилом.

Родители мальчиков, Хеннинг и Бенте Миккельсен, много работали и редко бывали дома. И прекрасно понимали, что настолько активных мальчишек в таком районе города надо непременно чем-то занять, пока они не заняли себя сами чем-то опасным и незаконным. По счастливой случайности учитель математики в их школе вел после уроков гимнастический кружок. «Он взял всех детей, что торчали после занятий по закоулкам, чтобы увлечь их более полезным и безопасным делом, чем может предложить улица», — рассказывал Мадс. Старший брат Ларс играл в гандбол, а он сам — невысокий, но очень гибкий и пластичный — попал в гимнастический зал, где теперь мог совершенно законно прыгать, лазить по веревкам, кувыркаться и получать похвалу за все то, чего не одобряли во время их проказ во дворе.

Никто не надеялся, что мальчики станут великими спортсменами и принесут Дании олимпийское золото. У них вообще были удивительно свободные от предрассудков и ожиданий родители, не строившие никаких песочных замков на будущее и давшие мальчикам право самим выбирать свою судьбу. «Нам никто никогда не говорил: «Тебе нужно получить хорошее образование». Я и мой брат вообще были первыми в семье, кто отучился в средней школе от начала до конца. Именно потому, что от нас никто этого не требовал, мы учились легко».

Мадс Миккельсен  и Лейф Сильвестр в фильме  «Дилер 2», 2004 год. Фото: Mary Evans/AF Archive/Nordisk Film/ТАСС

Черный лебедь

Но когда после окончания школы хулиган и непоседа Мадс заявил, что хочет стать танцовщиком и выступать на сцене, родители, не сговариваясь, переглянулись. Это было точно не то, чего они ожидали от него, не ожидая ничего... «Для всех в семье это оказалось сюрпризом. Конечно, для них это был совершенно другой мир, но я никогда не слышал, чтобы они говорили: «Когда ты найдешь нормальную работу?» Они просто невероятно гордились».

Переход от гимнастики к танцам для Мадса был совершенно случайным, как и многое в его судьбе. Но при этом словно бы заранее прописанным в его книге жизни. Как-то для школьной постановки музыкального спектакля понадобилась подтанцовка. Нужны были именно мальчики, и хореограф обратился к ребятам из гимнастического кружка за помощью, а после спектакля предложил желающим продолжить занятия танцами. «Почему бы и нет?» — подумал Мадс, который никогда раньше не был в театре и впервые увидел спектакль, будучи занятым в нем на сцене. И ему это понравилось! «Если есть реальные истории в духе фильма про Билли Эллиота, то моя — одна из них», — с усмешкой будет он вспоминать свои первые хореографические занятия. Друзья по двору были крайне удивлены: «Какого черта ты там делаешь?» Но отметив для себя, что на занятиях по танцам просто цветник из симпатичных девочек, многие позднее присоединились к Мадсу.

В то время он был уже подростком, и тема девочек стала для него очень актуальна. Это сейчас рост Мадса Миккельсена 183 см, но так было не всегда. Он был самым младшим и самым маленьким в классе и все школьные годы сильно комплексовал из-за роста. Датчане вообще довольно высокий народ, такими же были его отец и старший брат, а сам Мадс занимался гимнастикой и почему-то не прибавлял в сантиметрах ввысь. «Мне всегда казалось, что маленький рост мешает мне добиться чего-то важного. Например, в четвертом классе я влюбился в девушку. В 13 лет она забеременела от высокого парня с мотоциклом, бросила школу и родила ребенка. Я тогда очень сокрушался, что она выбрала не меня — точно потому, что был ниже ростом того парня. И всегда находился кто-то, на кого бы девушки смотрели такими глазами, а я подпрыгивал снизу вверх, чтобы привлечь к себе внимание. Но это никогда не помогало». Так что в 17 лет Мадс решил, что виной всему — занятия гимнастикой. И решил посвятить себя танцам.

Танцуй, пока молодой!

Но почему танец? Чтобы привлечь внимание девушек, самый короткий путь — научиться играть на гитаре или обзавестись мотоциклом. «Да потому что я люблю заниматься физическими упражнениями, люблю спорт, но мне всегда, сколько себя помню, было интересно смотреть, как люди не просто двигаются, а делают это с особой грацией, красотой, элегантностью. Когда своим движением они что-то выражают», — философски объясняет Мадс Миккельсен свой тогдашний переход от спорта к танцам. Кажется, он всегда считал слова лишними, так что драматический кружок еще не рассматривал как возможное занятие для себя. Зачем болтать, если все можно показать телом? Но с годами в гимнастике ему стало остро не хватать именно возможности рассказать историю. «Я надеялся найти что-то, что заполнит это пространство во мне», — признается он.

