На российском книжном рынке не так много частных издательств с долгой историей

ForbesРепортаж

Как три друга открыли издательство, чтобы выпускать литературу о бизнесе и науке

На российском книжном рынке не так много частных издательств с долгой историей и отечественными бестселлерами. Чтобы узнать, как работает этот бизнес и что будет происходить с ним в кризис, литературный обозреватель Наталья Ломыкина поговорила с генеральным директором издательства «Альпина Паблишер» Алексеем Ильиным

Наталья Ломыкина

Генеральный директор издательства «Альпина Паблишер» Алексей Ильин (Фото DR)

Издательская группа «Альпина Паблишер», которая специализируется на научно-популярной и бизнес-литературе, создавалась в кризис 1998 года. Трое друзей — Алексей Ильин, Александр Лиманский и Илья Долгопольский — основали издательство «Альпина», чтобы выпускать книги о финансах. За 23 года компания разрослась, сейчас в ней восемь подразделений — от «Альпина нон-фикшн» до образовательного проекта «Теории и практики». Мы готовили интервью с генеральным директором издательства Алексеем Ильиным о развитии книжного бизнеса, но после 24 февраля 2022 года стало ясно, что ключевой темой разговора будет новый кризис.

— В условиях кризиса, в котором оказалось и книгоиздание, какие вы видите ключевые риски и какие шаги намерены предпринять?

— Давайте начнем с общих вещей. Есть факты, есть риски и есть некие действия, которые являются ответом на уже случившееся. Факты сейчас таковы: Россия — страна-изгой, огромное количество компаний уходят из страны, и даже если закончится «специальная военная операция»*, не факт, что они вернутся. Санкции очень тяжелые и беспрецедентные, то есть нас ждет высокий уровень безработицы, снижение доходов, гиперинфляция. Ограничение свобод — тоже факт. Это то, что уже сейчас происходит. Что может быть? Самые разные вещи. Сейчас происходит то, что мы еще недавно считали невозможным. Поэтому в принципе мы надеемся на лучшее, но готовимся к худшему.

Издательский рынок оказался в кризисной ситуации, но далеко не в самой худшей, потому что книжный бизнес, на мой взгляд, достаточно антихрупкий. По сравнению со многими видами бизнеса, у издателей положение далеко не худшее.

Сейчас ключевая задача для любых компаний — сделать так, чтобы доходы и расходы плюс-минус совпадали, то есть чтобы не было большого дефицита бюджета, потому что даже некие резервы очень быстро рассасываются. Быстрее всего сократить самые крупные статьи расходов, связанные с производством, поэтому напрашивается снижение тиражей. Мы стараемся действовать гибко: анализируем наш портфель и сокращаем те темы, которые ушли из поля интереса. Для книг, которые наоборот вышли на пик интереса, можем даже увеличить тираж. У нас, например, продажи книги «Вся кремлевская рать» Михаила Зыгаря за март выросли в шесть раз. Продажи книги Виктора Франкла «Сказать жизни» «Да!» выросли более чем в четыре раза.

А «Тонкое искусство пофигизма» Марка Мэнсона, наверное, пошло на спад?

Кстати, не настолько. «Тонкое искусство пофигизма» — это популярное изложение принципов стоиков, а стоицизм — самая актуальная философия на сегодняшний день. У Марка Мэнсона есть книжка «Все хреново», она всегда продавалась существенно хуже, чем «Тонкое искусство пофигизма», но сейчас это, наверное, самая актуальная книга сегодняшнего дня — прикладной стоицизм. Если возвращаться к теме тиражей, то мы их сокращаем, но делаем это дифференцировано. В среднем мы снижаем тиражи где-то на 30-40% по отношению к обычной ситуации.

— Издатели говорят , что себестоимость книги выросла уже на 30-40%, и это не предел, потому что мелованная бумага, типографские краски, оборудование — все импортное. Есть ли шанс, что издательский бизнес переориентируется, будут задействованы российские мощности и потери компенсируются?

— С мелованной бумагой в России проблема. У нас была отечественная легкомелованная бумага достаточно плохого качества — и все. Не знаю, сможет ли кто-то это производство возродить и наладить. Думаю, стандартным сценарием будет уход от мелованной бумаги и печать цветных книг на офсете. Очевидно, что с учетом падения курса рубля все компании будут стараться пользоваться только российскими материалами. Есть вещи, которые не заменить, но они в большинстве случаев незначительно влияют на себестоимость книги. Думаю, сейчас еще очень много паники и нервотрепки. Я, честно говоря, не ожидаю радикального роста себестоимости — это будет, может быть, несколько десятых процента, но на общем фоне ничего трагического.

— А насколько вырастет цена на книгу? Читатели и так жаловались, что книги дорогие.

— Я могу отвечать только за издательскую группу «Альпина Паблишер». Мы цены повышать в ближайшее время не планируем, кроме тех книг, которые ушли в отрицательную рентабельность за счет снижения тиражей из-за падения спроса. Вот таким книгам мы вынуждены повышать цены, но это единичные случаи. На 90 % процентов нашего ассортимента мы в ближайшее время цены повышать не будем. Мы понимаем, в какой ситуации оказались люди, и не хотим рисковать продажами, которые есть. Издательский бизнес очень инерционный. У нас есть существенные запасы того, что мы уже выпустили и пока можем продавать по старым ценам.

— Вы начинали издавать книги в девяностые, и тогда тоже был кризис на кризисе, но при этом — движение вперед и поиск стратегий. А сейчас есть ощущение ускользающих возможностей, которые еще вчера казались абсолютно естественными и устойчивыми. Тяжелее ли психологически вам как бизнесмену дается эта ситуация?

— Этот кризис для всех очень тяжелый, прежде всего морально. Мы всегда были уверены, что даже если сейчас плохо, дальше будет лучше. Сейчас этой уверенности нет. В ближайшие год-два лучше впереди не будет. С кризисом такого масштаба сегодняшний бизнес еще никогда не сталкивался.И психологически у всех руководителей задача — поддержать своих сотрудников, чтобы они были ориентированы решать конкретные проблемы каждый день. Ну и каждый руководитель сам должен как-то пройти все психологические этапы принятия кризиса с тем, чтобы действовать максимально эффективно. Это тяжелее всего.

При этом надо все равно помнить, что любой кризис — время возможностей. Посмотрите, вся экономическая элита, либо сметена беспрецедентными санкциями, либо очень сильно ранена. В экономике возникают лифты — экономические, социальные, какие угодно. Те, у кого сейчас есть свободные деньги, будут иметь супервозможности. Раз больше половины экономики, как в романе «Атлант расправил плечи», решает просто взять и уйти, те, кто сумеет на образовавшемся поле сориентироваться, смогут сделать серьезный рывок. Нельзя думать, что у нас кризис такой масштабный, что нет никаких возможностей. Пока нет ядерной войны, возможности есть.

— Как в издательстве будет меняться соотношение переводных и российских книг? Как складывается ситуация с зарубежными партнерами и авторами?

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Титул Камиллы: как самая ненавидимая женщина Великобритании стала королевой-консортом Титул Камиллы: как самая ненавидимая женщина Великобритании стала королевой-консортом

Что для Камиллы Паркер-Боулз значит титул королевы-супруги?

Forbes
Голос – не главное! Что нужно, чтобы стать актером дубляжа, и где этому учат Голос – не главное! Что нужно, чтобы стать актером дубляжа, и где этому учат

Узнаем все секреты профессии актера дубляжа и развенчиваем мифы

Лиза
Средневековье и пиво: как три друга начали производить деревянную посуду для ресторанов Средневековье и пиво: как три друга начали производить деревянную посуду для ресторанов

Как сохранять дружбу с партнерами по бизнесу и легко ли в России найти дерево?

Inc.
Без кота жизнь не та: 35 интересных фактов про кошек Без кота жизнь не та: 35 интересных фактов про кошек

Факты о кошках: 35 наблюдений о пушистых хищниках

Популярная механика
Как читать книги Как читать книги

Руководство по чтению великих произведений

kiozk originals
Тектонические сдвиги: с чем столкнутся работодатели и соискатели в 2022 году Тектонические сдвиги: с чем столкнутся работодатели и соискатели в 2022 году

Что будет с вакансиями и каким настроением охвачены соискатели?

Forbes
Как защитить психику ребенка во время кризиса? Как защитить психику ребенка во время кризиса?

Как помочь детям справиться с кризисом?

Psychologies
Шакал добрался до Архангельской области Шакал добрался до Архангельской области

Взрослый самец шакала попался в волчий капкан в окрестностях деревни Цимола

N+1
«И Шереметев благородный…» «И Шереметев благородный…»

Александр Пушкин 1844 год в «Полтаве» недаром назвал Шереметева «благородным»

Дилетант
Туристы пересластили рацион багамских игуан виноградом Туристы пересластили рацион багамских игуан виноградом

Обыкновенные циклуры пользуются большой популярностью у туристов

N+1
7 ошибок в макияже, которые зрительно уменьшают твои глаза: не делай так! 7 ошибок в макияже, которые зрительно уменьшают твои глаза: не делай так!