Поработав уборщиком и барменом в заведениях Копенгагена, параллельно танцуя в компании друзей-единомышленников, Мадс решает, что именно танцы могут стать делом всей его жизни. И отправляется на учебу в балетную академию в шведском Гетеборге. Окончив ее, он ни дня не проработает танцовщиком классического балета с его строго очерченными рамками и канонами, хотя балетная выправка останется с ним навсегда. «Выносливость и самодисциплина — это так типично для танцевального мира и совершенно незнакомо актерам. Помню, как я был шокирован, когда впервые должен был играть в театре и все, кроме меня, пришли на репетицию сгорбленные и сутулые, да еще на четверть часа позже, со своими чашками недопитого кофе. Балетные себе такого не позволяют! Ты всегда приходишь вовремя и собранным настолько, чтобы с порога включиться в работу на все сто».

Середина 1980-х годов была временем расцвета современного балета: по всему миру гремели постановки Марты Грэм и Пины Бауш. Вдохновленный свободным танцем, вместе с такой же молодежью, как он сам, Мадс собирает в Копенгагене танцевальную компанию: они придумывают хореографию, ставят номера и даже небольшие постановки. Одержимый желанием постичь как можно глубже современный танец, Миккельсен подает заявку на обучение в школе танца Марты Грэм. Выиграв стажировку со стипендией, он отправляется в 1987 году в Нью-Йорк, чтобы при мкнуть к труппе прославленной танцовщицы и революционера современной хореографии. «Помню, как я проезжал тоннель Линкольна, соединяющий Нью-Джерси с НьюЙорком, с очень небольшим количеством денег в кармане. Все было как в кино! Я решил, что выгоднее будет купить себе роликовые коньки, чтобы передвигаться по городу. Мне был тогда 21 год».

Танцы дали Мадсу не только первый заработок и первый профессиональный опыт, но и знание шведского и английского (что очень пригодится в актерской карьере) и знакомство с будущей женой. С танцовщицей и хореографом Ханне Якобсен, старше его на четыре года, Мадс познакомился в 1987-м, когда ему было 22 года. Сегодня Ханне 63, а Мадсу в следующем году будет 60 — и они все еще вместе. «Для танго нужны двое», — любит с усмешкой повторять Мадс Миккельсен фирменный секрет прочности своих супружеских отношений.

Соня Рихтер и Мадс Миккельсен  в фильме «Открытые сердца»,  2002 год. Фото: Sipa/Fotodom

Быть или не быть

Начав серьезно заниматься хореографией в семнадцать, через десять лет Мадс чуть ли не в одночасье оставил эту профессию. « Быстрая карьера, не так ли? Но мне повезло, ведь за эти десять лет было много выступлений, мне даже платили за них. Танцы открыли мне дверь к чему-то новому, чему-то более яркому, более драматичному, чего раньше не было в моей жизни, в моем мире. Я, наверное, никогда бы не стал актером, если бы не начал танцевать».

Мадсу Миккельсену было 27 лет, когда он опять удивил всех, решив поступить в театральную школу при крупнейшем провинциальном драматическом театре Дании в Орхусе. «Честно говоря, я никогда не мечтал стать актером. Если бы в детстве у меня был выбор, я бы стал профессиональным футболистом или гандболистом... Никакой связи с искусством у нас в роду не было вообще, — признается Миккельсен, похоже, и сам не менее, чем его биографы, удивленный таким поворотом в своей судьбе. — Я никогда не ходил в театр с родителями, даже не знал о его существовании. Никогда не видел балет, никогда не был в опере. Но мой отец любил «радиотеатр». Это были маленькие триллеры или драмы на кассетах, которые нам с братом нравилось слушать».

Благодаря старшему брату Ларсу, можно сказать, и случился его дебют в независимой театральной постановке. Мадс не читал пьесы, в глаза не видел парня, взявшегося за спектакль и пригласившего участвовать в нем сначала брата, а потом и его — за компанию. Премьера должна была случиться на сцене, расположенной на одном из островов недалеко от Копенгагена. «Мы добирались туда на корабле. И что самое страшное, возвращаться нам предстояло вместе с нашей же публикой на борту. Похоже, это было худшее театральное представление в истории Дании! — смеясь, вспоминает тот день Мадс. — Но я не мог отделаться от мысли, что в этом есть и крутой аспект: ведь теперь моя карьера может идти только вверх! В свой первый раз на большой сцене я достиг такого дна, ниже которого уже быть не может! После того раза я всегда заранее читаю сценарий и взял за правило лично знакомиться с продюсерами, прежде чем соглашаться на работу».