Какие приемы в макияже визуально уменьшают глаза?

VOICE
Вызов для американских стрелков: винтовки Лобаева попадают в мишень на расстоянии двух километров в полной темноте Вызов для американских стрелков: винтовки Лобаева попадают в мишень на расстоянии двух километров в полной темноте

Как Влад Лобаев ставил новый мировой рекорд по стрельбе

TechInsider
«Смерть, ритуал и вера: риторика погребальных обрядов» «Смерть, ритуал и вера: риторика погребальных обрядов»

Один из самых популярных ответов на вопрос, как люди реагируют на тяжелую утрату

N+1
NFT-неравенство: почему в диджитал-искусстве так мало женщин NFT-неравенство: почему в диджитал-искусстве так мало женщин

Новые технологии в искусстве не разрушили стеклянные потолки и стереотипы

Forbes
Как менялся климат нашей планеты: непредсказуемые колебания Как менялся климат нашей планеты: непредсказуемые колебания

Насколько велико влияние человечества на климат планеты, почему он меняется

Популярная механика
Птица казуар: самый опасный хищник на Земле Птица казуар: самый опасный хищник на Земле

Замечательное, но жутко опасное существо — казуар

TechInsider
«Синий чулок»: как Хирацука Райтё основала первый феминистский журнал в Японии «Синий чулок»: как Хирацука Райтё основала первый феминистский журнал в Японии

Хирацука Райтё — одна из первых феминисток в Японии

Forbes
Родные пенаты: готовы ли регионы к внутреннему туризму Родные пенаты: готовы ли регионы к внутреннему туризму

Готовы ли Российские города к наплыву туристов?

Forbes Life
Место работы — саванна: как живет простой шотландский рейнджер в ЮАР Место работы — саванна: как живет простой шотландский рейнджер в ЮАР

Рейнджеру нужно самому стать диким. Иначе даже с ружьем в саванне не выжить

Вокруг света
Путеводитель по Асгарду: чем заняться в мире скандинавских богов Путеводитель по Асгарду: чем заняться в мире скандинавских богов

Скандинавские мифы: кроме Мидгарда, мира людей, существует еще восемь царств

Популярная механика
На море штиль, и в сердце камень. В прокат выходит «Закат» скандального режиссера из Мексики Мишеля Франко На море штиль, и в сердце камень. В прокат выходит «Закат» скандального режиссера из Мексики Мишеля Франко

«Закат» Мишеля Франко — кино об экзистенциальной усталости

СНОБ
Как сербская старушка стала одной из самых массовых серийных убийц в истории Как сербская старушка стала одной из самых массовых серийных убийц в истории

Нелюдимая старушка Анна де Пиштонья сжила со свету от 50 до 150 человек

Cosmopolitan
Больная реальность: как травмирует жестокое отцовское «воспитание» Больная реальность: как травмирует жестокое отцовское «воспитание»

Сделает ли родительское насилие из ребенка «человека» или искалечит психику?

Psychologies
Аксолотль: 7 интереных фактов о «водяном чудище» Аксолотль: 7 интереных фактов о «водяном чудище»

Они отращивают конечности, могут страдать каннибализмом и жить более 10 лет

TechInsider
7 фильмов с Джимом Керри, в которых он сам не свой 7 фильмов с Джимом Керри, в которых он сам не свой

Фильмы с Джимом Керри, которые удивили и шокировали зрителей

РБК
Как посевной инвестор Анна Фан создала лучшее в мире портфолио из стартапов Как посевной инвестор Анна Фан создала лучшее в мире портфолио из стартапов

Анна Фан умеет разглядеть потенциал стартапа в самом начале его пути

Forbes
«Я конквистадор в панцире железном…» «Я конквистадор в панцире железном…»

В России ещё на рубеже XIX–XX веков утвердился образ испанских конкистадоров

Дилетант
«Восточные женщины»: почему мы притворяемся ими в отношениях «Восточные женщины»: почему мы притворяемся ими в отношениях

У меня есть знакомые, которые в трудный час прикидываются «восточными женщинами»

Psychologies
Что нужно женщине в 18, 35, 55: цитата Софи Такер, избавившей мир от стереотипов Что нужно женщине в 18, 35, 55: цитата Софи Такер, избавившей мир от стереотипов

Актрису Софи Такер можно было бы назвать первой последовательницей бодипозитива

Cosmopolitan
Марк Богатырев. Перезагрузка Марк Богатырев. Перезагрузка

Мне повезло испытать в жизни такую настоящую, трогательную, большую любовь

Коллекция. Караван историй
Открыть в приложении