В театральной школе в Орхусе Мадс Миккельсен был старше всех однокурсников, и, понятное дело, его волновало то, что к моменту окончания школы ему уже исполнится тридцать. Кому тогда будет нужен начинающий «молодой» актер средних лет? Он зря волновался! Не успев толком вникнуть в учебный процесс и осво ить премудрости актерского мастерства, Мадс получил свою первую большую роль. В кино!

Слово пацана

Шел 1996-й. Годом ранее датские режиссеры Томас Винтерберг и Ларс фон Триер выступили с революционным манифестом «Догма 95», в десяти пунктах которого осуждали использование спецэффектов и выступали за чистоту киноповествования. Молодой режиссер Николас Виндинг Рефн, симпатизировавший постулатам «догматиков», слыл в Дании «высокомерным, эгоцентричным, страдающим манией величия enfant sauvage»: из Американской академии драматических искусств он был исключен за то, что во время импровизации бросил стол в стену. Вернувшись из Нью-Йорка на родину, Рефн за месяц до начала обучения в Национальной киношколе публично заявил, что бросает учебу, даже не начав ее, — какой скандал! В 24 года Николас решил снять свою первую полнометражную картину — самый настоящий фильм о правде улиц, на которых не горят фонари, и снять его в духе «Догмы 95».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Александр Домогаров: «Если бы я проиграл, не поднялся бы. И я дрался, дрался как в последний раз!» Александр Домогаров: «Если бы я проиграл, не поднялся бы. И я дрался, дрался как в последний раз!»

Александр Домогаров об отношениях с сыном, актерском мастерстве и идеях

Караван историй
Ставки против: как букмекеры принесли лигам США миллиарды и создали проблемы Ставки против: как букмекеры принесли лигам США миллиарды и создали проблемы

Мир профессионального спорта регулярно сотрясают скандалы, связанные со ставками

Forbes
Маруся Климова: «Приятно, когда в тебе увидели смысл жизни» Маруся Климова: «Приятно, когда в тебе увидели смысл жизни»

Маруся Климова недавно вышла замуж и с радостью делится своей историей

Караван историй
В Греции нашли остатки древнейших в Европе молотильных досок В Греции нашли остатки древнейших в Европе молотильных досок

Анализ каменных артефактов, найденных на четырех археологических памятниках

N+1
Слайд-шоу Слайд-шоу

Космические корабли, инновационные мотоциклы и складные дома

ТехИнсайдер
Его Высокопреосвященство Его Высокопреосвященство

Арест и суд над венгерским кардиналом Йожефом Миндсенти

Дилетант
Алексей Баталов: «Теперь мне страшно вспоминать, сколько раз я отказывался от роли Гоши, не подозревая, какой это будет фильм» Алексей Баталов: «Теперь мне страшно вспоминать, сколько раз я отказывался от роли Гоши, не подозревая, какой это будет фильм»

Я — бродяга и много раз бросал кино, занимаясь совсем другим

Караван историй
«Мысль о тебе»: как новый ромком с Энн Хэтэуэй критикует эйджизм в отношении женщин «Мысль о тебе»: как новый ромком с Энн Хэтэуэй критикует эйджизм в отношении женщин

Как «Мысль о тебе» обличает эйджизм, но оправдывает токсичные отношения

Forbes
«Конвейером нас не испугать!» Как братья Додж утерли нос Генри Форду «Конвейером нас не испугать!» Как братья Додж утерли нос Генри Форду

Почему Генри Форд боялся братьев Додж?

ТехИнсайдер
11 подсказок для общения с пожилыми родителями 11 подсказок для общения с пожилыми родителями

Как выстроить отношения взрослым детям со взрослыми родителями?

Psychologies
«Конан О'Брайен должен уйти»: почему стоит смотреть тревел-шоу от культового американского комика? «Конан О'Брайен должен уйти»: почему стоит смотреть тревел-шоу от культового американского комика?

Конан О'Брайен ездит по миру, изучает незнакомые культуры и идиотничает

Правила жизни
Сыграли в ящера: как японские и голливудские режиссеры снимают кино о Годзилле Сыграли в ящера: как японские и голливудские режиссеры снимают кино о Годзилле

Главные вехи в истории гигантского киноящера Годзиллы

Правила жизни
«Я думала, что никогда не сделаю аборт»: отрывок из романа о разрушающем чувстве вины «Я думала, что никогда не сделаю аборт»: отрывок из романа о разрушающем чувстве вины

Отрывок из повести Клаудии Пиньейро «Элена знает»

Forbes
Расчлененка, порнография и мрачный взгляд на любовь: каким получился новый фильм Йоргоса Лантимоса? Расчлененка, порнография и мрачный взгляд на любовь: каким получился новый фильм Йоргоса Лантимоса?

«Виды доброты»: отрубленные пальцы, порнография, танцующие собаки, бассейны слез

Правила жизни
Гидроэлектростанции и азартные игры: как Лас-Вегас стал столицей казино Гидроэлектростанции и азартные игры: как Лас-Вегас стал столицей казино

Как связаны плотина Гувера и Лас-Вегас?

ТехИнсайдер
«Я должна говорить»: как слепоглухая Хелен Келлер боролась за права людей «Я должна говорить»: как слепоглухая Хелен Келлер боролась за права людей

Как Хелен Келлер посвятила жизнь борьбе за права женщин, незрячих и глухих людей

Forbes
Открыл тестостерон, но отказался от Нобелевки: кто такой Адольф Бутенандт, о котором кричали немецкие газеты в 1939 году Открыл тестостерон, но отказался от Нобелевки: кто такой Адольф Бутенандт, о котором кричали немецкие газеты в 1939 году

Этот ученый имел противоречивую славу, однако это не отменяет его вклада в науку

ТехИнсайдер
Как социальные сети вызывают у детей желание курить вейпы: результаты исследования Как социальные сети вызывают у детей желание курить вейпы: результаты исследования

Оказывается, зависимость от телефона может порождать другую зависимость

ТехИнсайдер
Ты лучший: можно ли завести роман с близким другом? Ты лучший: можно ли завести роман с близким другом?

Стоит ли вступать в отношения с близким другом? Расцениваем все риски

VOICE
Рынок в $33 млрд: как киберспорт перестал быть нишевым и начал завоевывать Россию Рынок в $33 млрд: как киберспорт перестал быть нишевым и начал завоевывать Россию

К 2024 году киберспорт стал бизнесом стоимостью в миллиарды долларов.

Forbes
«Любуйтесь, мамаша, вот он, ребенок ваш»: как женщины переживают акушерское насилие «Любуйтесь, мамаша, вот он, ребенок ваш»: как женщины переживают акушерское насилие

Книга казахской писательницы Алтынай Султан об опыте беременности

Forbes
Борьба с течением: как за рубежом регулируют сферу кибербезопасности Борьба с течением: как за рубежом регулируют сферу кибербезопасности

Опыт стран, которые работают с утечками данных на системном уровне

Forbes
Книжные клубы знаменитостей: что читают и рекомендуют Эмма Уотсон, Риз Уизерспун и Сара Джессика Паркер Книжные клубы знаменитостей: что читают и рекомендуют Эмма Уотсон, Риз Уизерспун и Сара Джессика Паркер

Книжные клубы актрис, певиц и телеведущих и их рекомендации

СНОБ
«Зависимость и ее человек»: что психиатр-нарколог думает о природе вредных привычек «Зависимость и ее человек»: что психиатр-нарколог думает о природе вредных привычек

Глава из книги «Зависимость и ее человек: записки психиатра-нарколога»

Forbes
Заплатить за свидание: как инвесторы отдают деньги мошенникам с сайтов знакомств Заплатить за свидание: как инвесторы отдают деньги мошенникам с сайтов знакомств

Как понять, что вместо свиданий вам предлагают инвестиционный скам?

Forbes
Как удобно загрузить багажник в путешествии: 10 правил опытных автотуристов Как удобно загрузить багажник в путешествии: 10 правил опытных автотуристов

Как правильно разместить вещи в багажнике автомобиля?

ТехИнсайдер
Сыроедение: за и против Сыроедение: за и против

Почему сыроедение вызывает вопросы у диетологов?

Лиза
Как строить карьеру мечты Как строить карьеру мечты

Как найти работу, которая удовлетворит амбиции и придется по душе?

Psychologies
На пути к единой форме: нас ждет эра импакт-предпринимательства? На пути к единой форме: нас ждет эра импакт-предпринимательства?

Импакт-предпринимательство: лучшие аспекты социальных проектов и бизнеса

Позитивные изменения
Улыбка без боли: как избавиться от заедов — рекомендации врача Улыбка без боли: как избавиться от заедов — рекомендации врача

Почему появляются заеды и как от них избавиться?

Psychologies
Открыть в приложении